• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

Модные тренды

Реклама на dsnews.ua
Итоговый номер «ВД» по традиции фиксирует наиболее яркие тенденции в жизни украинской буржуазии.

Итоговый номер «ВД» по традиции фиксирует наиболее яркие тенденции в жизни украинской буржуазии. Возвращение политиков к оперативному управлению бизнесом и отказ от перекрестного инвестирования стали такой же приметой уходящего года, как и повальное увлечение современными импрессионистами. А еще нынче в моде циничный оптимизм. Он помогает бизнесменам не падать духом в условиях кризиса.

С 2005 года депутат-миллионер Станислав Аржевитин повсюду заявляет, что распродал весь свой бизнес и живет лишь на проценты от банковских депозитов. Он гордится тем, что является одним из немногих членов парламента, соблюдающих запрет на совмещение коммерческой и политической деятельности. Каково же было его удивление, когда при подготовке «Личного дела» о нем «ВД» попросила согласовать причастность к двум компаниям. Он категорически отрицал, что имеет долю в них. Но уже после выхода материала его помощники позвонили в редакцию и признали, что «ВД» все-таки была права. Как выяснилось, юристы г-на Аржевитина не довели до конца ликвидацию этих предприятий, хотя он был в полной уверенности, что избавился от всех активов, кроме банковских депозитов. Согласование списка принадлежащих герою компаний — неизменно сложная часть при подготовке каждого выпуска «Личного дела». В итоговом выпуске «ВД» пришло время проанализировать, какие еще модные тренды, кроме извечной скрытности, характерны для украинской буржуазии, совмещающей бизнес и политику.

Политики возвращаются к оперативному управлению бизнесом
Экономический кризис заставил большинство украинских депутатов как Верховной Рады, так и местных советов, вернуться к непосредственному управлению своими холдингами. Если раньше их участие в бизнесе ограничивалось ознакомлением с еженедельными отчетами менеджеров и решениями о продаже или покупке активов, то в 2009-м пришлось на время отложить политические амбиции в сторону. «Я стараюсь не слишком глубоко входить в оперативное управление, чтобы не мешать нормальной работе топ-менеджеров, но многими вопросами теперь приходится заниматься лично, — признается народный депутат Ни­­колай Янковский, почетный президент концерна «Стирол». — Например, пришлось объяснять людям, что нельзя опускать руки, что у нашего предприятия есть неплохие перспективы. На каком-то этапе я заметил, что в коллективе появилась растерянность. Это и заставило вернуться к управлению компанией».

Чаще всего именно хозяину, на время вернувшемуся из политики, приходится рассматривать вопрос о непопулярных мерах, позволяющих удержать бизнес на плаву. «В разгар кризиса пришлось взять управление в свои руки, — рассказывает Дмитрий Андриевский, председатель совета директоров INTECO holding и один из лидеров Блока Кличко. — Мы очень внимательно проанализировали бюджет холдинга, постарались максимально быстро избавиться от ненужных активов, сократили часть социальных пакетов, скорректировали зарплату. Естественно, такие решения быстрее принимались, когда я вникал в вопросы непосредственно».

Впрочем, чаще всего кризис лишь вскрывал и без того плотную работу политика по развитию своего бизнеса. Многие из них первую половину рабочего дня посвящают государственным делам, а уже после обеда приезжают в родные офисы и принимаются за зарабатывание денег.

Правоохранительные органы на коррупционные риски, возникающие от такого совмещения, предпочитают закрывать глаза. «Если менеджер говорит, что все решения принимает без участия собственника, ему вряд ли стоит верить, — откровенничает с «ВД» народный депутат Игорь Шкиря, владелец группы компаний «Илиташ». — Такое себе могут позволить разве что олигархи, располагающие сумасшедшими финансами. Они, наверное, могут не глядя вбрасывать деньги в проекты. А мне все давалось птом, кровью и седыми волосами». Справедливости ради отметим, что практически все олигархи-депутаты в пик кризиса снизили свою посещаемость Верховной Рады до минимума — не до того было.

Бизнес политиков страдает от дефицита жестких решений
2009 год явственно показал конфликт политических и деловых интересов у депутатов и губернаторов, когда пришло время принимать жесткие решения о снижении зарплат и увольнении сотрудников в их холдингах. С одной стороны, бизнес требовал сокращения затрат на персонал, с другой — политик не мог рисковать респектабельным имиджем. «Отправлять людей в отпуск за свой счет — это очень плохо для меня как депутата, — признает Валентин Ландык, почетный президент концерна «Норд». — Ведь люди в концерне смотрят на меня и требуют с меня. Президент и премьер от них далеко, а я — перед ними. Недавно собрал самых квалифицированных работников в большом актовом зале и прямо сказал им, что нас ждут непростые времена. Увидел, что люди пока верят мне, так что буду принимать и непопулярные меры, если этого будет требовать ситуация. Думаю, если попрошу поддержать на выборах того или иного кандидата, 90% поддержат».

Реклама на dsnews.ua

Как следствие — бизнес в той или иной мере обязательно страдает от чрезмерной политизации. Глава Харьковской обладминистрации Арсен Аваков вынужденно ограничивает доходность своих хлебопекарских предприятий и тепловой электростанции. В противном случае ему грозил бы политический скандал: «Судя по тому, что частично принадлежащая мне ТЭЦ-3 уже полтора года работает с убытками (по состоянию на апрель 2009 года — прим. «ВД»), побеждает во мне не бизнесмен. Тарифы на тепло не были приведены в соответствие с экономическими реалиями. Что касается хлеба, то здесь все еще проще — наценка строго регулируется городскими властями. Мы держим низкую цену на хлеб, это одна из задач областной администрации».

Перекрестное инвестирование выходит из моды
Одним из самых популярных менеджерских решений уходящего года было избавление от так называемых непрофильных бизнесов, развитие которых в более благополучные времена поддерживалось за счет «компаний-паровозов». Перекрестное инвестирование как инструмент развития холдинга становится слишком дорогим в условиях кризиса. «Каждое предприятие должно быть самодостаточным, иначе все превратится в один большой собес, и, в конце концов, бизнес рухнет», — считает народный депутат Андрей Сенченко, совладелец крымской группы «Гуматекс». На его взгляд, именно это дало ему возможность одинаково успешно развивать в своем холдинге производство промышленного текстиля, железобетона и гостиничный бизнес.

Впрочем, некоторые собственники крупных финансово-промышленных групп все-таки применяют перекрестное инвестирование, но при условии наличия жесткого производственного плана. Малейшее отклонение от него ведет к немедленному закрытию или продаже дотационного проекта. «Бывает, бизнес прибыльный, но с текущим отрицательным денежным потоком, — разъясняет Александр Кардаков, владелец группы «Октава Капитал». — Если речь идет о докапитализации, то это возможно. А убыточный бизнес я либо делаю прибыльным, либо продаю, либо закрываю». По сути, кто быстрее в 2009 году избавлялся от таких «неживых» проектов, тот уже сейчас может похвастаться относительной стабильностью своих ФПГ.

Гонка за капитализацией неактуальна
Сумасшедшая инфляция на рынке недвижимости, а также промышленных и банковских активов за пару лет до кризиса породила целый класс спекулянтов, которые зарабатывали только на перепродаже, ничего не производя. Фондовые спекуляции позволяли за один день в разы увеличить капитализацию бизнеса. В 2009 году волшебство закончилось. «Один из главных уроков: раздутая капитализация ничего не значит, — делится своими впечатлениями народный депутат Виталий Данилов, владелец харьковской ФПГ, президент футбольной Премьер-лиги. — Сейчас экономика перегружается, и это очень правильно. Многие бизнесмены заложили в свои бизнес-планы цену $15 тыс. за квадратный метр недвижимости, но сейчас у них и за $3 тыс. никто не купит. И это — объективная оценка их бизнеса».

Главной ценностью бизнеса в уходящем году стала не капитализация, а старая добрая прибыль. Как следствие — всю первую половину года сделки по слияниям и поглощениям практически не заключались. Продавцы были не готовы расставаться со своими активами по кризисной цене. Но к концу года они начали оценивать ситуацию более реально. «За рубежом даже успешные банки потеряли в цене 50%. В Украине — подешевели примерно вчетверо, — говорит экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко, зарабатывающий нынче инвестиционным консалтингом. — Если кто-то сейчас готов купить банк в четыре раза дешевле его пиковой балансовой стоимости, — это хорошее предложение и владельцам за него надо бороться. Мой совет: идите на дисконт и продавайте все что можете, и чем быстрее, тем лучше, потому что позже цены будут только снижаться».

Время покупать недооцененные активы
На украинском рынке слияний и поглощений в 2009 году остались считанные единицы игроков, которые могут себе позволить вложения в расчете на прибыль по итогам посткризисного роста. «Один мой знакомый банкир недавно сказал хорошую фразу: тот, кто мало потерял в кризисе, — очень умный человек. Но тот, кто не заработал на выходе из кризиса, — большой дурак. Сейчас отличное время, чтобы увидеть начало роста в определенных отраслях и на этом заработать», — считает Борис Фуксман, владелец группы Innova.

«Санитары корпоративного леса» в 2009 году чаще всего вкладывали деньги в резко подешевевшую недвижимость, производство стройматериалов и аграрный бизнес. Чаще всего эти проекты не обещали даже минимальной доходности в ближайшие три-пять лет. Но людей, которые могут себе это позволить, на рынке корпоративных спекуляций все больше. «Покупать на падающем рынке — это святое дело, — говорит Виктор Ивченко, владелец группы «Первый украинский фондовый дом» (супруг главы Секретариата президента Веры Ульянчен­ко). — Важно только понимать, какие активы в дальнейшем не будут еще больше падать. Сегодня многие объекты недвижимости близки к ценовому дну. Тот, кто имеет свободные деньги, может на этом рынке в короткие сроки поднять стоимость своих активов на порядок».

Чаще всего скупкой «хромых» предприятий сегодня занимаются бизнесмены, заработавшие сотни миллионов долларов на перепродаже активов в 2006-2008 гг. Народный депутат Виктор Тополов, совладелец группы «Киев-Донбасс», один из них. Деньги, полученные от продажи Индэкс-Банка и Астра Банка, он с удовольствием вкладывает в добычу полезных ископаемых: «Мне очень интересны проекты, связанные с сырьем, — уголь, нефть, газ, вода, камень, руда… В этот сектор входить самое время. Правильно сейчас делают и те, кто занялся землей».

Один из самых агрессивных в последнее время украинских инвесторов, хозяин группы «Тект» Вадим Гриб, называет другие приоритеты: пищевая промышленность и производство различного оборудования. Но он признается, что денег для массовой скупки активов нет, и рассчитывает разве что на заказы от более богатых клиентов и привлечение средств из-за рубежа: «Мы прекрасно знаем, что и где покупать с минимальной ценой входа и быстрой окупаемостью. Этот бизнес был бы очень активным, но сказывается нехватка капитала. Первоочередная задача сегодня — выйти на внешние рынки с целью привлечения средств именно для покупки украинских проблемных активов».

Отказ от кредитов: развиваемся на свои
Несмотря на рост банковских кредитных ставок в Украине, собственники реальных промышленных активов не испытывают недостатка в предложении заемных ресурсов. Инвестиционные посредники, предлагающие западный капитал под 7-9% годовых в евро, в последнее время заметно активизировались. Они напрямую сами выходят на крупных промышленников, но чаще всего получают… отказ. Развитие бизнеса на базе кредитного капитала в 2009 году вышло из моды. «Лучше построить меньше, но без долгов. Моя компания изначально работает по другой идеологии», — говорит народный депутат Иван Куровский, владелец группы «ЖитлоБуд». Он отмечает, что, независимо от сегмента, самые большие трудности в период кризиса пережили компании, которые привлекли много кредитов. Теперь, обжегшись на молоке, они дуют на воду.

Если в 2009 году отказ от кредитов был для многих компаний вынужденным шагом — слишком высоки ставки, да и прошлые кредиты сначала нужно вернуть, — то в будущем году большинство бизнесменов твердо рассчитывают лишь на собственный инвестиционный ресурс. «Из-за кризиса завод в России мы будем строить за свои деньги, хотя ранее планировали получить под него проектное финансирование», — признается Евгений Черняк, владелец группы «Хортиця». По его мнению, такой подход заставляет управлять бизнесом эффективнее, и в этом заключается большая польза от кризиса.

Выигрывает агрессивный маркетинг
Многие крупные компании, несмотря на царящую в деловых кругах депрессию, решили попросту проигнорировать кризис. Они упорно делают ставку на агрессивный маркетинг и откровенное лоббирование своих интересов в госструктурах, и это дает результат. «Главное сегодня — не остановиться и не занять выжидательную позицию, потому что можно проиграть все, — предупреждает Алексей Бутенко, соб­­ственник «Восточной инвестиционной группы». — На примере застройщиков видно: правильно поступают те, кто лоббирует финансирование через Кабинет Министров, проводит акции, сбрасывает цены, придумывает разнообразные схемы рассрочек, пытаясь продать жилье».

Запорожский миллионер и депутат горсовета от ПР Владимир Кальцев в разгар кризиса на рынке недвижимости неожиданно создал строительную компанию и начал активно подминать рынок под себя: «Объемы рынка еще долгое время будут малы, но для оставшихся компаний работы будет более чем достаточно. Важно учитывать, что 50% строительных предприятий сегодня уже прекратили существование или бизнес-деятельность, еще 20% будут менять вид деятельности и собственников. И только те 30% компаний, которые уцелеют, смогут получить очень неплохие прибыли от оживающего рынка через год-два».

Внутренний рынок не интересен
Заметным трендом 2009 года стало охлаждение украинских производителей к внутреннему рынку. Работа на экспорт не только служит страховкой от валютных рисков, но и привязывает к более предсказуемому спросу. Платежеспособность украинцев за последний год сильно упала, так что все больше предприятий ищут рынки сбыта за рубежом. «В состав моей компании входит завод «Интер-РТИ» (выпуск резиново-технических изделий — прим. «ВД»), 80% продукции которого сейчас экспортируется, — рассказывает Али Омран, глава группы «Евро Финанс». — Раньше этот показатель составлял лишь 40%. Мы отправляем менеджеров в командировки в другие страны в поисках новых покупателей».

Эта же тенденция характерна также для пищевой и кондитерской промышленности, которые всегда были привязаны к внутреннему рынку. «Внутри страны мой бизнес чувствует себя не очень хорошо. Связано это прежде всего с девальвацией курса национальной валюты, — говорит народный депутат Борис Колесников, хозяин группы «Конти». — Но мы неплохо выглядим на рынке Российской Федерации, где девальвация рубля значительно меньше падения гривни в Украине. Неплохо выглядим и в целом по СНГ. За счет увеличения продаж в России, странах Балтии, Средней Азии мы компенсируем потери в Украине».

Мода на семейный бизнес
Сложно сказать, какие факторы спровоцировали усиление этой тенденции именно в 2009 году, но это факт: многие бизнесмены в последнее время начали открыто говорить, что выстраивают свои холдинги как семейный бизнес. Они активно инвестируют в бизнес-образование своих детей и все смелее назначают их на стратегические должности. «Честно говоря, идея отправить сына на учебу в Англию принадлежала жене, и у нее на этот счет была и другая идея — сын выучится, повзрослеет, женится за рубежом, а потом и мы туда переедем. Но сын, прожив 12 лет в Англии, вернулся в Харьков и заявил, что хочет жить только здесь. Заметьте, даже не в Киеве, а именно в Харькове. Сын уже два года управляет гостиницей, и все идет успешно», — гордится Александр Давтян, хозяин группы «ДАД» и глава избирательного штаба Арсения Яценюка в Харькове. Теперь он все чаще полагается на наследника и даже поспособствовал его включению в консультационную группу при Кабмине по вопросам футбольного Евро-2012, где в том числе решаются и вопросы развития гостиниц.

А вот министр труда и социальной политики Людмила Денисова просто передала все корпоративные права (группа «Гуматекс») своей дочери и старается больше не вмешиваться в развитие бизнеса: «Дочь иногда звонит, тогда я могу дать совет, но в целом она самостоятельна в своих решениях». Еще дальше пошел народный депутат Александр Ефремов. Он помог сыну построить самостоятельный бизнес и теперь заявляет, что не имеет к холдингу никакого отношения: «Мой сын — образованный человек, учился за границей и со студенческой скамьи понял, что приближенность к власть имущим не всегда является плюсом для развития бизнеса».

Современное искусство — в массы!
Еще одной фишкой уходящего года стала мода на коллекционирование произведений современного искусства и постмодернизма. В деловых кругах это стало едва ли не обязательным атрибутом настоящего буржуа — нужно уметь поддержать беседу о творчестве, например, Дэмиена Херста, а заодно похвастаться наличием «пары вещичек» его авторства в своей коллекции. В особом почете также работы украинских импрессионистов Адальберта Эрдели и Давида Бурлюка. Даже если у вас нет коллекции с произведениями этих художников (как же так!), а может, их картин и не видели никогда, вы просто обязаны знать, что «в условиях Советского Союза не было рыночных отношений, которые дали бы этим картинам достойную оценку, это работы мирового масштаба».

Прекрасными коллекциями современного искусства и постмодернизма располагают Геннадий Корбан, Давид Жвания, Дмитрий Андриевский, Борис Фуксман, Василий Петьовка и многие другие украинские богачи. Но при этом даже в Киеве нет полноценного музея украинского современного искусства. Возможно, членство этих людей в неофициальном клубе «Личное дело» сдвинет эту идею с мертвой точки. Все упомянутые бизнесмены в интервью «ВД» заявили о готовности принять участие в создании такого музея. Осталось только объединить усилия.

Предчувствия
«Перераспределение богатств никогда не заканчивается. Но есть разные способы: административный, силовой, коммерческий. Остановить перераспределение невозможно. Так происходит во всем мире. После выборов административное перераспределение богатств в Украине вполне возможно. Но оно, скорее всего, будет точечным. Нельзя исключать, что — как когда-то в России — после выборов начнется глобальное перераспределение. Но будем надеяться, что нашу страну это обойдет».
Геннадий Корбан

«Многое определит готовность политиков прекратить драку за власть и сосредоточиться на экономике. Ведь «корыто», за доступ к которому они сражаются, уже почти пусто. С другой стороны, 90% потенциала украинской экономики вообще никак не зависит от решений центральной власти и внешних воздействий мирового кризиса, поскольку эта часть потенциала просто не задействована в общественном производстве. А это значит, что резервов для роста у Украины предостаточно».
Виктор Ивченко

«Сейчас большинство компаний на рынке дорабатывают проекты с высокой степенью готовности, а новых не начинают. Думаю, для всей украинской экономики 2010 год будет очень тяжелым. Банки не кредитуют производство, и это сказывается на всех отраслях, в том числе и на строительной. Многим приходится работать
в долг».
Владимир Андриевский

«Вероятность появления новой политической элиты в ближайшее время весьма высока. В общении с коллегами нередко приходится слышать, что нынешний экономический кризис ускорит этот процесс. Очень важно, чтобы бизнесмены выступили вместе, одной командой, а не порознь. Если идти в политику по одному, система просто растопчет».
Александр Кардаков

«Сейчас правильно делать ставку не на поиски страховки от валютных рисков, а на формирование стабильного бизнеса, приносящего гривню. Уверен, что валютный курс долгое время будет сохраняться на уровне 8-9 гривен за доллар. Больших катаклизмов, надеюсь, с курсом в ближайшее время не будет. Черная полоса сменится белой. Нужно только перетерпеть».
Арсен Аваков

«Те, кто начинал бизнес в начале 1990-х, не считают нынешнюю ситуацию кризисом. Тогда все просто остановилось, связи с Россией были разорваны, в расчетах — сплошной бартер… И все равно нашлись люди, которые даже в тех условиях смогли стать успешными. Найдутся и сейчас».
Владимир Вечерко

«Мировой продуктовый кризис — это то, что наступит буквально в ближайшие пять-десять лет. Мы столкнемся с сумасшедшим ростом цен на продукты питания. Думаю, мы займемся инвестированием в эту отрасль, как только будем понимать экономическую и политическую ситуацию глубже. Я имею наработки, изъявили желание участвовать в этом процессе несколько испанских и португальских компаний. Смущает только политическая ситуация в стране».
Алексей Бутенко

«В любом случае нельзя поддаваться спекуляциям. Сейчас люди то избавляются от долларов, то бегут снова приобретать их. На этом фоне мы видим, что долларом спекулируют. Любой кризис выгоден тому, кто к нему готов».
Алексей Савченко

«Есть история и статистика предыдущих мировых и региональных экономических кризисов. Выйдут из кризиса с выигрышем 5% предприятий, остальные — с большими потерями либо не выйдут вовсе. В «плюсах» окажутся те, кто сумеет сгруппироваться, устранить узкие места, избавиться от иллюзий и вовремя принять трудные решения. В конце концов, кто смог увидеть в нынешних условиях перспективу. «Рыхлым» нужно готовиться к дымящимся развалинам и дефолтам. Как видите, вариантов немного, но они есть».
Андрей Сенченко

«Подъем в Украине будет почти везде, потому что кризис ударил по стране очень сильно, а теперь наступает время восстанавливать позиции. Я рекомендую вкладывать в те отрасли, где вы ориентируетесь и можете вникнуть в то, как работает рынок в данный момент. Никогда не стоит заниматься тем, чего не знаете. Есть бизнесы, которые будут расти медленнее, другие — быстрее, но в целом кривая пойдет вверх. Самое смешное, что все это будет происходить независимо от украинского правительства. Нужно объективно признать, что кризис наступил независимо от него и закончится он тоже только потому, что оживление началось в странах Европы. Начнут они потреблять наши металл, зерно и удобрения — и в Украине ситуация сразу наладится».
Борис Фуксман

«Я могу предположить, что такого большого количества телеканалов в стране не останется, собственное производство сократится, будет более востребован очень дешевый телевизионный продукт. Это — новые условия, и мы должны к ним приспособиться».
Савик Шустер

«Думаю, беспредела, который был перед оранжевой революцией в 2004 году, когда весь бизнес неугодных политиков пытались закрыть, уже не будет. Во всяком случае надеюсь, что если я решу поддержать кого-то из кандидатов в президенты, то на бизнесе это не отразится».
Василий Петьовка

    Реклама на dsnews.ua