• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Высоковольтное давление

Реклама на dsnews.ua

Топливно-энергетический блок нового правительства дает шанс открытию энергетических границ с Россией. Проект возвращения на украинский рынок ЗАО «Интер РАО ЕЭС» («дочка» РАО «ЕЭС России» и «Росэнергоатома») развивается крайне динамично. Компании понадобилось менее месяца для того, чтобы договориться на уровне профильного министерства о реализации нескольких направлений сотрудничества. А именно: вернуться к прекращенному в прошлом году совместному экспорту тока в Молдову и экспорту произведенной «Энергоатомом» электроэнергии в Россию, а также совместно восстановить межгосударственную ЛЭП Южно-Украинская АЭС — Исакча (Румыния) — Варна (Болгария) с тем, чтобы совместно экспортировать электроэнергию на Балканы.

Сторонники энергетической дружбы с Россией, коими являются первые лица Минтопэнерго (министр Юрий Бойко и замминистра Алексей Шеберстов) уверяют в ее взаимовыгодности. Оппоненты такой идеи тоже есть. Наиболее влиятельная в правительстве группа СКМ имеет свои планы относительно развития энергобизнеса и вряд ли захочет делиться прибылями с россиянами «просто так». Кто и сколько заработает в обозримом будущем на экспорте электроэнергии, разбиралась «ВД».

Возвращение

Временный разрыв электроэнергетической дружбы с Россией инспирировала пребывавшая до этого у руля энергетики команда Плачкова — Продана. Руководствуясь то ли высшими материями (национальными интересами), то ли собственными амбициями и видами на доходы от экспорта тока, она фактически заблокировала доступ России, как конкурента, на рынок электроэнергии Европы. Параллельно с разрывом отношений с российским оператором экспорта поменялось и общее видение Украиной энергетического будущего. В прошлом году Украина, как и некоторые другие страны, отказалась подписать концепцию формирования общего энергорынка стран СНГ.

Теперь Украина уступит «Интер РАО ЕЭС» до 30% рынка Молдовы. Эти договоренности — первое достижение россиян, которое возвращает им утраченные позиции. Второе достижение того же рода — договоренность о возобновлении экспорта электроэнергии, произведенной НАЭК «Энергоатом», в Россию. Что может произойти уже в марте будущего года. Причем цена будет такой же, как для Беларуси, — 2,1 американского цента за 1 кВт-ч. Ранее же Украина продавала ток северной соседке по 1,8 цента. Отношения прервались, когда мы предложили россиянам новую цену — в 2,3 цента за кВт-ч.

Этим углубление украинско-российской энергетической дружбы не ограничится. Ток для России будут производить не только АЭС, но и ТЭС. Россияне теперь будут загружать своим газом (на давальческой основе) простаивающие в Украине газо-мазутные блоки. Начнут с одного из трех блоков Углегорской ТЭС мощностью 800 МВт. В перспективе — распространят подобный опыт на еще семь газомазутных блоков (расположенных на Запорожской и Трипольской ТЭС).

Еще один совместный проект (для него предполагается создать СП между «Интер РАО ЕЭС» и «Укринтерэнерго») — восстановление ЛЭП Южно-Украинская АЭС — Исакча — Варна первоначальной мощностью 15 млрд кВт-ч в год. Инвестировав в проект $100-110 млн, стороны получат возможность экспортировать ток на Балканы.

Реклама на dsnews.ua

Последние три проекта позиционируются как компенсация Украине за потерю части рынка Молдовы. На первый взгляд, Украине выгодны и загрузка простаивающих блоков, и восстановление экспортной ЛЭП, и выход на новый экспортный рынок, и увеличение цены экспортируемой в Россию электроэнергии. Доход украинских энергетиков от реализации названных проектов оценивается новой командой Минтопэнерго в $90 млн.

Тем не менее эксперты отрасли считают, что Украина могла бы реализовать некоторые из проектов и самостоятельно, не связывая себя обязательствами делиться и будущими прибылями. К примеру, глава Минуглепрома Сергей Тулуб уверен, что Украина может восстановить ЛЭП «ЮУАЭС — Исакча — Варна» собственными силами. «Почему для восстановления и эксплуатации линии рассматривается только совместный с российской компанией вариант? Таким компаниям, как «Энергоатом» или «Укрэнерго», по силам возобновить работу этой линии, — говорит он. — Поскольку Украина обладает значительным экспортным потенциалом электроэнергии, ей выгодно расширять свой экспорт и развивать необходимую для этого инфраструктуру».

В чьих интересах?

Экспорт тока Украина наращивает с каждым годом. В 2005 г. он увеличился на 56,3% до 8,358 млрд кВт-ч. Во многом благодаря поставкам в Россию (см. таблицу).В этом году, как прогнозировала еще команда Ивана Плачкова, экспорт должен вырасти еще на 10-15%. Но уже за счет начала экспорта электроэнергии в Беларусь и более плотного занятия рынка Молдовы. С учетом возобновления российско-украинских проектов второй из этих факторов утратит свой вес. Вместе с тем потеря может компенсироваться поставками в Россию, если таковые начнутся.

Что касается доходов от экспорта тока, информация о ценах, фигурирующих в контрактах, всегда была тайной за семью печатями. Завеса приоткрылась только на волне скандала с увольнением гендиректора ГП «Укринтерэнерго» Олега Бугаева, которого обвиняли в заключении контрактов по недостаточно высоким ценам. После чего Минтопэнерго начало раскрывать информацию такого характера. В последнем информационном релизе плачковского Минтопэнерго сообщалось, что в первом полугодии 2006 г. стоимость экспортных контрактов «Укринтерэнерго» выросла более чем в два раза — до $129,9 млн. И это притом, что абсолютная величина экспортированных киловатт-часов за это время уменьшилась. Произошло это во многом благодаря перезаключению контрактов и смене контрагента, в частности, в Венгрии.

Так что группа Плачкова — Продана оставила неплохое наследство нынешним рулевым ТЭК. Сегодня эстафету контроля над рынком электроэнергии переняла сильнейшая бизнес-группа страны — СКМ. Близкие к Ринату Ахметову и Андрею Клюеву менеджеры (в основном выходцы из энергетического холдинга СКМ — ДТЭК) занимают ключевые посты в ТЭК. В числе их портфелей и компании — потенциальные экспортеры тока — НАК «Энергокомпания Украины», ГП «Укринтерэнерго» и НКРЭ — регулирующий орган, позволяющий влиять на ситуацию. Например, ускорить введение аукционов по продаже сечений электросетей. Именно СКМ решать, кто же из подконтрольных субъектов заработает на экспорте, — либо принадлежащая группе ДТЭК, либо государственные энергогенерирующие компании, курируемые НАК «ЭКУ».

Так что основной потенциальный оппонент российской экспансии на рынки Европы через территорию Украины — СКМ. Но как ни странно, никаких противодействий заходу «Интер РАО ЕЭС» на украинский рынок группа не оказывает, хотя, учитывая свое присутствие в правительстве, могла бы. Молчат и причастные компании, например, НАК «ЭКУ». При этом участники рынка хорошо помнят, что при прошлом руководителе — Петре Омеляновском — компания активно готовилась к тому, чтобы стать полномасштабным экспортером. Даже получила соответствующую лицензию НКРЭ и прорабатывала выходы на недоступные пока рынки, например, Литвы.

Основным центром договоренностей о заходе российского игрока стало Минтопэнерго, возглавляемое Юрием Бойко — фигурой, автономной от донецкой верхушки правительства и известной умением находить общий язык с россиянами в вопросах тех же газовых переговоров. На более высоком правительственном уровне в процессе никто участия не принимал. Однако и критики таких инициатив слышно не было, что свидетельствует — со стороны донецких претензий нет. Это может означать только одно: правительство (читай: СКМ) рассчитывает получить достойную компенсацию. Возможно, в виде дешевого газа по прямым контрактам из России. Как известно, СКМ недавно получила лицензию на поставку газа по нерегулируемому тарифу и планирует снабжать им подконтрольные предприятия. При этом перспектив получения газа напрямую из России у украинских ФПГ пока что не было.

Так или иначе, планы у России насчет украинских транспортно-энергетических возможностей, похоже, далеко идущие. Конечная цель — получение в лице Украины союзника, с которым можно договориться о совместном энергопространстве. А значит — подвинуть на запад энергетическую границу и приблизиться к желаемой цели — экспортировать по западноукраинским сечениям ток в Европу.

Делиться ли Украине с Россией доходами от перспективного бизнеса экспорта электроэнергии — вопрос философский. С точки зрения европейского вектора внешней политики, вряд ли. Развивать интеграцию в европейскую энергосистему можно и самостоятельно, окончательно похоронив идею создания общего с Россией энергопространства и попытавшись все выгоды от экспорта замкнуть на себе. Но если исходить из суровой реальности, то Украине все же придется учитывать интересы РФ при выходе на европейский рынок электроэнергии. Известно, что Россия давно «подводила» Украину к идее совместного экспорта тока в Европу. И не секрет, что вопрос цены на газ в украинско-российских переговорах очень часто увязывался со свободным доступом российских продавцов тока к украинским высоковольтным ЛЭП, направленным на экспорт. И для достижения желаемых целей в энергетике Кремль с большой охотой спекулирует газовой темой.

Реанимация энергетической дружбы с Россией явно является формой такого компромисса. Его формула — «мы вам — дешевый газ, вы нам — …» (нужное вписать). В данном случае — открытие энергетических границ. При этом «сдача» энергетических позиций — показательная демонстрация лояльности по отношению к России в предшествии важных газовых переговоров. Которые, впрочем, пока не оказались результативными. Последний факт вполне может со временем подпортить русофильские настроения правительственной верхушки. А дополнительным стимулом для этого может стать соблазн группы СКМ самостоятельно «срубить капусту» с богатых европейских потребителей электроэнергии.

МОЛДАВСКИЙ КОНФЛИКТ

Сотрудничество Украины с «Интер РАО ЕЭС» прекратилось из-за того, что стороны не сошлись по поводу цен на поставляемую электроэнергию в Молдову. К 2005 г. стороны поставляли электроэнергию в Молдову на паритетной основе (по 800 млн кВт-часов). Замораживание данной схемы состоялось с приходом в Минтопэнерго Ивана Плачкова и его команды. Российская компания, получившая контроль над Молдавской ГРЭС, начала диктовать Молдове свои цены на электроэнергию. У Украины был выбор — подыграть россиянам, лишив Молдову альтернативного тока, дабы та согласилась на выставляемую цену, или же вести свою игру. Украина выбрала второе. Когда с 1 мая 2006 г. «Интер РАО ЕЭС» прекратила экспорт тока в Молдову, «Укринтерэнерго» отказалась пролонгировать договор о транзитных поставках электроэнергии через территорию Украины. И заместила дефицит на рынке Молдовы украинским током.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ 

АЛЕКСЕЙ ШЕБЕРСТОВ: «Для нас принципиально важно, чтобы на экспорт шла украинская электроэнергия»

Главный фигурант последних договоренностей о возобновлении экспорта электроэнергии в Россию и ряде совместных проектов по экспорту в третьи страны Алексей Шеберстов уверен — учитывая особенности нашей энергосистемы, ток в Россию выгодно продавать. А вопрос условий, на которых мы будем реализовывать совместные проекты, — открытый, и Украина должна и будет отстаивать выгодные для себя условия сотрудничества.

>>Чем выгодна Украине новая схема экспорта электроэнергии в Молдову, о которой достигнута договоренность с «Интер РАО ЕЭС»?

— Начнем с того, что россиянам принадлежит Молдавская ТЭС. Однако сейчас они не могут реализовать электроэнергию на внутреннем рынке Молдовы. Дело в том, что их цена за кВт-ч составляла около 4 центов. Молдове же выгоднее использовать украинскую электроэнергию за 2,5 цента, которую они могут получать практически в неограниченном количестве, — ведь через Молдову осуществляется обеспечение юга Одесской области. Для нас это проблема: отключить их мы не можем, но перетекание мощности в эту страну достигает критических пределов. В результате прошлой зимой мы были на грани аварийного отключения Одесской области. Сегодня мы не можем управлять потоком электроэнергии в Молдову. Получается, Украина просто дотирует молдавскую экономику за счет потребителей Украины.

В данном случае приходится действовать сообща с россиянами. Мы договорились, что они будут обеспечивать наш юг Одесской области произведенной на своей ТЭС электроэнергией, а мы те же объемы электроэнергии будем передавать им из северной части Украины. Уже с 1 октября россияне начнут активный «подъем» Молдавской ТЭС.

В результате, мы технически решим проблемы обеспечения Одесской области. В первую очередь это позволит управлять перетоком электроэнергии из Украины в Молдову. При несоблюдении условий договора с Молдовой теперь мы сможем ограничивать поставки без риска отключения собственных потребителей.

>>Как это будет осуществляться технически?

— Ориентировочно в схеме будет задействовано до двух блоков Молдавской ТЭС. В перспективе планируется использование трех блоков: 1 или 1,5 блока будут работать на молдавский рынок, а 1,5 (или 2) блока — на Россию. Сегодня пока работает, и то не на полную мощность, только один блок этой ТЭС.

>>Будет ли Украина, по условиям договоренности с россиянами, поставлять электроэнергию в Молдову?

— Договором будет предусмотрен объем в 200 млн кВт-ч в месяц. Подчеркиваю, в случае превышения объемов мы сможем ограничивать поставки.

>>Будет ли выдвинуто новое ценовое требование?

— Для Украины эта схема выгодна еще и тем, что вместо 2,5 цента за кВт-ч мы получим три. Мы должны поднять цену до 3 центов уже в октябре. Россияне, в качестве временной меры, согласились тоже сделать 3 цента. Так что мы будем придерживаться единой ценовой политики.

>>А когда может начаться переработка на давальческой основе российского газа на газо-мазутных блоках украинских ТЭС?

— В России — подъем экономики, и пока нет опережающего роста производства электроэнергии. Они достигли полного использования мощностей по выпуску электроэнергии. У нас же есть мощности — самые новые и экономичные на территории бывшего СССР — шесть блоков по 800 МВт и два по 300 МВт. Они простаивают из-за того, что электроэнергия, выработанная на дорогом газе, не востребована на рынке.

Поэтому когда россияне обратились с просьбой «помогите нам электроэнергией», мы предложили — вот блок 800 МВт, загружайте и работайте. Весь год он работать не будет, поскольку россияне тоже не смогут позволить себе такой роскоши — эта электроэнергия неконкурентоспособна и в России. Но им она нужна, посему они согласны оплатить производство электроэнергии от блоков 800 МВт на протяжении четырех месяцев, а на протяжении восьми месяцев — покупать энергию от атомных блоков.

>>Но для этого нужно определиться с законодательством…

— Схема прямых экспортных поставок (электроэнергии от производителя к потребителю — прим. «ВД») сейчас не прописана. На законодательном уровне двум газо-мазутным блокам (800 МВт и 300 МВт) должно быть разрешено работать на давальческом топливе и осуществлять прямые поставки на экспорт.

>>Подобный законопроект, насколько известно, уже внесен в парламент?

— Да, и акценты сделаны на том, чтобы эта электроэнергия не учитывалась в энергорынке. Есть давальческое топливо, и это сверхбалансовый газ, вне баланса Украины. Вопросы источника газа Россия решила. Им это очень важно, поскольку у них большой дефицит электроэнергии.

>>Кто будет поставщиком газа на ТЭС? «Газпром»?

— Нет, «УкрГаз-Энерго». Поставщик импортного газа в Украине один.

>>А что получат сами станции? Плату за процессинг?

— Безусловно. А иначе, какой смысл? Но это еще предмет переговоров. Пока готовятся расчеты, которые должны дать ответ на вопрос: сколько мы должны за это получить.

>>Какую в среднем цену и атомной, и «газо-мазутной» электроэнергии получит Россия?

— Мы не знаем цену давальческого газа, и цена электроэнергии — тоже их дело. Мы же получаем деньги за работу блока, рабочие места для обслуживающего персонала.

Сами россияне говорят, что цена электроэнергии с газо-мазутного блока им не выгодна, но у них нет другого выхода. Чтобы «выправить экономику», просят продавать им еще более дешевую атомную электроэнергию летом.

>>Выгодно ли это Украине? Ведь Вы сами говорите, что в Украине есть излишек мощностей и нет излишка электроэнергии?

— Это во многом вопрос оптимальных режимов работы украинских станций. Зимой вся наша электроэнергия нужна нам самим. Но с наступлением марта-апреля начинается спад потребления. Логично было бы потреблять самую дешевую, атомную энергию. Но проблема в том, что суточные колебания режимов потребления могут достигать 8 тыс. МВт. Останавливать в целях экономии атомные блоки, работающие в базовом режиме, нельзя. Остановка и запуск блоков ТЭС (по 200 МВт) — непозволительный износ оборудования. Поэтому мы имеем в резерве еще один атомный блок, из-за простаивания которого в летнее время Украина теряет 1 млн кВт мощности. Или блок будет простаивать, а мы все равно будем тратиться на его содержание, или он будет работать даже по той цене, по которой «Энергоатом» осуществляет продажи на рынке.

>>Какой объем ежемесячно будет экспортироваться в Россию?

— Пока мы конкретных переговоров об объеме не вели. Но теоретически это 500 млн кВт-ч в месяц. Россияне согласны покупать эту электроэнергию по 2,1 цента (раньше Украина поставляла электроэнергию в Россию по 1,8 цента). Но, возможно, цена и поднимется — это еще предмет переговоров. Если решится вопрос с повышением тарифа на электроэнергию «Энергоатома» на внутреннем рынке.

>>Какой объем сможет быть экспортирован в случае возобновления линии, ведущей в Болгарию, для чего планируется создать СП с «Интер РАО ЕЭС»?

— Восстановление линии «Южно-Украинск—Исакча—Варна» — вопрос не одного дня. Мы в принципе договорились, что будем ее восстанавливать, но еще должны оговорить очень много вопросов — имущественных, юридических. Пока что есть только протокол о намерениях.

Пропускная способность этой линии — 2 тыс. МВт, но сейчас она разворована. Из 360 км провода осталось 2%. Нужно вложить $100-110 млн, чтобы восстановить линию. На каких условиях ее восстанавливать — это предмет длительных переговоров. «Укринтерэнерго» не может создавать СП, это госпредприятие. Поэтому, как вариант, его можно было бы корпоратизировать. Кроме того, линия проходит и по территории Румынии, нужно согласие этой страны.

>>А не целесообразнее ли Украине найти инвестиции на восстановление линии самостоятельно и не делиться доходами от будущего экспорта в Болгарию?

— К модернизации энергетики нужен комплексный подход. Электроэнергетику только за счет кредитов мы не реконструируем. Кредитные ресурсы нужно отдавать, а у нас один источник — увеличение тарифов и, соответственно, увеличение нагрузки на потребителя. Вопрос в том, выдержит ли экономика, учитывая, что потребности в ресурсах — колоссальные. Нужно искать разные возможности привлечения средств, все финансовые инструменты: инвестиции, выпуск ценных бумаг. Инвестиционная политика должна быть сбалансированной, и цель ее — не перегрузить потребителя.

Допустим, на том же Бурштыне (Бурштынская ТЭС — прим. «ВД») инвесторы согласны вложить средства в реконструкцию, в результате которой сегодняшняя нагрузка 160 МВт вырастет до 180 МВт. Даже не важно, в какой пропорции будут распределяться дополнительные 20 МВт между инвесторами и государством, и куда они пойдут — на экспорт или останутся в Украине. Важно то, что инвестиция будет возвращаться за счет увеличения мощности, а не дополнительной нагрузки на потребителя. И при этом — повысится надежность самой станции.

>>Может, в сотрудничестве с Россией по восстановлению линии в Болгарию нужно поставить условие — делить доходы от экспорта в соотношении 60 на 40 и т.д.?

— Объемы экспорта как с нашей, так и с российской стороны будут предметом переговоров при подписании окончательных документов. Но для нас принципиально важно, чтобы на экспорт шла именно наша электроэнергия.

>>Пойдет ли на это российская сторона?

— Когда начнутся конкретные переговоры, будут определены и эти подходы. Бизнес должен быть взаимовыгодным, на то он и бизнес.

>>А какой потенциал роста экспорта украинской электроэнергии по западному направлению?

— В советское время через Украину шло 30 млрд кВт-ч экспорта. Так что потенциал очень высокий, но, замечу, при условии реконструкции Бурштынской ТЭС.

>>Каков ваш прогноз роста экспорта на этот год?

— Бурштынская ТЭС сегодня выдает на экспорт около 550 МВт. При условии реконструкции всех блоков, а их 12, этот объем можно увеличить приблизительно на 200 МВт. А в целом, могу сказать, что в прошлом году мы экспортировали более 5 млрд кВт-ч. Сейчас мы начали экспорт в Беларусь и, по моим прогнозам, в этом году достигнем 9 млрд кВт-ч.

Беседу вела Юлия Слинько

    Реклама на dsnews.ua