• USD 27.7
  • EUR 33.3
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Политиздат под ключ

Реклама на dsnews.ua
Политики редко берутся за перо. Их проза — продукт многочисленных советников и райтеров, которых на рынке PR-услуг образно окрестили писателями-«призр
Политики редко берутся за перо. Их проза — продукт многочисленных советников и райтеров, которых на рынке PR-услуг образно окрестили писателями-«призраками». На внутренней кухне украинской политической литературы порядочность так же призрачна, как и авторы-невидимки

О том, что Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев не имеет отношения к своим «Воспоминаниям», официально стало известно только через 13 лет после их публикации. Тогда один из настоящих авторов цикла книг, журналист Александр Мурзин, напечатал собственные воспоминания о том, как увидели свет мемуары генсека. И этим окончательно подтвердил бродившие в Союзе слухи: каждая книга мемуаров принадлежит перу разных райтеров. Правда, другие реальные авторы наотрез отказались публично признать свою связь с брежневскими произведениями. С тех пор мало что изменилось. За литературными трудами современных политиков скрываются имена известных журналистов и ученых — Сергея Рахманина, Искандера Хисамова, Сергея Кичигина, Анатолия Гальчинского. Все они тоже предпочитают хранить тайны заказчиков.

Коммерческая тайна
Неравнодушным к литературе политического бомонда, увы, приходится удовлетворять любопытство с помощью слухов и предположений об ее настоящих авторах. К группе академиков, работавших над политическим бестселлером «Украина — не Россия» Леонида Кучмы, политологи причисляют экономиста Анатолия Гальчинского, директора научных программ Института стратегических оценок. Но сам экс-советник президента от этого произведения категорически открестился. Правда, после продолжительных расспросов рассказал «ВД» о своем участии в другой книге бывшего гаранта — «После Майдана». «Там есть много экономических фрагментов, по которым Кучма со мной советовался,  — вспоминает Анатолий Гальчинский.  — Некоторые вещи он начитывал дома, потом их расшифровывали. Как советник президента я непосредственно принимал участие в написании его речей. Все крупные выступления президента — это коллективное творчество, но в работе над книгами он участвовал лично».

Привлечение профессиональных писателей и ученых к написанию литературных трудов за обитателей политического Олимпа  — общепринятая международная практика. С той разницей, что в странах ЕС и США правила хорошего тона обязывают политиков указывать фамилии своих помощников на обложке. В Украине же номинальные авторы политической прозы считают подобную искренность с читателями ударом по своему реноме. Во время презентации книги «Украина — не Россия» Леонид Кучма дал понять, что оставил за кадром фамилии авторского коллектива вполне сознательно. «Недавно на первой странице одной книги я насчитал 54 человека, которых автор благодарит за помощь. Я подумал: а что сам-то ты делал, если над твоей книгой трудилось столько народу? Какое твое там место? Пятьдесят пятое? — удивлялся экс-президент. — Не буду скрывать, что у меня были помощники, но ведь политик, который сам пишет и несет за это ответственность, — не такая уж редкость в политической истории человечества».

Посвященные в закулисную жизнь современной политической литературы эксперты уверены: реальных политиков-писателей смело можно относить к вымирающему классу. «В XIX-XX вв. известные государственные деятели действительно писали книги сами. У нас же один из тысячи публикующихся политиков на самом деле работал над своими произведениями, — утверждает Виталий Бала, политолог, директор «Агентства моделирования ситуаций». — Для большинства из них книги — это исключительно имиджевый продукт, дань моде. Я  имел возможность наблюдать, как мои знакомые политические деятели это делали. В большинстве случаев их труды принадлежат помощникам, консультантам или журналистам».

Настоящих авторов политической прозы не сковывают договоры о конфиденциальности. Однако необходимость не распространяться о своей роли в подготовке книг под фамилиями власть имущих диктует этика этого деликатного сотрудничества. Тем более что нередко исполнители находятся в рабочих или дружеских отношениях с заказчиком.

Технология творчества
Стандартная стоимость услуг райтера (или группы райтеров) по написанию книги для украинского политика — $20-30 тыс. В отдельных случаях сумма может быть меньше или больше, в зависимости от квалификации и статуса реального автора и заказчика. Отметим, что за последние четыре года расценки на этом рынке выросли в два раза. Практикуется и так называемая комплексная услуга. Если политик хочет единым платежом решить проблему не только с написанием, но и с печатью, серией презентаций, PR-кампанией и распространением, придется раскошелиться на $50 тыс.

В идеальном случае процесс создания литературы под авторством известных политиков предполагает серию встреч заказчика с консультантами и журналистами. Сергей Тигипко, презентуя предвыборную книгу «Украина: проект развития», описал работу над ней так: «Мы наговаривали текст на магнитофон. Это расшифровывали, я над ним работал, потом правили редакторы». В литературных и политических кругах циркулирует версия о том, что программное произведение кандидата в президенты в конечном счете принадлежит перу его советника Искандера Хисамова, в прошлом главного редактора журнала «Эксперт-Украина». Однако на самом деле над книгой, написанной всего за полтора месяца, работал гораздо больший коллектив авторов (подробнее  — см. блиц-интервью Искандера Хисамова на стр. 14).

Реклама на dsnews.ua

Как правило, литературных исполнителей подбирает окружение политика. Но бывают и исключения. Директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения, писатель Валентин Бадрак рассказал «ВД» о том, как сам пришел к Владимиру Горбулину с предложением написать книгу. «Оно заключалось в том, что мы проводим встречи, во время которых задаем серию вопросов по выбранной теме одной главы. Мы знали, что он вынашивает идею поделиться своими знаниями и опытом с общественностью, и просто оказались в нужном месте с нужными возможностями. К чести Владимира Павловича, 99% вопросов, которые мы отрабатывали, вошли в произведение». По итогам совместных встреч, затянувшихся на восемь месяцев, вышла книга Владимира Горбулина «Без права на покаяние» со скромной приметкой о том, что «автора расспрашивали Валентин Бадрак и Сергей Згурец».

Профессиональные райтеры закладывают в политические мемуары «джентльменский набор», позволяющий политику понравиться читателям. По версии политтехнологов, в него входят вкрапленный в государственные рассуждения рассказ о трудном детстве, непростой юности, первых сердечных увлечениях, проявлении бунтарского характера или решительной победе над собственными недостатками. Давно замечено, что резкие всплески литературного вдохновения охватывают политиков перед выборами. «Книга для политика, баллотирующегося в президенты, — такой же обязательный атрибут кампании, как программа, лозунг или пресс-центр, — убежден Дмитро Понамарчук, глава Фонда свободных журналистов имени Чорновила. — На первых президентских выборах в 1991 г. в кампании Вячеслава Чорновила работал сборник, где был и очерк «Вячеслав Чорновил — зэковский генерал» из книги Михаила Хейфеца о диссидентах. Мы ее массово распространяли с этой целью».

Участники избирательной кампании-2010 старались последовать этому примеру, но получилось не у всех. Если Сергей Тигипко успел опубликовать политический труд под собственной фамилией за несколько месяцев до голосования, то Виктор Ющенко презентовал фолиант обращений к нации «на прощание» — уже после первого тура выборов. У Виктора Януковича мечтали издать жизнеописание лидера, но так и не успели (подробнее — см. блиц-интервью Владимира Скачко на стр. 11). А политтехнологи БЮТ ограничились залежавшейся на полках книжных магазинов литературой о Юлии Тимошенко прошлых годов авторства Веры Ульяхиной или Андрея Кокотюхи.

Непубличные скандалы
Таинство создания политической прозы не лишено прозаичности. Главная причина неприятного послевкусия в отношениях заказчиков и исполнителей — финансовые разногласия. Один из исторических «кидков» зафиксирован в записях журналиста, раскрывшего тайну брежневских мемуаров. Авторам воспоминаний генсека, к их собственному удивлению, было обещано денежное вознаграждение (хотя «советские газетчики подобные функции выполняли по служебной обязанности либо партпоручению»). Но, увы, обещаниям не суждено было сбыться. «Наш труд над мемуарами никак не был поощрен,  — пишет Александр Мурзин. — Да и как иначе? Ведь если начальственная троица заведомо намеревалась вычеркнуть нас из мемуарной акции, уничтожив все следы нашего там пребывания, то чей труд было оплачивать? Сами же мы вопрос о мзде никогда не ставили — а значит, ее ни от кого и не ожидали».

За подобными примерами, увы, не станет дело и в современной истории. «Я сам попадал в ситуацию, когда заказчик не выполнял свои обязательства, — признается Дмитрий Выдрин, политолог, писатель и замсекретаря СНБО. — Один из украинских политиков заказывал мне сформировать команду, чтобы очень быстро написать книгу, которая носила бы характер и концептуальный (концепция развития Украины), и личный (элементы биографии). Люди поработали три месяца, но за их работу не были выплачены деньги под предлогом того, что у заказчика возникли финансовые проблемы. Политики, особенно те, которые вышли из бизнеса, к любому политическому проекту относятся как к бизнесу. Поэтому, если есть возможность «прокинуть», они это сделают. Порой заказчики отказываются платить, аргументируя это тем, что им не подошел написанный материал, а затем выясняется, что они его все равно используют».

По информации, просачивающейся в околополитические круги, разногласия в части содержания, а затем и финансовые вопросы, в свое время озадачили журналиста газеты «Зеркало недели» Сергея Рахманина, работавшего над книгой Леонида Кравчука «Маємо те, що маємо». Возможно, поэтому в исходных данных нет даже намека на какое-либо участие журналиста в подготовке этого произведения.

Очевидно, что сотрудничество политиков с литературной свитой далеко от порядочности. Заказчики машинально ретранслируют ставшие привычными в политике и бизнесе схемы поведения на процесс подготовки собственного литературного наследия. В силу того, что рынок услуг по написанию книг за политических деятелей основан на личных связях и знакомствах, скандалы с исполнителями литературных заказов не становятся предметом публичного обсуждения. Зато отражаются на качестве подписанной политиками прозы. По этой причине настоящие авторы особо и не стремятся видеть свою фамилию на обложке этих произведений.

    Реклама на dsnews.ua