• USD 27.7
  • EUR 33.1
  • GBP 38.3
Спецпроекты

Катынская семья

Реклама на dsnews.ua
Гибель польской элиты под Смоленском приведет к изменению внешней политики Польши. В ней будет больше места для европейской солидарности и меньше — дл
Гибель польской элиты под Смоленском приведет к изменению внешней политики Польши. В ней будет больше места для европейской солидарности и меньше — для Украины.

В мире не так уж часто выражают сочувствие странам и народам. Сами по себе они редко оказываются в роли жертв. В 1956-м сочувствовали венграм, 12 лет спустя обычные люди от Канады до Новой Зеландии вывешивали в окнах флаги Чехословакии. В 2001-м проявляли солидарность с США, теперь эпицентром всемирного сочувствия стала Польша. Цветы и свечи у польских посольств по всему миру, как и траурные ленточки на национальных флагах,  — не только солидарность с в одночасье потерявшим всю политическую элиту поляками. Это еще память по той Польше, которой больше не будет.

На Запад!
В Украине принято говорить о том, что наша страна разделена, но те же слова справедливы и в отношении Польши, поделенной на консервативную и либеральную. Консервативная, юго-восточная Польша, составлявшая электорат погибшего президента Леха Качиньского и его партии «Право и Справедливость», в последние годы постоянно «сжималась» под напором проевропейского северо-запада. Причем либеральный премьер-министр Дональд Туск и его «Гражданская платформа» воспринимались как символ будущей Польши не только самими поляками, но и лидерами ЕС.

Германия и Франция не скрывали своего раздражения консервативной польской половиной. Именно с приходом Леха Качиньского на пост президента в 2005 году ужесточилась польская позиция в вопросах формирования европейского парламента, а в выработке восточной политики ЕС появилось такое понятие, как «польский фактор».

Позиция Польши заключалась в настороженном отношении к России, тесном сотрудничестве с постсоветскими странами и проведении «исторической политики». Под последним понималось выстраивание современных отношений, исходя из событий ХХ века, которые прочно закрепили за Польшей роль жертвы, а за Россией и Германией — «плохих парней». Такой подход вызывал раздражение не только в Москве, но и в Берлине, которому тоже доставалось от польской риторики. И хотя в самой Польше такая позиция вызывала жесткие внутренние споры, на внешнем фронте политики действовали весьма слаженно, и в этом не последнюю роль играл президент Лех Качиньский. Именно с его подачи в 2007-м Варшава заблокировала переговоры между ЕС и Россией по Новому базовому соглашению. Во время российско-грузинского военного конфликта в августе 2008-го Лех Качиньский вместе с украинским президентом Виктором Ющенко и лидерами стран Балтии выступил на митинге в Тбилиси, не дав тем самым французскому президенту Николя Саркози представить свою миротворческую миссию как позицию всего ЕС.

В том, что изменения внешнеполитических позиций Польши  — лишь дело времени, отдавали себе отчет даже ее союзники.

Смена элит
Бывший генеральный секретарь США Генри Киссинджер еще в 2006 году написал статью для издания Foreign Affairs, где прогнозировал постепенное встраивание Польши в фарватер немецко-французской политики в ЕС — общие экономические проблемы, по его мнению, должны были сблизить в течение 10-15 лет политические позиции европейских государств. Но 10 апреля 2010 года катастрофа под Смоленском сократила эти сроки до пары-тройки лет. 70 лет назад расстрел 21 тыс. польских офицеров означал уничтожение не просто военной верхушки, а всей польской элиты. Ведь большинство офицеров были мобилизованными на фронт врачами, учителями, адвокатами. Катастрофа 10 апреля этого года лишила Польшу не просто элиты, а ее консервативной части. Той самой, которая формировала доселе внешнюю политику Польши.

Реклама на dsnews.ua

Теперь президентские функции будет исполнять Бронислав Коморовский, глава польского парламента, считавшийся главным конкурентом Леха Качиньского на предстоящих выборах президента в октябре этого года. Коморовский представляет ту же «Гражданскую платформу», что и премьер-министр Дональд Туск. И на будущих выборах, которые по закону должны состояться в течение 60 дней, он будет главным претендентом на победу. Конечно, есть вероятность, что брат-близнец погибшего президента Ярослав Качиньский, занимавший пост премьер-министра, будет избран главой государства на фоне национального траура. Но, во-первых, покинув пост главы правительства в 2007 году, Ярослав Качиньский фактически ушел из большой политики. Во-вторых, президентская кампания будет проходить под знаком траура и вряд ли будет агрессивной. В этих условиях поколебать статус фаворита Бронислава Коморовского очень трудно. Так что, вероятнее всего, польские либералы получат президентский пост.

Кроме того, перед Польшей стоит задание назначить высшее военное руководство, а также главу Нацбанка. Предыдущий главный финансист Польши Славомир Скшипек был креатурой Качиньского (в бытность того мэром Варшавы Скшипек занимал пост вице-мэра польской столицы). Высший командный состав польской армии также был настроен весьма консервативно. Скорее всего, им на смену придут либерально мыслящие поляки, ориентированные на тесную политику со странами ЕС в банковской и военной сферах. Ну а после избрания нового президента аналогичные изменения ожидают и польский МИД. Причем все эти изменения — отнюдь не революционны, просто трагедия под Смоленском ускорила их.

Конец эпохи романтизма
Новая команда польских политиков, вероятнее всего, отойдет от принципов «исторической политики», исповедуемой Лехом Качиньским. Во-первых, трагедия под Смоленском наполнит само содержание слова «Катынь» новым смыслом. А это не столько ответственность России за расстрел польской элиты 70 лет назад, но и искреннее желание политического руководства РФ разделить боль поляков в нынешней трагедии. Тут стоит вспомнить, что у Дональда Туска и Владимира Путина сложились неплохие личные отношения, а совместное переживание трагедии под Смоленском может сделать их еще более доверительными. Недавно главы правительств России и Польши провели успешные переговоры по увеличению поставок газа с 9 до 11 млрд кубометров в год, а также по транзиту российского газа по трубопроводу «Ямал — Европа», который проходит по территории Польши.

Так что от новой Польши стоит ожидать больше прагматизма и меньше идеализма. Для Украины это означает, что об эпохе, когда Варшава была адвокатом Киева в Брюсселе, придется забыть. Равно как и об активном финансовом участии Евросоюза в украинских программах. Доселе это во многом объяснялось польской позицией. В свое время программа по сотрудничеству ЕС со странами бывшего СССР «Восточное партнерство» была предложена поляками. Теперь можно ожидать, что ЕС сосредоточится на помощи Западным Балканам (немецкий лоббизм) и странам Северной Африки (французский лоббизм).

Трудно сказать, насколько готова к таким изменениям Украина. Доселе украинские власти опирались на польское плечо лишь тогда, когда отношения с Западом ухудшались донельзя (скандал с поставками «Кольчуг» в Ирак, президентские выборы 2004 года). Потому вряд ли изменения в польской внешней политике повлекут изменения в политике украинской. Но возможностей напоминать о себе в Брюсселе у нашей страны будет меньше. И если раньше мы могли рассчитывать на активную поддержку поляков, то теперь придется делать это самостоятельно. Учитывая, что в ЕС есть определенная усталость от Украины, работникам МИДа, отвечающим за европейское направление, не позавидуешь. Впрочем, понять ЕС можно — Польша сейчас действительно вызывает куда больше сочувствия.

Какая разница
между двумя селами под названиями Катынь и Хатынь, многие советские люди даже не догадывались. Скорее всего, основное население вообще не подозревало о существовании деревеньки Катынь, что в Смоленской области Российской Федерации. Зато все знали о белорусском местечке Хатынь, сожженном нацистами (вместе со 149 жителями) 22 марта 1943  года. Расстрел польских офицеров в российской Катыни произошел тоже весной, только тремя годами ранее.
С 1945 года на тему преступлений НКВД в Катыни был наложен запрет. Во время Нюрнбергского процесса СССР даже попытался возложить на Германию ответственность за катынский расстрел, но из-за недостатка улик дело закрыли. И тогда в СССР был создан культ Хатыни, хоть разоренных и сожженных сел в те времена в Беларуси были сотни, если не тысячи. Руководство СССР свой выбор поясняло тем, что село расположено недалеко от Минска и оживленной трассы, что облегчало доступ к памятнику. По неофициальной версии, это был PR-ход НКВД, ведь латиницей Katyn и Khatyn практически созвучны, что автоматически закрепляло вину немцев за совокупные преступления нацистской Германии в годы Второй мировой войны. В том числе и в головах туристов из ПНР, которым в программе посещения СССР обязательно предусматривали поездку в Хатынь. Причем именно польских туристов в Хатыни было всегда много. Некоторые польские историки давали этому такое объяснение: поляки действовали в рамках возможного. Ставить под сомнение расстрел польских военнопленных нацистами пропаганда ПНР запрещала, а культа мученичества поляков в Катыни СССР не создал. Посему многие польские туристы ехали в белорусскую Хатынь, чтобы почтить там память расстрелянных в Катыни родственников. Тем более что Катынь также является собирательным образом — расстрелы польского воинства проводились не только в этой смоленской деревне, но и в Твери, и в Харькове.
В 1990 году ТАСС впервые сообщил о том, что расстрел поляков в Катыни — дело рук НКВД, назвав главным преступником тогдашнего наркома внутренних дел Лаврентия Берию. После этого Хатынь и ее трагедия отошли на второстепенный план, а катынская трагедия стала важным элементом самосознания поляков и строительства новой Польши. Как сказал на пресс-конференции в Смоленске премьер-министр Польши Дональд Туск, «из Катыни вышла новая Польша, и теперь все поляки — одна катынская семья». Поэтому для Польши все, что связано с Катынью, имеет важное символическое значение. До сих пор Варшава ждет от Москвы извинений за военное преступление 70-летней давности, а также рассекречивания и передачи документов по так называемому белорусскому досье — данные о польских офицерах, содержавшихся в тюрьмах БССР.
    Реклама на dsnews.ua