• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Деловой «фронтовик»

Реклама на dsnews.ua
Иногда даже негативный опыт близкого человека не играет роли в принятии важных решений. Лишнее тому подтверждение — молодой луганский миллионер Игорь
Иногда даже негативный опыт близкого человека не играет роли в принятии важных решений. Лишнее тому подтверждение — молодой луганский миллионер Игорь Лиски. Несколько лет назад разочарование в украинской политике постигло его двоюродного брата Андрея Недовесова, который, в конце концов, вынужден был продать свои луганские активы и переехать в Киев. Теперь первые шаги в политике предпринимает сам Лиски. При этом политическое пристанище для реализации своих амбиций молодой бизнесмен выбрал далеко не самое спокойное, возглавив областную организацию «Фронту змін» в Луганской области.

Старту карьеры Игоря Лиски мог бы позавидовать любой — в начале 2000-х, в 22 года, он стал генеральным директором Краснолучской горно-обога­тительной фабрики, которая на то время принадлежала его двоюродному брату Андрею Недовесову. О трудностях, с которыми пришлось столк­­нуться в первые годы работы на предприятии, Лиски теперь вспоминает с юмором. Хотя признается: выстраивать отношения как с коллективом, так и с клиентами в «суровой» Луганской области, даже несмотря на попечительство двоюродного брата, было нелегко. «Сначала никто в нас не верил, но когда стало получаться, мы удивили всех, нас зауважали», — вспоминает молодой бизнесмен.

Видимо, вдохновленный успехом на бизнес-поприще, Лиски с недавнего времени пытается повторить его и в политике — летом 2009 года он возглавил луганский штаб «Фронту змін» Арсения Яценюка. Впрочем, пока результаты в политике с большой натяжкой можно назвать утешительными — в первом туре президентских выборов лидер «Фронту змін» Арсений Яценюк набрал в Луганской области всего 2,5 % голосов избирателей. Этот результат оказался одним из самых низких среди всех областей Украины. По словам самого Лиски, завоевать симпатии местных избирателей — занятие не из легких в силу верной любви луганчан к «бело-голубым». Однако сдаваться Лиски не намерен. Напротив, готовится к новым политическим свершениям. В недавно презентованном новом проекте Арсения Яценюка «Уряд змін» Игорь Лиски курирует едва ли не одно из самых важных направлений деятельности — «Современная инфраструктура». В оппозиционном правительстве Яценюка молодой магнат будет заниматься вопросами, связанными с привлечением инвестиций, модернизацией ЖКХ, энергосбережением.

Для вас недавняя президентская кампания стала первым опытом в политике, но вы сразу возглавили предвыборный штаб «Фронту змін» в Луганской области. 2,5% — этот результат разочаровал или на большее и не рассчитывали?
— Меня нельзя назвать опытным политиком, и поэтому мне сложно выступать в качестве эксперта: что было сделано правильно, а что неправильно. Возможно, нам действительно не хватило опыта, потому что команда была молодая. Возможно, мы были не готовы к некоторым трудностям. Если говорить о кампании Яценюка в целом, то ее, наверное, трудно назвать «серой». Я думаю, ошибка заключалась в том, что из Арсения Петровича — молодого, интеллигентного, продвинутого — пытались сделать Че Гевару. Что касается результата, то мы начали заниматься кампанией в области только в июле — не было команды. Тем не менее мы за полгода развернули штабы в каждом городе и селе.

Но столько же времени на подготовку было и у Сергея Тигипко, который в начале предвыборной кампании имел куда более скромный рейтинг…
— Успех Тигипко заключался в том, что его штабисты все пытались сделать максимально просто. У них была очень простая идея — сильный лидер, все будет хорошо, заводы заработают, не знаю, правда, как, но заработают. Мы же пытались все обсуждать, дискутировать, разрабатывать программу. У нас все было немного сложнее.

Помнится, во время этой предвыборной кампании вы сделали весьма скандальное заявление относительно того, что штаб Тигипко фактически позаимствовал программу «Фронту змін»?
— Честно говоря, мы даже шутили на этот счет. Мы только вывешиваем на сайт наши идеи, — и практически сразу они подхватываются штабом Тигипко. Ему особо ничего не нужно было придумывать — говорить то, что говорим мы, немного проще, красиво улыбаться и хмурить брови. Но на самом деле тут нет ничего предосудительного. Уже то, что этими идеями кто-то пользуется, — большое достижение. То, что Сергей Тигипко на наших идеях тоже набрал себе какие-то проценты, в первую очередь плюс для Украины. Тигипко, как видите, шел во власть, и его бизнес-проект удался: он дорого продался. Я за это его не виню, может быть, он и правильно поступил. У нас немного другие принципы.

То есть решение вашего лидера остаться в оппозиции команда «Фронту змін» поддержала единогласно?
— Конечно, потому что в противном случае мы бы противоречили сами себе. Мы же выступали за перемены, говорили о том, что хотим увидеть новую страну. Тут же приходит старая власть. У меня сейчас ощущение полного дежавю — разве что кто-то был министром внутренних дел, а теперь стал министром экономики. Я лично, если честно, не понял бы Яценюка, если бы он пошел работать в эту систему.

Реклама на dsnews.ua

Отмену местных выборов «Фронт змін» воспринимает со знаком «плюс» или «минус»?
— В любом случае то, что местные выборы отменяются, а даты их проведения нет, это неправильно. Дело не в том, хорошо нам или плохо. Хочется, чтобы работала система, каждый месяц не менялись правила игры. Каким будет наш результат на местных выборах — пока трудно сказать. Мы только начали работать, очки в Луганской области зарабатывать очень сложно, но если они зарабатываются, то уже надолго.

Если говорить о ваших нынешних результатах — 2,5% по области, — вы в местные советы никак не попадаете.
— Я не могу быть, конечно, уверен на 100%, но мне кажется, что в местные советы мы должны попасть. Другое дело, что цель стоит немножко не такая. Партия регионов в нашей области имеет поддержку 70% избирателей, то есть что-то менять в этой системе очень сложно. Ну, к примеру, пройдет от нас трое-пятеро депутатов, но это практически никак не повлияет на расстановку сил. Как будем завоевывать симпатии избирателей? Думаю, не будем все сводить к банальной критике действующей власти. Я, например, не могу критиковать кого-то просто потому, что так надо. Наверное, воспитание не позволяет. Мы хотим и будем предлагать конкретные идеи по развитию страны.

Можете сказать, сколько вы потратили на избирательную кампанию Арсения Яценюка в 2009-2010 гг.?
— Самое ценное — это, наверное, время. Вот это действительно был мой вклад в общее дело. Денежное выражение — мне не хотелось бы говорить об этом. Понятное дело, без финансовых вливаний никакая политика не делается. Но назвать меня спонсором «Фронту змін» нельзя.

Ваш брат Андрей Недовесов в свое время возглавлял областную организацию НУНС, был пламенным революционером в 2004 году. Но, разочаровавшись, оставил политику и даже покинул Луганск. Вы не боитесь повторить подобный путь?
— У нас очень многие думают, что если ты не в Партии регионов, то, значит, уже не все нормально. Да, конечно, начинаются вопросы относительно того, а кто этот человек, а что у него не так с бизнесом, какой есть компромат? Поэтому я стараюсь максимально легально вести свой бизнес, чтобы у недоброжелателей не было вопросов.

Если через три года вы поймете, что у проекта «Фронт змін» нет будущего, продолжите ли политическую карьеру?
— Я надеюсь, что никогда не разочаруюсь в этой политической силе и в Арсении Яценюке лично.

Уголь и бумага    
Ключевое звено в бизнесе Игоря Лиски — операции с угольной продукцией. В группу его активов входят предприятия как по добыче, так и по обогащению и дистрибуции угля. Сейчас бизнесмен подумывает над идеей создания горизонтально интегрированной компании в угольном бизнесе. При этом усиляться Лиски будет не самостоятельно, а с английскими партнерами в лице компании Ukraine Energy. Выбор на Великобританию пал неслучайно, ведь бизнесмен учился в лондонском Saint Gilе’s College. Сейчас Лиски и его партнеры по бизнесу нацелены на активную экспансию в угольной отрасли, вплоть до реализации проектов по строительству новых шахт по добыче коксующегося угля, ежегодный дефицит которого украинские металлурги покрывают за счет импорта из России, Бразилии и Австралии.

На усиление в угольном бизнесе будет сориентирован и машиностроительный актив бизнесмена — ЗАО «Лисичанский машиностроительный завод». За счет его продукции в настоящее время проводится модернизация угольных предприятий «Эффективных инвестиций». Впрочем, несмотря на наполеоновские планы по усилению в угольной отрасли, Лиски намерен развивать проекты и в других отраслях. Так, в марте нынешнего года управляющая компания бизнесмена «Эффективные инвестиции» закончила сделку по покупке доли в уставном капитале ООО «Житомирский картонный комбинат». В роли покупателя выступило ОАО «Украинский картон», которое основал родной брат Игоря Лиски Вадим.

>> Компания «Эффективные инвестиции» недавно приобрела Житомирский картонный комбинат. Это непрофильная инвестиция для вашего бизнеса. Как вы собираетесь развивать это направление и чем оно вас заинтересовало?
— Это очень интересный актив, правильный, но недооцененный. Кстати, директор предприятия Олег Карпека стал нашим партнером по бизнесу. Объемы инвестиций только на первоначальном этапе должны составить около 30 млн грн. Недавно я провел переговоры в Лондоне и в Копенгагене относительно покупки новой производственной линии — датской Hartmann, это еще плюс ?3-4 млн инвестиций. И после реализации всех этих планов можно будет говорить уже о добротном, серьезном предприятии. Нам в настоящее время принадлежит около 60% рынка прокладки для яиц, работаем практически со всеми крупными, средними и мелкими птице­фабриками. Купив эту линию, сможем уже производить закрывающуюся упаковку, ящики. Также мы производим гофрокартон — и этому направлению тоже будем уделять особое внимание.

Среди ваших активов есть Лисичанский машиностроительный завод. Маши­но­строение, как известно, сильно пострадало в результате кризиса. Какие у вас планы по развитию этого актива?
— Можем гордиться этой инвестицией, потому что на предприятии на момент покупки были фактически голые стены, несколько ржавых станков. Сейчас это работающее предприятие. Его основная проблема заключается в том, что машиностроительная отрасль очень сильно зависит от планов металлургов, химиков, которые в прошлом году столкнулись со множеством сложностей. То, что мы не производим конечную продукцию (машзавод производит оборудование по перемещению сыпучих песков, каркасные сооружения и оборудование для дробления — прим. «ВД»), — это наша главная проблема, сейчас я поднял этот вопрос очень серьезно, будем пытаться как-то изменить эту ситуацию. В прошлом году было очень тяжело, но мы выжили, занимались поставкой оборудования на свои предприятия, провели модернизацию угольных активов — делали оборудование для ГОФ, ремонты. Сейчас ситуация уже намного лучше, немного оживились металлурги, есть заказы, у химиков пока все еще проблемы. Что касается инвестиций, то у нас есть отдельный, весьма амбициозный проект по строительству «завода в заводе» по производству строительных смесей. Инвестиции должны составить $2 млн.

К каким активам еще проявляете интерес?
— В первую очередь интересны угледобывающие предприятия. У нас есть проект с английской компанией Ukraine Energy по строительству шахты в Свердловске. Есть еще в планах инвестиционные проекты по двум шахтам. По профилю, безусловно, нас интересует покупка антрацитовых шахт, есть несколько интересующих нас объектов в ГП «Донбассантрацит», которые близки территориально к Краснолучской ГОФ.

С нашими английскими партнерами мы ищем коксующиеся запасы, с этим в Украине, естественно, имеются некоторые проблемы, но у нас особый подход. Мы готовы развивать так называемые greenfield-месторождения, то есть фактически с чистого листа. Это то, чем сейчас интересуются иностранные инвесторы и что является очень перспективным.

Если будете заходить на государственные угледобывающие предприятия, то по инвестиционным договорам?
— Пока только так; конечно, лучше, чтобы была приватизация, потому что при такой схеме легче работать с иностранными инвесторами, привлекать кредитные средства. По инвестиционным договорам на угольные предприятия, поверьте, заходят не от хорошей жизни. При этом все понимают, что государство не застраховано от прихода недобросовестных покупателей, — потому что могут прийти, помыкаться, актив забросить…

Некоторые шахты, я считаю, можно продавать задешево, если они являются убыточными, но при этом необходимо определять инвестиционные обязательства по увеличению добычи угля, модернизации. Тогда механизм инвестору будет понятен. Он видит актив, имеет обязательства и теперь должен наполнить их смыслом. Инвестор может пойти в банк, на биржу, к партнеру, куда угодно.

Поделили по-братски
Самая темная страница в биографии Игоря Лиски — его приход в самостоятельный бизнес. Ведь в 22 года он был всего лишь наемным менеджером на одном из предприятий своего двоюродного брата. В то время Андрей Недовесов принадлежал к числу крупнейших промышленников Луганской области, в сферу его влияния входили Краснолучская горно-обогатительная фабрика, экспортный трейдер «Восточная угольная компания», несколько угольных шахт, строительная компания «Донбассгорстрой», компания «Виллон» и Лисичанский машиностроительный завод. Все изменилось после оранжевой революции в 2005 году, когда Недовесов столкнулся с жесткой конкуренцией со стороны своих однопартийцев за лидерство в областной организации «Нашей Украины» и кресло вице-губернатора в областной государственной администрации. Прессинг со стороны конкурентов был настолько велик, что Недовесов вынужден был покинуть не только политическую силу, но и Луганскую область. В конце 2005 года он принял решение о переезде в Киев и продаже промышленных активов своей бизнес-империи. Выбор пал на двоюродных братьев Лиски и еще одного партнера по бизнесу — Владимира Скубенко. Сейчас, несмотря на стремление Игоря Лиски позиционировать себя как самостоятельного бизнесмена, его активы по-прежнему приписывают влиятельному в прошлом в Луганской области двоюродному брату. Якобы 30-летний Лиски, с его лондонским образованием, является всего лишь «луганским смотрящим» своего старшего брата. Сам же Недовесов в интервью «ВД» заявил, что продал свои активы Игорю Лиски в рассрочку.

Вы в 22 года стали генеральным директором Краснолучской ГОФ, которая на тот момент принадлежала вашему двоюродному брату Андрею Недовесову. Некоторые СМИ до сих пор приписывают ему луганс­кие активы, проданные «Эффективным инвестициям», — якобы вам он просто доверил их управление?
— У нас даже есть семейная шутка по этому поводу: «Это все маркиза Карабаса, это все его, это всего его». Каждый раз, когда Андрею приписывают наши активы, я звоню ему и говорю, что он будет должен за пиар. Безусловно, Андрей сыграл очень большую роль в моей карьере. Он, можно сказать, стал первым, кто в меня поверил, когда мне было еще 19 лет. Но на самом деле работа на Краснолучской ГОФ была тяжелая, я ее часто называю своим первым испытанием. Представьте: приходишь на угольное предприятие, где уже сформированы свои правила. На тебя смотрят и думают: «Вот этот 20-летний пацан нам будет что-то рассказывать?». Так что приходилось находить общий язык с директорами шахт.

У меня до сих пор хорошие отношения сохранились с одним из директоров, который вообще без нецензурных выражений не мог общаться, и когда я с ним разговаривал по телефону, слышали все вокруг. Есть фотографии предприятия первых лет работы — там проваленные полы, полураздетые люди, кто в чем, кто- то даже в шинели военной. Украсть что-то с предприятия было в порядке вещей. Встречаешь, к примеру, сотрудника, а он домой уже что-то тащит. Спрашиваешь: куда, зачем? А он: ну я же здесь столько лет проработал, мне нужно. Так что сначала все было совсем грустно.

Вы с братом Вадимом платили за активы в рассрочку?
— Да, когда Андрей переезжал из Луганска в Киев, он все продавал. Мне кажется, он сейчас, возможно, и жалеет о том, что в свое время продал эти активы, потому что предприятия действительно очень интересные. Еще раз повторюсь, что в настоящее время Андрей Недовесов не имеет к бизнесу «Эффективных инвестиций» никакого отношения. Он полностью отошел от луганских активов. Все решения в настоящий момент я принимаю абсолютно самостоятельно.

Будете ли вы развивать общие бизнес-проекты в будущем?
— При всей моей любви к Андрею у нас с ним весьма интересные отношения складываются. Мы иногда не сходимся во взглядах на некоторые вещи. Но я надеюсь, что мы сможем реализовать совместные проекты в ближайшем будущем. По крайней мере, очень хотелось бы. В какой именно сфере, я пока сказать не могу — еще рано.

Экстремал-романтик
Отдыхать Игорь Лиски предпочитает путешествуя. При этом делает это в компании братьев, партнеров по бизнесу и друзей. Они устраивают заезды на большие расстояния на квадроциклах как в Украине, так и за границей. С особым восхищением Лиски рассказывает о заездах, которые проходили в Крыму. «Благодаря квадроциклам Крымский полуостров открылся мне совершенно с новой стороны. Все привыкли видеть набережные и пляжи, забитые отдыхающими, а я повидал абсолютно уникальные места с удивительной природой». Жить в таких походах предпочитает в палатке. «Утром просыпаешься от удивительного сочетания запаха можжевеловой рощи и моря», — вспоминает бизнесмен.

Главное же хобби Игоря Лиски, которое он мечтает сделать и бизнесом, — это баскетбол. В 2005 году создал в Луганске баскетбольную команду и стал ее руководителем. Старается заниматься любимым видом спорта как минимум два раза в неделю и мечтает о будущих трофеях.

Вы как-то в одном из интервью упомянули, что у вас есть своя баскетбольная команда в Луганске?
— Да. Мы создали баскетбольную команду, но сейчас столкнулись с очень банальной проблемой — отсутствием в Луганске профессионального баскетбольного зала. Сейчас строится зал по мини-футболу, но это не совсем то, что нужно. Надеюсь, что все-таки удастся построить зал. Это, наверное, будет моя самая любимая инвестиция. Вообще, это моя давняя мечта. Я сам с семи лет играю в баскетбол, многими видами спорта занимался в свое время — и плаванием, и теннисом, но самый любимый — баскетбол. Играю до сих пор.

Как вы собираетесь развивать проект баскетбольной команды?
— Хотим создать детскую, юношескую и взрослую команды. Планы у нас большие. Пока мы называемся просто «Луганск», но скоро у нас будет новое название и эмблема. Вот увидите, через несколько лет сможем посоревноваться и за главный трофей.

Чем увлекаетесь еще, помимо баскетбола?
— Очень люблю путешествовать, любимый город — Лондон. Последнее путешествие, которое запомнилось, — двухнедельная поездка на Байкал летом. Неделю мы шли на байдарках. За семь дней не встретили ни одного человека. Тишина, красивая природа, телефон не ловит, и поэтому не покидало ощущение, что что-то не так. Утром просыпался и поначалу думал: что же случилось? Ну это, конечно, мужской отдых, на выносливость. Были дни, когда кусок сала, который взяли с собой, был спасением.

Перспективы
Лидер «Фронту змін» Арсений Яценюк, несмотря на свой скромный результат на президентских выборах, в настоящее время пытается завоевать статус первого оппозиционера в своем регионе, критикуя по возможности практически все действия власти. Его новый проект «Уряд змін», скорее всего, говорит об амбициях в случае проведения досрочных парламентских выборов отправиться в политический путь самостоятельно. Пока позиции Игоря Лиски, которому приписы­вают статус регионального спонсора «Фронту змiн», в этой политической силе выглядят весьма стабильно, и при составлении партийных списков он, вполне вероятно, сможет рассчитывать на попадание в первую десятку.

Перспективы в бизнесе у Лиски больше зависят от лояльности нынешней власти. Желающих зайти на угольные предприятия по инвестиционным договорам и конкурсам много и в лагере «бело-голубых». Впрочем, и сама перспектива захода инвесторов в отрасль пока выглядит достаточно туманно. Министр угольной промышленности Юрий Ященко хоть и заявил недавно о планах по привлечению инвесторов для более чем ста шахт и шахто­управлений по инвестиционным договорам, но до практической их реализации еще далеко. Не говоря уже о приватизации в угольной промышленности, идея которой вынашивается уже не первый год.

Что касается активов по добыче коксующегося угля в Украине, то тут компании Лиски могут столкнуться с серьезной конкуренцией со стороны украинских металлургов. Тот же сценарий ждет бизнесмена и в новом для него бумажном бизнесе. Ведь один из самых главных конкурентов недавно приобретенного Житомирского картонного комбината, Жидачевский целлюлозно-бумажный комбинат, подконтролен миллиардеру Игорю Коломойскому. Учитывая методы ведения бизнеса днепропетровским олигархом и планы жидачевского предприятия по усилению своей доли на рынке, этот бизнес может и не принести братьям Лиски желаемых результатов.

    Реклама на dsnews.ua