• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Цена днепровского приволья

Реклама на dsnews.ua
За сравнительно небольшую плату жители Киева легко оказывались на лоне природы у живописного Славутича.

За сравнительно небольшую плату жители Киева легко оказывались на лоне природы у живописного Славутича.

В летние дни лучшее спасение от солнечного жара — вода. Киеву в этом смысле посчастливилось. С давних времен горожане пользуются возможностью отдыха на Днепре и на речных островах. Не так-то просто, однако, было добраться до вожделенных приречных уголков, покуда еще не имелось достаточного количества мостов. Из этой потребности возникла одна из отраслей бизнеса — речные перевозки к местам приятного времяпровождения.

Плыла, качалась лодочка
В конце ХIХ века элементарным способом отправиться из шумного и пыльного города к реке, на природу, был перевоз на Труханов остров. В сезон отдыха у Набережного шоссе постоянно дежурили многочисленные лодочники, за пятачок с носа доставлявшие любого желающего на «Трухашку» и обратно. На том берегу горожане предавались нехитрым развлечениям. Как писал тогдашний фельетонист, «компания побродит бывало по берегу, разложат костер, сварят кашу, иногда устроят более или менее основательную выпивку и мирно возвращаются восвояси».

Но вот один из лодочников додумался по­ставить это дело на более солидную коммерческую ногу. Звали его Адам Гинтовт. Поначалу он сбывал отдыхающим раков, которые пользовались большим спросом. Потом соорудил у берега столики, скамейки, стал завозить пиво, жарить цыплят, так что получился своего рода домашний ресторан. Земля Труханова острова принадлежала городу. Во время весенних разливов почти весь остров уходил под воду; город не особенно дорожил этой недвижимостью и сдавал участки в аренду за смешную плату. Гинтовт воспользовался такой удачной возможностью. Его ресторанчик быстро стал популярным. Перевоз состоял уже из целой «флотилии» лодок и работал с полной загрузкой, хотя Гинтовт повысил плату вдвое: теперь за пять копеек возили только в одну сторону.

Находчивый предприниматель получал немалые доходы. Но, по выражению киевского мемуариста Александра Паталеева, «ему захотелось, чтобы курица, несшая ему золотые яйца, вместо оного сносила бы ему по два и больше, и он довел ее до того, что она от ожирения подохла». Гинтовт превратил патриархальный ресторанчик в шикарное заведение «Эрмитаж» с электрическим освещением, двумя оркестрами, садом (за вход в который брали 15-20 коп.) и летним театром. В репертуаре театра преобладали выступления куплетистов и шансонеток самого пикантного содержания, рассчитанные на публику, жаждущую острых развлечений. Даже в солидном путеводителе издания Василия Бублика было отмечено, что «развязность исполнителей и посетителей этого сада составляет его характерную особенность, почему, вероятно, «Эрмитаж» и пользуется наибольшим успехом». Казалось бы, такой бизнес должен был стать еще более выгодным, однако Гинтовт просчитался. Во-первых, он потерял часть публики, привыкшей к недорогому патриархальному отдыху на природе. А во-вторых, не учел конкуренции. По тому же пути пошли и другие предприниматели. Городские власти, оценив ситуацию, резко повысили арендную плату. В итоге заведение Гинтовта прогорело. Часть его клиентов переместилась в ресторан «Венеция», находившийся на месте нынешнего Гидропарка, куда можно было круглый год добираться без лодки по мосту.

Наиболее состоятельные киевляне, впрочем, и так не нуждались в услугах лодочников. Многие из них владели собственными яхтами; на том же Трухановом острове, немного севернее заведения Гинтовта, размещалась база местного яхт-клуба, основанного в 1887 г. Едва ли не самым эффектным речным судном располагал знаменитый архитектор Владислав Городецкий. У зодчего была прямо-таки дача на воде. Его киевский знакомый, зоолог Николай Шарлемань, вспоминал о Городецком: «Я плавал с ним по Днепру на его плавучей даче «Сафари». Это был красивый павильон в мавританском стиле, весь, как кружево, изукрашенный резными деревянными узорами, строенный из еловых досок и бересты, которая служила обоями, с цветниками, верандами, большими зонтиками, библиотекой, кухней на нижнем этаже и с каютами для гостей, с кроватями, умывальниками, с водопроводом и т. д. Эта дача передвигалась с места на место при помощи моторной лодки с мотором «Мерцедес»».

На борту у «днепровских мореходов»
В позапрошлом веке на Днепре стали привычным зрелищем речные пароходы. Тот же Гинтовт на закате своего бизнеса вместо лодочного перевоза на Труханов остров применил два паровых катера. Даже на столь незначительном маршруте на судах ввели два класса: билет первого класса в две стороны стоил 15 коп., второго класса — 10 коп.

В 1895 г. писатель Александр Куприн среди своих «Киевских типов» с ехидством изобразил и капитана подобных катеров — «днепровского морехода»: «Он все лето совершает один и тот же очень короткий рейс — от Киева до... «Трухашки» и обратно. Надо отдать ему справедливость: он обладает недюжинными навигаторскими способностями, потому что ухитряется даже на таком микроскопическом расстоянии устроить изредка маленькое «столкновеньице» с конкурентным пароходом... Он обыкновенно называет себя «штурманом дальнего плавания». Не верьте ему. Он не был даже и на каботажных курсах, а просто поступил на пароход помощником капитана (вернее сказать — кассиром и контролером билетов) и «достукался» всеми правдами и неправдами до капитанского звания. Это не мешает ему, однако, за бутылкой доброго коньяку с увлечением рассказывать о своих приключениях, о стычках с малайскими пиратами, об авариях в Индийском океане, о пребывании в плену у людоедов и о прочих ужасах, от которых у слушателей бегают по спине мурашки».

Реклама на dsnews.ua

Конечно, по Славутичу и его притокам ходили и более солидные пароходы, курсировавшие от Гомеля и Могилева до днепровских порогов. На их маршрутах оказывались киевские пригороды, где тоже можно было неплохо отдохнуть, — к примеру, билет по реке до Межигорья стоил от 25 коп. в первом до 75 коп. в третьем классе. Основным предприятием по этой части являлось Соединенное общество пароходства, в состав которого входили 1-е и 2-е общества пароходства по Днепру и его притокам. Шефом обоих обществ был известный киевский бизнесмен Давид Марголин.

Регулярные пароходные прогулки по Днепру для всех желающих тогда еще не практиковались. Но время от времени такие выезды все же происходили. Марголин, между прочим, состоял почетным блюстителем Киево-Фундуклеевской женской гимназии. Он оказывал этому и другим учебным заведениям разнообразную поддержку, в частности бесплатно предоставлял пароходы для гимназических прогулок и экскурсий. Учеников и учениц вывозили на живописные пустынные острова, где преподаватели-естественники на наглядных примерах непосредственно демонстрировали им местную фауну и флору. За свою меценатскую деятельность Давид Семенович состоял на прекрасном счету у властей, получал ордена и другие знаки отличия.

Время от времени пароходы арендовали для увеселения каких-либо выдающихся гостей города. К примеру, в начале прошлого века в Киеве с успехом гастролировал Московский художественный театр — кумир тогдашней передовой публики, имевший здесь массу по­клонников. Основатель театра, великий режиссер Константин Станиславский, вспоминал: «Нанимался пароход, в нижние каюты которого прятался оркестр военной музыки, румынский оркестр, хор, отдельные певцы. В разгар веселья их выпускали на палубу, отчего общее праздничное настроение еще более разрасталось. Начинались танцы на открытом воздухе, под горячим солнцем, среди водяной стихии Днепра. А то вдруг, неожиданно, останавливали пароход на облюбованном месте с живописным лугом и затевали игры... или шествие с музыкой».

«Москвич» — не только автомобиль
При советской власти места отдыха «буржуев» перешли в распоряжение победивших классов. На Трухановом острове разместились базы отдыха различных профсоюзов, здесь же с 1918 г. действовал массовый пляж. Катера-челноки не успевали перевозить сюда бесчисленных отдыхающих.

Для пролетариата оборудовали водные станции, на которых за символическую плату (а для членов профсоюзов-владельцев — бесплатно) можно было взять лодку на время. К 1930 гг. широко практиковались экскурсии на речном транспорте, в том числе и «массовки» за город под эгидой туристско-экскурсионного бюро ВЦСПС.

А после войны, после того как самые по­пулярные киевские уголки отдыха пострадали от разрухи, горожане с особенной охотой устремились на берега Днепра. Речной флот предоставил для этого все условия. Были введены многочисленные рейсы — к устью Десны, на Долбичку, к урочищу Наталка, к Русановским садам... Они пользовались громадным спросом: у одного только устья Десны, где были устроены специальные буфеты и артезианские колодцы со свежей водой, в жаркие дни собирались более 15 тыс. человек. Причем проезд по реке стоил сравнительно немного: от Почтовой площади до Долбичского пляжа брали 2 рубля в обе стороны, а с детей — 50 коп.; до устья Десны — соответственно 5 рублей и 1 руб. 25 коп. (напомним, что речь идет о старом масштабе цен, до его уменьшения в десять раз в 1961 г.).

Нередко отдыхающие пользовались, согласно тогдашнему справочнику, «специально выделенными судами для организованных выездов коллективов». Профсоюзы через бюро Речфлота заказывали на выходные дни поездки в живописные места с более или менее длительной стоянкой, купанием, рыбной ловлей. Для этого служили теплоходы типа «Москвич» вместимостью 150 человек или типа «Бойченко» на 220 человек (с палубой на корме, покрытой тентом). Особо «крутые» мероприятия проводили на пароходах с 360 пассажиро-местами: там имелись ресторан с двумя залами, буфет, музыкальный салон... Такие пароходы использовали и для вечерних прогулок по будним дням с заходом на днепровские острова (начало в 19.00, конец в 23.35). Они были «рассчитаны на здоровый и интересный отдых после трудового дня».

Со временем ситуация с доступностью мест отдыха изменилась к лучшему: на Труханов остров в 1957 г. построили пешеходный мост; к Долбичке и вновь обустроенному Гидропарку с 1965-го ведет линия метро. Спрос на речные поездки несколько упал, так что Речфлот применил льготные тарифы: для групп свыше 15 человек цену за проезд снижали вдвое.

Но и в наше время, как известно, речные увеселительные поездки не ушли в прошлое. Да и едва ли уйдут, покуда на Днепре в районе Киева еще можно отыскать сравнительно чистую воду и красивые берега.

Политические дебаты на ласковой волне
Сразу после Февральской революции в Киеве распоряжался так называемый Исполнительный комитет Совета объединенных общественных организаций. Но вскоре на политической арене появилась и другая влиятельная политическая сила — украинская Центральная Рада. Переговоры между Исполнительным комитетом и Радой не всегда были успешными. И вот однажды (дело было в июне 1917-го) представитель киевского гарнизона в Исполкоме Лепарский загорелся идеей — почему бы не перенести политические дебаты на свежий воздух?

Сказано — сделано: государственных мужей усадили на пароход и повезли кататься по Днепру. Лепарский и его сторонники все делали для снятия напряженности: выставили вино, закуску, даже распевали песни над рекой.

В конце концов, обстановка несколько разрядилась. Выступавший на палубе при луне писатель Владимир Винниченко, один из лидеров Центральной Рады, заговорил об условиях, при которых возможен компромисс между противоборствующими сторонами...

Едва ли, однако, можно рекомендовать этот способ сглаживать конфликты сегодняшним деятелям. При непримиримых противоречиях нынешних политических сил кого-то, чего доброго, недосчитаются на борту в конце речной прогулки...

    Реклама на dsnews.ua