• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Химическая реакция

Реклама на dsnews.ua

Передел украинского рынка азотных удобрений неизбежен, хотя нынешние собственники заводов этому сильно противятся — лоббируют налоговые льготы, в очередной раз пытаются путем расследований оградиться от демпингующих, по их мнению, российских производителей. Пока заводы балансируют на грани, надеясь выжить самостоятельно (благо, рентабельность позволяет) и выстоять перед угрозой недружественных поглощений.

Между тем химики находятся далеко не в том положении, в котором могут диктовать условия потенциальным покупателям, — дорожающий газ все же «сбил» цену на активы производителей азотных удобрений, ведь для них газ — 60-70% в себестоимости конечной продукции. Тем не менее химики делают хорошую мину при плохой игре. Мол, дешево мы ни за что не продадимся. По информации «ВД», как возможную защиту от поглощений более мощными игроками мирового химрынка некоторые украинские участники рассматривали даже вариант слияния между собой. Но, увы, ни до чего не договорились.

Уже со следующего года промышленники получат газ по $130 на границе. Возьмут ли они новую «газовую высоту», станет ясно совсем скоро. Но проблема уже настолько остра (и будет еще больше обостряться при неизбежном росте цен на газ в дальнейшем), что владельцы химпрома засучили рукава и начали решать ее уже сегодня. Включаются защитные механизмы: лоббирование льгот на правительственном уровне, диверсификация источников дохода (расширение линейки выпускаемой продукции), проработка вариантов сотрудничества или продажи с компаниями-владельцами сырья. Как переформатируется рынок в ближайшее время, и какое из предприятий сменит владельцев, исследовала «ВД».

Кризис или нет?

Цена газа для украинских химиков всегда была конкурентным недостатком по сравнению с российскими производителями. Отсюда — перманентные, но так ни разу и не доведенные до конца попытки предприятий через лоббирующий их интересы Союз химиков Украины инициировать антидемпинговые расследования против российских производителей азотных удобрений. Последняя такая инициатива датируется октябрем этого года. Теперь ряды лоббистов интересов химиков пополнились Минпромполитики. Недавно оно обратилось к правительству с просьбой освободить все промышленные предприятия от уплаты НДС при покупке газа. Мотивация следующая — многие ключевые предприятия скатятся за грань рентабельности и остановятся. Категория заводов, для которых вопрос удешевления газа наиболее актуален, — «азотчики», использующие его как сырье. Поэтому, по словам замглавы Минпромполитики Константина Кучера, необходим еще ряд дополнительных налоговых льгот для предприятий химотрасли, над чем министерство и работает в данное время.

Сами химики при сохранении статус-кво ожидают цену со следующего года на уровне $160-180 за 1 тыс. куб. м газа. И при этом (как известно, карта слезу любит) публично негодуют, утверждая, что такая цена их «похоронит». На Северодонецком «Азоте» и Черкасском «Азоте» уверяют — при будущих ценах на газ и нынешних мировых ценах на удобрения производство аммиака станет для них убыточным абсолютно, карбамид будет в «небольшом плюсе», а аммиачная селитра — с небольшим убытком. Больше оптимизма на Горловском «Стироле» — по словам Николая Янковского, почетного президента одного из крупнейших производителей аммиака и удобрений из него, рентабельность производства удобрений концерну удастся удержать на «нуле». Из других предприятий-конкурентов, по мнению г-на Янковского, на плаву удержится еще Одесский припортовый завод (ОПЗ). Остальным предприятиям придется туго — они рискуют уйти в минус, причиной чего станет стоимость доставки сырья. Так, «Стирол» имеет доступ к магистральному аммиакопроводу «Тольятти — порт Южный», а ОПЗ, кроме всего прочего, еще и «сидит» на перевалке аммиака в танкеры. Для остальных производителей минимальное транспортное плечо — $35 на тонне аммиака. Дальше всего приходится возить продукцию «Ривнеазоту» — в силу его географического расположения. Нынешнюю рентабельность г-н Янковский при ценах на газ этого года оценил в 0-15%.

Несмотря на то, что проблемы химиков действительно нарастают как снежный ком, критическим их положение назвать нельзя. Элементарный расчет показывает — в описании своего будущего химики сгущают краски, значительно преувеличивая предполагаемые убытки.

Реклама на dsnews.ua

По мнению аналитиков, цены на газ будущего года еще далеки до критического для «азотчиков» уровня, и коллапс заводам в ближайшем будущем не грозит. При нынешней конечной цене газа ($108 с НДС за 1 тыс. куб. м) себестоимость выпуска аммиака для «Стирола» и ОПЗ составляет $155 за тонну (стандартный коэффициент «выхода» аммиака из газа 1,25-1,3). Для остальных к этой цифре следует добавить и транспортные расходы. При этом на условиях FOB аммиак в Южном торгуется $245/т, поэтому рентабельность первых двух предприятий сейчас — около 58%. Повышение цен на газ в следующем году «съест» ее не более чем на 10%, что позволит фаворитам жить безбедно. По оценкам аналитиков, действительно критичный порог цены газа для химиков — $230. За ним «минус» начинается для всех.

На пороге передела

Наиболее очевидные претенденты на наши заводы — россияне. Тот, кто может поставлять на заводы дешевый газ, сделает из них привлекательный бизнес. С другой стороны, большинство опрошенных «ВД» экспертов и участников рынка единодушны во мнении: «Газпром» не заинтересован в покупке украинских химиков и не собирается поставлять им сырье на льготных условиях. И лишь отдельные аналитики считают, что украинские заводы могут купить в интересах «Газпрома», и это впоследствии, естественно, должно проявиться. Теоретически возможен интерес и со стороны Виктора Вексельберга, который владеет около 10% «Тольяттиазота». Однако все гипотезы о «сдаче» химпредприятий россиянам за дешевый газ как-то не воспринимаются всерьез по той причине, что газ для всех в Украине теперь будет стоить одинаково и продаваться только через «УкрГаз-Энерго».

Разница в положении заводов четко делит их на два лагеря. «Стирол» и ОПЗ находятся «на коне», что обуславливает постоянный к ним интерес со стороны крупного бизнеса. Николай Янковский сообщил «ВД», что предложения о слиянии ему поступали неоднократно, однако все они были отклонены из-за недостаточно выгодных условий. Вторую группу представляют заводы, которые активно предлагают к продаже их теперешние собственники — к примеру, «Днепроазот» и черкасский «Азот» («Приват» и Александр Ярославский соответственно). Так, на черкасском заводе активно занимаются предпродажной подготовкой — минимизируют затраты, избавляются от непрофильных активов, совершенствуют отчетность и т.д.

Третьи изучают возможности модернизаций и перепрофилирования, поскольку хозяева уже пришли к пониманию того, что без кардинальных перемен отрасли не обойтись. К примеру, чтобы существенно сократить расход газа, фактически нужно построить новый завод по новой технологии. Поэтому наиболее вероятный путь для тех, кто не хочет продаваться в период «паники», — уход от производства аммиака. Логика проста — колебания цен на газ не зависят от цены аммиака на рынке. То, что газ дорожает,— проблема сугубо производителей и, надо сказать, не только украинских. Только в этом году в Европе по этой причине закрываются четыре завода по производству аммиака. Но если дешевый газ получить практически нереально, то дешевый аммиак — вполне. Где? Естественно, в России. Для российских производителей аммиака газ по-прежнему стоит $60 за 1 тыс. куб. м. Отказавшись от выпуска собственного аммиака, можно покупать его у россиян и перерабатывать на отечественных химзаводах в карбамид и аммиачную селитру. Таким образом можно войти в орбиту влияния крупных российских производителей — «Еврохим», «Фосагро», «Уралкалий», Ameropa holding (владелец «Тольяттиазота» и российского участка аммиакопровода Тольятти — порт Южный). Это выгодно еще и потому, что цены на аммиак и карбамид меняются синхронно, то есть, в отличие от динамики цен на газ и аммиак, рост цены сырья компенсируется ростом цены продукции.

Однако пикантность ситуации в том, что владельцы «Стирола», находящегося на трубе, продавать его не хотят, а попытки властей выделить из состава Одесского припортового завода цех по перевалке аммиака могут похоронить привлекательность предприятия для инвесторов. Более того, государство пока стратегически не определилось, будет ли оно продавать ОПЗ вообще. Теоретически перейти на закупку аммиака в России или продаться россиянам может «Днепроазот» — в том случае, если доведет до конца свои намерения построить ветку аммиакопровода, соединяющую завод с магистральной трубой (такие планы неоднократно озвучивались). Наименее же интересными объектами отрасли являются черкасский «Азот» (из-за длящихся корпоративных войн с миноритариями) и «Ривнеазот», транспортное плечо которого наиболее велико при поставках как сырья, так и готовой продукции. Поэтому владельцу завода — Raiffeisen investments — который в прошлом частенько заявлял, что «причесывает» завод под продажу, теперь придется изменить стратегический план. И искать дешевый газ, пользуясь близостью к «Газпрому» через партнерство в «РосУкрЭнерго». Еще один завод — ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот» — вряд ли сменит собственника. Подконтрольный выходцу из Мукачево, а ныне гражданину США Алексу Ровту, трейдер IBE trade является совладельцем ЗАО, другая же доля общества находится у государства. Проблема дорогого газа для Северодонецкого «Азота» стоит не так остро — спрос на аммиак в США и Азии, в отличие от Европы, крайне высок. Если США ратифицируют Киотский протокол, стране понадобится много аммиака — технологически его можно использовать для очистки выбросов. Поскольку Алекс Ровт в Америке не чужой, он наверняка постарается закрепить за собой этот перспективный рынок сбыта аммиака.

Доселе уверенно стоящим на ногах предприятиям, тому же «Стиролу», расслабляться тоже не стоит. Цены на аммиак и карбамид в ближайшие год-два расти вряд ли будут. И хотя аналитики ожидают увеличения спроса на них в будущем году примерно на 15%, производство должно вырасти на 20% из-за пуска нескольких заводов в Азии. Так что предложение вполне может превысить спрос с логичным последствием для цен — падением. Прежде чем спрос и предложение уравновесятся (не факт, что спрос будет настолько расти в дальнейшем), пройдет минимум года два. И только тогда наметится перспектива дальнейшего роста цен на аммиак и карбамид.

Смена профиля или смена собственника

В сложившейся ситуации рынок удобрений претерпит существенные изменения. Как известно, удобрения, в большей степени аммиак — основная экспортируемая химпродукция. Но при отрицательных прогнозах на цены аммиака и нерадостных перспективах подорожания газа в течение следующих двух лет предприятия, которые не найдут выхода из ситуации, станут убыточными и закроются. Многое будет зависеть от того, в чьи руки попадет ОПЗ вместе с выходом аммиакопровода на перевалку в танкеры. Это самый лакомый претендент на поглощение. В его руках — рычаги влияния на конкурентов. Например, теоретически можно ограничить «Стиролу» доступ к экспортной трубе и не дать «Днепроазоту» реализовать свои планы по доступу к трубе в Южный.

«Стирол», тем временем, уже как мог, обезопасил себя от такого развития событий. Концерн давно занял соседние ниши — фармацевтика, бытовая химия, лакокраска — и уже огласил намерение отказаться от выпуска аммиака. Кроме того, пущена линия вспенивающегося полистирола, в запуск производства инвестировано $20 млн. Дальнейшие планы — меламин, формальдегидные смолы. Черкасский «Азот», тем временем, может уделить больше внимания капролактаму — одному из видов сырья, необходимому для выпуска шин. Проще говоря, химики могут сделать ставку на выход в ниши специализированных продуктов и получать неплохие прибыли, а производство удобрений оставить как рудимент, перекрыв его убыточность другими направлениями деятельности. В этом свете Черкасский «Азот» может быть интересен Константину Жеваго — владельцу оформляющегося шинного холдинга. Тем более опыт совершения сделок купли-продажи у бизнесменов уже есть — в прошлом году Жеваго приобрел у Ярославского крупнейшего производителя автомобильных шин ЗАО «Росава».

Уход в специализированные ниши привлечет к компаниям новых потенциальных покупателей. Тогда среди них может появиться тот же Вексельберг — в орбиту влияния «Ренова—Оргсинтез» входит волгоградский «Химпром», «Саянскхимпласт» (производство пластиков и ПВХ), «Промсинтез».

Слияния между собой украинских предприятий маловероятны — ни у кого из украинцев нет рычагов решения главных проблем — зависимости от газа и аммиачной трубы. Скорее всего, Ривненский, Днепродзержинский и Черкасский заводы войдут в орбиту влияния мощных российских компаний. В продаже этих предприятий заинтересованы сами владельцы, а потому с большей вероятностью согласятся продать их по низкой цене. Тем временем нынешние собственники более ликвидных «Стирола» и ОПЗ с продажей не торопятся и продешевить не рискуют. Но уже понятно, что в результате трансформаций, ожидающих рынок в ближайшем году, сильнейшие укрепятся, слабых «съедят» россияне, а те, кто окажется никому не нужен, вымрут как мамонты.

МНЕНИЕ.

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО. Аналитик Concorde Capital

— Интерес стратегических инвесторов к производителям азотных удобрений есть, но многое зависит от того, по какой цене собственники готовы продать заводы. Еще некоторое время назад эти предприятия стоили гораздо дороже, в том числе из-за более дешевого газа. Например, год назад рыночная капитализация «Стирола» составляла около $760 млн, а сегодня, исходя из рыночных котировок акций, он стоит порядка $410 млн.

Такое снижение цены связано в первую очередь с существенно возросшими рисками инвестирования в отрасль. Слияния между участниками отечественного рынка маловероятны, а наиболее вероятные кандидаты на продажу — Черкасский «Азот» и «Днепроазот». Нельзя также исключать продажу «Стирола», правда, в более далекой перспективе. Наиболее вероятные покупатели — российские холдинги, имеющие активы в газодобыче.

Чтобы избежать высоких рисков, связанных с ростом цен на сырье, вполне приемлемым вариантом развития отечественной азотной химии является переход на покупной аммиак. Им украинские заводы могут обеспечить крупные российские химпредприятия. Принимая во внимание прогноз мировых цен на аммиак и карбамид, при цене газа в $160-170/тыс. куб. м на предприятии (или $130-140/тыс. куб. м на границе), становится более выгодно покупать российский аммиак для обеспечения производства карбамида и аммиачной селитры. Поскольку российский аммиак производится из дешевого газа, даже если его покупать по рыночной цене, он обойдется дешевле аммиака собственного производства. Таким образом, компании, способные законтрактовать аммиак у российских производителей (что может быть проблематично без слияния бизнесов), выживут даже при «рыночных» ценах на газ.

Наиболее удобна эта схема «Стиролу», ОПЗ и «Днепроазоту» (в случае прокладки ветки до аммиакопровода). При цене газа превышающей $180-190/тыс. куб. м будет выгоднее возить аммиак цистернами от аммиакопровода или даже из России, чем производить самому. Кроме того, даже возможный рост цен на газ в России не окажет кардинального влияния на прибыльность украинских заводов. Совокупная доля российского и украинского экспорта в мировой торговле аммиаком (приблизительно 28%) позволит перенести большую часть дополнительных издержек на газ в экспортную цену аммиака.

МНЕНИЕ.

ДМИТРИЙ ГОРДЕЙЧУК. Начальник отдела ГИАЦ «Держзовнішінформ»

— При цене на аммиак, по которой предприятия продают его сегодня в порту Южный ($220-240 за тонну), нынешняя цена газа — $108 — позволяет работать с нормальной рентабельностью. Цена газа на задвижкев $160, которая ожидается с нового года, также не будет критичной. А вот уже при стоимости газа выше $200 рентабельность химиков однозначно опустится ниже нуля.

В наиболее невыгодном положении находятся Черкасский «Азот», «Днепроазот» и «Ривнеазот», которые тратят на доставку аммиака до порта Южный порядка $35-45 за тонну.

Цены на мировом рынке на карбамид в ближайшие два-три года будут сохраняться низкими. В 2007 г. производители из других стран дополнительно «выбросят» на рынок 2,6 млн т карбамида, в последующие годы прирост предложения составит до 1-1,5 млн т. Объем потребления карбамида растет не столь быстро — до 15% в год. Пока спрос и предложение уравновесятся, пройдет не менее двух лет.

Поэтому, в связи с не самой благоприятной ситуацией на мировых рынках, стоит ожидать изменения стратегии собственников химпредприятий. Наиболее перспективный путь развития — поиск новых ниш. Это комплексные удобрения, формальдегидные смолы, меламин, полимеры. Исходя из этого, на покупку украинских химиков могут претендовать компании, специализирующиеся на различных нишевых химпродуктах, в том числе европейские и российские. Это — «Еврохим», «Фосагро», «Уралкалий».

Черкасский «Азот» и «Ривнеазот», например, имеют возможность производить соль АГ, капролактам — компоненты для выпуска полиамида, из которого делают химволокна. Определенными видами новой продукции может заинтересоваться BASF, но по основным группам они — конкуренты «Стиролу», поэтому их приход на украинский рынок маловероятен.

В любом случае, на рынке следует ожидать слияний и поглощений. Во многом события будут развиваться исходя из того, в чьи руки попадет Одесский припортовый завод.

Владелец Северодонецкого «Азота» — компания World Wide Chemical (Алекс Ровт) вряд ли будет расширять присутствие на украинском рынке удобрений и аммиака. Он предпочитает работать в партнерстве, а в нынешних условиях это может быть весьма проблематично. Не исключено, что реальный покупатель ОПЗ придет из Европы или США, но завод будет куплен с помощью местных влиятельных участников рынка.

    Реклама на dsnews.ua