• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Врачеватели природы

Реклама на dsnews.ua

Неистребимое желание человека повысить плодородие земель (а значит, увеличить урожаи) зародилось в древности и тогда же привело к первым экологическим катастрофам, вылившимся в катастрофы политические. Когда в Нововавилонском царстве появились египетские советники, они порекомендовали применить популярную в Древнем Египте систему орошения, которая и сменила в Междуречье Тигра и Евфрата бытовавшую дотоле систему ограждения рек дамбами. В результате плодородные почвы начали засаливаться, и в I в. н.э. миллионный Вавилон был покинут людьми — город не смог прокормить себя из-за резкого снижения плодородности почв.

Впрочем, бурное развитие мелиорации не принесло пользы и самому Египту: почвы истощились до такой степени, что если раньше Египет поставлял пшеницу всему древнему миру, то сейчас не может обеспечить этой культурой даже себя.

Люди не склонны учиться на чужих ошибках — в советские годы масштабы мелиорационных работ в УССР поставили степные районы республики на грань экологической катастрофы. Однако Украина и по сей день не собирается отказываться от мелиорации.

Угробить, чтобы улучшить

После развала СССР площадь подвергавшихся орошению земель в Украине сократилась с 3,3 млн га до 0,7-0,8 млн га, а из работавших прежде 33 тыс. дождевальных машин осталась четверть, понемногу увеличиваются объемы орошаемых и осушаемых площадей, активизировались агролесомелиораторы (защита почвы от вымывания и выветривания путем создания защитных лесопосадок). Грандиозные планы по увеличению темпов мелиорации заложены в государственной программе «Леса Украины» и Постановлении Кабинета Министров «О первоочередных мерах по созданию лесных насаждений на неугодиях и в запрудах рек».

«Я не оценивал мелиорацию с точки зрения экономической эффективности, поскольку всегда считал, что это бесперспективный вид деятельности, — говорит академик Игорь Юхновский, возглавляющий комиссию по комплексной оценке отраслей народного хозяйства. — К мелиорации я всегда относился довольно негативно, особенно после того как побывал на Полесье, где в результате осушения болот исчезли вся флора и фауна местности. Но хуже всего то, что высохла земля и начали гореть торфяники. И все это ради того, чтобы превратить болота в сельскохозяйственные земли и выращивать на них пшеницу, собирая урожаи по 11-12 центнеров с гектара, тогда как для того, чтобы предприятие не было убыточным, нужно собирать не менее 18 центнеров».

В 1999 году известный украинский академик Виталий Полищук доказал, что любой полив не дождевой водой — безусловное зло, поскольку сиюминутная выгода не стоит той засоленной почвы, которая образовывается на месте полива через несколько десятков лет.

Реклама на dsnews.ua

В Минприроды «ВД» сообщили, что опыт функционирования мелиоративных систем свидетельствует о том, что широкомасштабное орошение земель явилось причиной не только деградации пахотных земель и водных ресурсов на орошаемых территориях, но и ухудшения условий жизнедеятельности людей на этих территориях. Так 36,7% подтопленных земель Херсонской области и 22% площади орошаемых угодий охвачены процессом засоления, что приводит к снижению плодородия почв. Согласно статистическим данным, в начале нынешнего столетия урожайность зерновых культур на землях Херсонской области составила 34,1% от урожайности в 1986-1990 годах.

«Засоление почв может произойти лишь в том случае, если неправильно производить орошение; сама же мелиорация негативных последствий не имеет, — уверен Петр Коваленко, директор Института гидротехники и мелиорации УААН. — А вот польза от орошения неоспоримая: весь юг Украины страдает от засухи, которая случается раз в 3-5 лет. Естественно, тамошним растениям нужна дополнительная влага, однако орошение, конечно, нужно производить с учетом особенностей почв и контролем за качеством воды для полива».

«А что следить за качеством воды? — вопрошает Виктор Земба, начальник управления эксплуатации водохозяйственных систем Государственного комитета Украины по водному хозяйству. — Вся вода берется из Днепра, где минерализация ниже допустимой нормы (1 грамм на литр — прим. «ВД»)». Стоит отметить, что сама норма была установлена еще во времена СССР, да и сама днепровская вода вовсе не идеальна для полива в плане экологии, хотя ей и далеко до воды, к примеру, из Каховского водохранилища, где несколько лет назад выявили хлорированные бифенилы (аналог сильнодействующего наркотика) в количестве, какого не выпускали во всем мире.

Попадая на поля, вредные вещества из такой воды неизбежно скапливаются в земле, а оттуда переходят в растения и накапливаются в плодах, попадающих на наши столы. Существует и обратный процесс: так, при выращивании риса в южных районах Украины лишняя вода с полей, щедро сдобренная пестицидами, десятилетиями сливалась в близлежащие водоемы, что неизбежно приводит к экологическим катастрофам (см. бокс «Скадовская трагедия»).

Вложения в стихию

Как сообщили «ВД» в Институте риса УААН, в 2005 году в Украине собрали более 1 млн ц риса с площади в 21 тыс. га. И хотя сейчас многие хозяйства применяют для выращивания риса меньше пестицидов, чем раньше, однако технология осталась прежней.

«Выращивание риса на морских побережьях Украины невозможно без проведения мелиорации, поскольку эта культура требует поддержания определенного уровня воды над почвой. За период выращивания риса его несколько раз обрабатывают пестицидами, которые попадают в воду, впоследствии спускаемую в море. Таким образом, выращивание риса в Украине приводит к потере рекреационного потенциала ее морских побережий», — уверена Екатерина Борисенко, консультант организации «Киевская ландшафтная инициатива».

А между тем в одном только Скадовске ежегодно организованно отдыхают около 100 тыс. людей, примерно такое же количество туристов ежегодно отдыхают в частном секторе. Если учесть, что каждый «дикарь» оставляет на курорте как минимум 400-500 грн., стоимость «цивилизованной» путевки составляет 300-1500 грн., а средний доход от реализации риса, выращенного в Херсонской области, составляет около 20 млн грн., несложно подсчитать, что рекреационные возможности области намного превышают выручку от продажи риса.

Это подтверждается и расчетами специалистов НИИ по изучению производительных сил Академии Наук СССР, проведенными еще в 1988 году: согласно их расчетам, суммарный экономический эффект от лечебно-оздоровительной деятельности на берегах Джарылгачского залива примерно в 40 раз превосходит стоимость всех благ, которые может дать выращивание риса.

Ликвидация последствий затопления и компенсация потерь города будут проводиться за деньги налогоплательщиков, предыдущее поколение которых оплатило в 1962 году постройку Краснознаменской оросительной системы. Получается, что граждане Украины оплачивают собственные проблемы, а выигрывают сеятели риса, использующие оросительные системы и имеющие огромную рентабельность — до 60%.

Собственно, высокой рентабельностью и оправдывают рисосеятели необходимость выращивания в Украине этой культуры. Да только вот при расчете рентабельности почему-то совершенно выпускают из вида расходы на сами оросительные системы.

«Орошаемый гектар выглядит так же «выгодно», как и атомная энергетика, — говорит Владимир Довбах, председатель комиссии экологизации села УЭА «Зелений свiт». — Затраты на ЧАЭС не были отнесены на стоимость ядерного киловатт-часа, поэтому сейчас можно хранить вкладываемые туда миллиарды гривен на отдельном счете и заявлять, что атомная энергия — самая дешевая. Однако если отнести эти затраты на соответствующую статью, атомный киловатт-час обойдется примерно в 15 раз дороже, чем остальные источники электроэнергии. То же самое происходит и с затратами на мелиорацию при выращивании сельскохозяйственной продукции».

«Балансовая стоимость украинских мелиоративных фондов составляет около 20 млрд грн., — рассказывает Виктор Земба. — Примерно половина из них находятся на балансе организаций Госкомводхоза, остальные — бывшая собственность колхозов и совхозов. Объемы финансирования Госкомводхоза на эксплуатацию этих объектов составляют 460-490 млн грн. в год, из которых порядка 120 млн грн. уходит на оплату электроэнергии для подкачки воды. Государство несет затраты на забор воды из источника орошения и транспортировку по магистральному каналу, а уже подачу воды от магистрального или распределительного канала непосредственно на поля оплачивает фермер».

Кстати, за воду как за природный ресурс, в изобилии черпаемый из рек, сами водоканалы, в отличие от конечных пользователей, не платят. Зато из государственного бюджета оплачивается электроэнергия, с помощью которой подкачивается вода. Впрочем, с текущего года водоканалам выдается дотация на гектар поливных площадей общей суммой порядка 30 млн грн. в год. Таким образом, в равных условиях оказались все структуры Госкомводхоза: и те, которые воду вынуждены подкачивать, и те, к кому в трубы вода течет самотеком. Получается, что «самотечные» хозяйства просто-напросто получают от государства бонус, ведь оплачивать электроэнергию им не нужно.

Новый виток

Финансируя развитие мелиорации, государство, однако, забывает об издержках на устранение ее негативных последствий. Так, Комплексная программа ликвидации последствий подтопления территорий в городах и селах Украины и Государственная программа предупреждения и борьбы с подтоплением земель сегодня не финансируются вообще, хотя, по сообщению пресс-службы Минприроды, подтопления являются наиболее опасным экзогенным геологическим процессом, охватывающим до 30% территории Украины. Экономический ущерб от подтопления составляет 500 грн./га в сельхозугодиях и 10-25 тыс. грн./га в городах, а общие социально-экономические убытки на сегодняшний день могут превышать 1,5-2 млрд грн. в год.

Несмотря на столь впечатляющие цифры, очевидно, в дальнейшем затраты государства на мелиорацию будут только увеличиваться, поскольку поддержка этого направления сегодня усиливается на высшем уровне. «В этом году проходили парламентские слушания по вопросам мелиорации, после чего был издан Указ Президента №187/2006 от 03 марта 2006 г. «О мерах по развитию оросительного земледелия в Украине» и скорректирована Комплексная программа развития мелиорации земель и улучшения экологического состояния орошаемых и осушенных угодий на период до 2010 года, — рассказывает Петр Коваленко. — Таким образом, все усилия сейчас направлены на то, чтобы возродить функционировавшие когда-то 2,5 млн га орошаемой земли».

Ввиду явного расположения государства к мелиораторам остается только гипотетически обрисовать вариант событий, при котором в Украине могло бы прекратиться уничтожение земель и ухудшение экологии. В первую очередь, государство должно отказаться от прямых оплат из бюджета затрат хозяйственников на выращивание продукции с помощью мелиоративных систем, а также возложить на них все расходы по устранению подтопления и засоления земель. А для того, чтобы арендаторы земли не думали о сиюминутной выгоде, а учитывали, что произойдет с «улучшенной» землей через несколько десятилетий, хорошо было бы ввести на государственном уровне нормативы, согласно которым хозяйственник обязался бы вернуть землю в том же состоянии, в каком он ее брал в аренду.

«А самое разумное улучшение земель — переход к беспахотному земледелию, при котором урожай даже выше, чем с применением мелиорации, а вымывания и выдувания плодородного слоя практически не происходит, — считает Сергей Ивко, общественный инспектор по охране окружающей среды Запорожской области. — Ведь выдувание и вымывание черноземов бывает лишь на землях, вообще лишенных растительности, — постоянно выжигаемых, страдающих от чрезмерного выпаса скота склонах или же вспаханных полях, лишенных растительности искусственно».

СКАДОВСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Еще в 1967 г. ученые, оценивавшие проект сплошного орошения на юге Херсонской области, в пояснительной записке утверждали: в связи со сплошным рисосеянием в приморской зоне потребуется радикальная защита от подтопления крупных населенных пунктов (Скадовск, Красное, Большевик, Железный порт) с ликвидацией курортной зоны по Черноморскому побережью. Однако ее оставили без внимания, и в результате в 1989 г. в Джарылгацком заливе произошла настоящая экологическая катастрофа: сильные шторма подняли со дна насыщенный тяжелыми металлами грунт, смытый с рисовых полей, большая часть фауны залива просто вымерла, а пляжи стали напоминать болото.

После этого Министерство окружающей среды УССР совместно с Министерством здравоохранения УССР приняли общее постановление №3/2-11 «О прекращении рисосеяния в Скадовской медицинской зоне Херсонской области». На протяжении нескольких лет после принятия постановления рис действительно не сеяли, однако со временем объемы рисосеяния в Скадовске снова начали увеличиваться. О возможном затоплении Скадовска и близлежащих населенных пунктов, предсказанном в 1967 году, все уже почему-то забыли, а между тем такая ситуация вполне может случиться, если система вертикального дренажа выйдет из строя.

    Реклама на dsnews.ua