• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Ветеринар-путешественник

Реклама на dsnews.ua
Если твой бизнес-партнер занялся политикой, готовься и сам принять предложение занять пост во власти. Справедливость этого правила сполна почувствовал

Пожалуй, самый авторитетный на сегодняшний день донецкий аграрий Сергей Быков признается, что по-нас­тоящему научился понимать сельскохозяйственный бизнес в середине 2000-х... в США. И случилось это, когда он уже много лет возглавлял аграрное хозяйство и после увольнения в связи со сменой собственника (предприятие перешло к Виталию Гайдуку и Сергею Таруте) получил неожиданное предложение пройти стажировку за океаном. Там Быков провел лишь три месяца. Но когда вернулся, оказался востребован донецкими олигархами, у которых как раз в моду начало входить аграрное направление. Тогда сельским хозяйством занялись и Владимир Бойко, и Борис Колесников, и Ринат Ахметов. А достался менеджер Эдуарду Прутнику, который задумал создать мясо- молочный бизнес. Быков и Прутник стали партнерами в «Украинской молочной компании». Но при этом сам Быков с удовольствием консультировал и других крупных донецких бизнесменов. Неудивительно, что когда после победы Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года встал вопрос о кадровом резерве, наш герой получил предложение занять кресло заместителя министра аграрной политики Украины.

Сегодня неофициально в министерстве Быков, помимо государственных функций, курирует развитие аграрных компаний, подконтрольных видным регионалам. Он в случае чего и советом поможет, и свое­временным министерским решением подстрахует. Например, Минагрополитики активно реализовывает проект, согласно которому затраты бизнесменов на строительство животноводческих комплексов будут частично компенсироваться государством. Работая на стыке государственных и частных интересов, замминистра старается никого не оставить в обиде. И это является своеобразной гарантией его стабильного положения в правительстве.

Известно, что вы являетесь партнером Эдуарда Прутника. Он составил вам протекцию в получении этой должности?
— Не совсем. Если бы не было «Украинской молочной компании», то не было бы и такого предложения от министра. Если отбросить лишнюю скромность, мы с парт­­нерами построили современную ферму. Мы достигли результата и успеха. Вот поэтому, наверное, после изучения успехов нашей компании мне и поступило такое предложение от министра. Если бы мне кто-то осуществлял протекцию без этого, я бы не пошел работать.

То есть вы не общались с Эдуардом Прутником на тему назначения?
— Нет, почему же. Конечно, общались и до назначения, и после. На уровне консультаций и советов.

После прихода к власти Виктора Януковича и Партии регионов во все более-менее влиятельные органы власти назначены выходцы из Донбасса. Даже в вашем министерстве ведущую роль играют люди родом из Донецкой области. Тянут друг друга на повышение?
— В моем случае нет никакой связи с моим донецким происхождением. Ведь я уже пять лет не живу в Донецкой области. Назначение получилось чисто ситуативным. Не стоит здесь видеть никакой связи. Ведь с Николаем Присяжнюком (министром аграрной политики Украины — прим. «ВД») мы не были знакомы до назначения, даже рукопожатием не обменялись ни разу. Но я не берусь судить о том, как свои должности получили другие выходцы из Донецкой области.

Долго планируете работать на этой должности?
— Если будет экономический позитив, если будут сдвиги в государственной политике в животноводстве, то буду работать столько, сколько смогу. А если все нынешние инициативы по поддержке молочного бизнеса умрут, если их поддержка со стороны руководства министерства и правительства останется только на уровне деклараций, то я не вижу смысла держаться за это кресло.

В чем суть этих инициатив?
— C каждым годом в Украине уменьшается поголовье крупного рогатого скота. Какой выход? Мы долго обсуждали разные предложения. Например, финансово поддерживать частный сектор. Но это путь в никуда. С таким молоком (низкого качества — прим. «ВД») нас нигде не примут в мире. Решили пойти по другому пути — поддерживать строительство новых крупных животноводческих комплексов. Недавно мы разработали национальную программу, согласно которой в Украине при возведении такого предприятия государство будет компенсировать 50% стоимости его строительства.

Реклама на dsnews.ua

Летом президент Виктор Янукович говорил, что государству необходимо построить в течение десяти лет новые фермы на 1 млн коров...
— Мы окончательно определились, что будем поддерживать строительство комплексов в общей сложности на 250 тыс. коров (в течение пяти лет — прим. «ВД»). Но каждая новая ферма должна быть рассчитана не менее чем на 2,5 тыс. коров. При этом если раньше речь шла и о том, чтобы поддерживать реконструкцию старых предприятий, то теперь — только о строительстве новых.

И все же, где гарантии, что отбор претендентов на получение государственной компенсации будет прозрачным?
— На создание одного скотоместа надо затратить $12 тыс. Получается, чтобы построить ферму, на которую будет распространяться действие этой программы, необходимо потратить $30 млн. А реализация всей программы потребует привлечения в отрасль в течение пяти лет $3 млрд. Кто придет? Авантюристы? Нет, потому что министерство денег наперед не даст. Придут те люди, которые глобально заинтересованы в этом бизнесе. Надеюсь, что наконец-то придут представители перерабатывающих компаний. Таких, как Danone, Unimilk, Wimm-Bill-Dann. Знаю, что очень интересуются этой программой компании Terra Food и Ukrproduct Group.

Вы думаете, компании, не имеющие прикрытия во власти, рискнут вложить деньги? Ведь потом они могут так и не получить компенсацию.
— Почему же? В последние месяцы ситуация с государственными дотациями на сельское хозяйство начала выравниваться. Уже выделено 350 млн грн. на компенсацию строительства животноводческих ферм в 2008-2009 гг. Это хороший сигнал для бизнеса.

Кто за последние два года строил такие фермы? Кто может претендовать на компенсацию?
— На компенсацию могут претендовать не только молочный бизнес, но и свиноводство, и птицеводство. В последние годы построили новые предприятия «АПК-Инвест» Бориса Колесникова, «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка. Это самые большие проекты.

Вслед за коровами
Начало карьерного пути Сергея Быкова связано с совхоз-комбинатом «Углегорским». В 1980-х это предприятие являлось одним из самих крупных свиноводческих комплексов в СССР. После окончания Харьковского зооветеринарного института им. Н. М. Борисенко нашему герою удалось устроиться туда ветеринаром. Однако проработать там довелось всего лишь три месяца. Молодого парня забрали служить в армию. «В армии меня определили в санчасть, мне понравилось заниматься медициной. Поэтому я вообще хотел после армии уйти в медицину. Но поскольку у меня не было денег на обучение, пришлось возвращаться в совхоз», — вспоминает замминистра.

Но возращение на ветеринарную работу не прошло даром. Буквально за полтора года он перепрыгнул несколько карьерных ступенек. Заметив его успехи, из Киева, из профильного министерства, ему поступило предложение поехать на Западную Украину, в Калуш Ивано-Франковской области. В то время на местном совхоз-комбинате «Прикарпатский» начался серьезный падеж скота. Хорошая зарплата, квартира, свежий воздух — эти приманки сделали свое дело, и донецкий ветеринар решил рискнуть. «Меньше чем за год я справился с проблемами и мне предложили возглавить это предприятие, — рассказывает Сергей Быков. — Но не всем понравилась такая перспектива. На предприятии были группы, которые поддерживали местного руководителя. В то же время в стране накалялась политическая обстановка. А поскольку я был выходцем из Восточной Украины, назначение меня на западноукраинское предприятие могло быть принято в штыки». Поняв, что обстановка складывается не в его пользу, Сергей Быков решил вернуться в «Углегорский» в третий раз. А в 1998 году получил первый опыт госслужбы. Два года он возглавлял Артемовскую райадминистрацию Донецкой области. После чего занялся частным бизнесом, который сделал из него миллионера.

Как началось ваше бизнес-партнерство с Эдуардом Прутником?
— Это было в 2000 году. Это был год реформ, год перелома. До этого все сельское хозяйство было в долгах перед государством (имущество находилось в налоговом залоге — прим. «ВД»). Никто не мог привлечь ни инвестиций, ни кредитов. Но в 2000 г. были списаны долги перед бюджетом, и, как следствие, был открыт путь для притока инвестиций. Стало интересно работать в аграрном бизнесе. В конце 2000 года мне от Эдуарда Прутника по­ступило предложение возглавить компанию «Востокагро», обрабатывавшую 6 тыс. га сельхозземель. Это фактически мой первый бизнес. Мне удалось его успешно развить и достичь неплохой капитализации. Но потом, в 2005 г., эту компанию приобрел «Бахмутский аграрный союз» (Виталия Гайдука и Сергея Таруты — прим. «ВД»).

Почему вы не остались работать в этой компании после смены ее хозяев?
— Почему же?! Я примерно еще год работал в «Востокагро». Но в 2005 г. мне вновь поступило предложение от Эдуарда Прутника — построить с нуля новую современную животноводческую компанию. Мне показалось это перспективным проектом. Поэтому я принял предложение. Так в 2006 г. я и возглавил «Украинскую молочную компанию». В последующие несколько лет мы вложили в создание нового животноводческого комплекса в Киевской области $50 млн. На сегодняшний день никто из украинских и иностранных инвесторов не взял на себя такие риски. Ведь в Украине молочный бизнес считается очень рискованным.

По нашим данным, у «Украинской молочной компании» есть несколько региональных подразделений по всей Украине. В частности, в Тернопольской, Житомирской и Черниговской областях. Но о деятельности компании в этих регионах ничего не слышно в последнее время. Что произошло?
— В Тернопольской и Житомирской областях мы вынуждены были свернуть проекты. Хотя начиналось все оптимистично. В 2008 г. мы взяли в Житомирской области в аренду 3 тыс. га земли, начали реконструкцию помещения, купили технику, начали заказывать работы у проектировщиков. Но кризис помешал дальнейшему развитию этих проектов. В Тернопольской области вообще ничего не успели сделать.

А в Чернигове?
— Там не все так мрачно. В Черниговской области у нас в аренде 6 тыс. га земли. Там мы успели построить ферму для выращивания нетелей, сейчас там откармливаются 2 тыс. быков. Кроме того, готова площадка под строительство комплекса на 6 тыс. коров. Дорога проложена и т. д. Думаю, что со следующего года черниговский проект должен стартовать.

Электростанция на ферме

Самым серьезным риском для деловой репутации Сергей Быкова сегодня является конфликт интересов. Близкая ему «Украинская молочная компания» активно развивается и у заместителя министра аграрной политики достаточно возможностей, чтобы этому развитию обеспечить максимальное благоприятствование. Грань между обязанностью чиновника способствовать росту всей отрасли и перекосами в пользу некоторых из них — тонкая штука. Между тем именно УМК стала одной из первых компаний, получивших от Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики право продавать электроэнергию по так называемому зеленому тарифу. Он в среднем в два раза выше, чем у традиционных производителей электроэнергии. Энергетиками животноводы стали благодаря инвестициям в размере $2 млн в специальную установку, которая в сутки перерабатывает 400 тонн навоза и может производить один мегаватт электроэнергии в час. Это позволило «Украинской молочной компании» не только обеспечить все свои энергетические потребности, но и начать продажи в энергосистему страны. Другим владельцам ферм о таком остается только мечтать — слишком уж непроходимой выглядит бюрократическая процедура получения всех разрешений.

Пока конфликт государственного и частного интересов не обострился, его можно рассматривать как достаточно выгодную ситуацию. Правда, совсем недавно, когда в украинских супермаркетах одновременно почти в два раза повысились цены на молоко, Сергею Быкову было не до хорошего настроения. Пытаясь обуздать цены, правительство среди прочего занялось и крупными производителями молока. И здесь стало ясно, что кое-кто из чиновников очень близок к скандалу. Тогда его удалось замять. Крайними в очередной волне подорожания сделали владельцев супермаркетов. Кстати, продукция «Украинской молочной компании» поставляется главным образом на рынок Киева. Закупая молоко и мясо у «кого надо», владельцы торговых сетей тоже получают политическое прикрытие. Или его иллюзию.

Сильное подорожание молока перед местными выборами ударило по рейтингу Партии регионов. «Украинская молочная компания» тоже подняла цены. Бьете по своим?
— «Украинская молочная компания» продает молоко по рыночным ценам, никто нам рук не выкручивает. Поднимаются цены в Украине — поднимает и УМК. Ценообразование ведь идет не за счет одного товаропроизводителя. А почему вы не говорите про супермаркеты, которые своими накрутками по 35-40% делают молочную продукцию просто фантастически дорогой?! Об этом почему-то никто не говорит. В Украине привыкли кричать, что «селяни піднімають ціни, селяни у всьому винні». Селяне обеспечивают себе нормальный процент рентабельности. Никто там суперприбыли не получает: на сегодняшний день в лучшем случае 20% в год. Когда летом был ажиотаж из-за засухи, от премьера, от Кабмина был посыл: почему переработчики и супермаркеты мало платят селянам. Теперь получается, что вопрос поменялся — спрашивают, почему селяне много хотят.

Еще одна скользкая тема — «зеленый» тариф на производство электроэнергии, который от властей получила «Украинская молочная компания». У УМК долгое время был конфликт с НКРЭ, но как только к власти пришла Партия регионов, он тут же был исчерпан. Льготы по блату?
— Я вам мало чем в этом вопросе могу помочь, поскольку мы получили тариф уже после того, как я стал готовиться к переходу в Министерство аграрной политики.

Но ведь конфликт был еще во время вашего руководства «Украинской молочной компании».
— Национальная комиссия по регулированию электроэнергетики никогда нам не отказывала. Никто категорически не говорил, что не будет нам предоставлять «зеленый» тариф. Просто шла доработка документов. Как любое начинание, как любое новое дело.

Так, когда мы строили фермы, то тоже непросто проходили разнообразные согласования. К примеру, нам говорили, что в Украине нельзя строить коровники больше чем на 200 коров. Якобы у нас это запрещено. И все! А я хотел построить на 1000 коров. В результате мы преодолели все эти препятствия. Пожарные нам говорили, что надо внутри коровников стойла разбивать кирпичными стенам. Но ничего — это согласование также прошли. И все законно, сейчас никаких нарушений нет. Ведь первым тяжело идти.

Кто из владельцев ферм, помимо вас, еще получил «зеленый» тариф?
— Я знаю, что по «зеленому» тарифу работает свинокомплекс в Днепропетровской области, где есть маленькая биогазовая установка (на свинокомплексе в с. Еленовка, которым владеет компания «Агро-Овен», контролируемая Виктором Заворотним — прим. «ВД»), а также компания «Терезино» в Белоцерковском районе Киевской области (контролирует Иван Кудлай — прим. «ВД»).

Но «зеленый» тариф работает хорошо там, где это приветствуется не на словах, а на деле, например, в ЕС. Там, где государство его устанавливает не из соображения альтернативы традиционным видам энергии, а для сохранения экологии. Да, «зеленый» тариф существует в нашей стране, но скорее виртуально, нежели реально. В Украине действенных экономических стимулов для его внедрения до сих пор не существует.

Но вы же планируете окупить проект биогазовой установки в «Украинской молочной компании»?
— При условии действия «зеленого» тарифа проект окупится за два с половиной года, а без — срок увеличивается до 10-15 лет.

Путешествия
Если бы Сергей Быков не был ветеринаром, посвятил бы свою жизнь… изобразительному искусству. В Харькове параллельно с аграрным образованием он получил и диплом школы художников-оформителей. В студенческие годы много рисовал. Однако позже интерес к этому занятию угас. Сейчас Сергей Быков рисует на длинных совещаниях в министерстве. Долгое время другого хобби не было. «Пробовал себя на рыбалке, занимался охотой. Но не привлекает меня это дело». Постоянная необходимость переезжать в «горячие ветеринарные точки», а позже — полное посвящение себя бизнесу взяли верх над увлечениями.

Правда, после поездки в США Сергей Быков взглянул на жизнь вне работы с другой стороны. С удивлением он обнаружил, что в Америке вообще не принято не иметь какого-либо хобби. «Я заметил, что у американцев есть четкие приоритеты в жизни. Первое — это семья, потом — работа, которая кормит семью, и, конечно же, хобби. А у нас на первом месте политика. У нас все перевернуто с ног на голову», — говорит чиновник. Возможно, как раз эта поездка заставила Сергей Быкова по-другому расставить приоритеты в жизни. Теперь на вопрос о жизни вне работы он сразу после рисования вспоминает туризм.

Теперь часто путешествуете?
— Я и раньше любил куда-то ездить. Но в основном мы с семьей много отдыхали в Крыму. По три-четыре раза в год.
У меня есть там особенно любимое место — Судак. Наверное, лет десять туда ездили. Потом мы заинтересовались заграничными курортами. Побывали в Египте, Турции, ОАЭ, на Кипре. А в прошлом году у нас был уникальный туристический год. Мы добрались до Коста-Рики. Один перелет занял 28 часов.

Почему Коста-Рика?
— У меня в институте был друг-костариканец. Мы вместе с ним учились, в одной комнате пять лет прожили. Полтора года назад нашли друг друга через интернет. Решили встретиться. Вот и полетел туда в начале прошлого года на две недели с семьей. Мы же 25 лет не виделись. Сначала побывали в джунглях с крокодилами. Потом отдыхали на западном тихоокеанском побережье. Восходили на вулкан с гейзерами. Это шикарная страна.

Теперь будете осваивать заграничные красоты?
— Да. После Коста-Рики прошлым летом поехал с женой и младшей дочерью на Алтай.

Берете пример с Виктора Януковича?
— Нет, мы ходили по туристическому маршруту. Поднялись с друзьями и семьей на перевал Каратюрек. А это пешочком на высоту 3,2 тыс. метров над уровнем моря. Правда, старшая дочь с нами не ездила, а младшей как раз на леднике, в горах, исполнилось 3 июля 14 лет. Мы прошли 90 км с рюкзаками весом по 15 кг.

Что на Алтае поразило вас больше всего?
— Чистота, там много чистой качественной воды. Я ее пил в огромных количествах. Лошади столько не пили. Ведь, помимо пешего хода, мы еще три дня верхом ехали. Природа там красивая. Правда, настолько большие были нагрузки, что ею особо не было времени любоваться.

После Коста-Рики и Алтая куда собираетесь поехать?
— В этом году пока никуда.

Потому что госчиновникам приказали в этом году отдыхать в Крыму?
— Я бы и в Крыму отдохнул, но не было возможности. И зимой, наверное, не поеду. В прошлом году так хорошо отдохнули, что в этом году нет желания.В этом году есть желание что-то сделать.

Перспективы
Свое будущее Сергей Быков связывает в первую очередь с государственной службой. Чиновник буквально кипит наработанными за много лет идеями и проектами по поддержке украинского животноводства. Если государственная программа по стимулированию строительства новых ферм будет воплощаться в реальность, он наверняка быстро накопит политический капитал, чтобы занять более высокие должности в правительстве, а возможно, и в парламенте.
Ну а в случае отставки у него всегда есть бизнес-тыл. Одним из руководителей «Украинской молочной компанией» является его супруга. Вне всяких сомнений, всеми полезными решениями Министерства аграрной политики в сфере животноводства УМК сможет воспользоваться с максимальной пользой.

    Реклама на dsnews.ua