• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Непредсказуемый Робин Гуд

Реклама на dsnews.ua
Как лидер партии «Союз левых сил» Василий Волга обещает заставить корпорации делиться с «простым украинцем». Как глава Госфинуслуг уже заставляет бизн

Как лидер партии «Союз левых сил» Василий Волга обещает заставить корпорации делиться с «простым украинцем». Как глава Госфинуслуг уже заставляет бизнесменов делиться с… государственным ведомством. Последовавшие за этим обвинения в коррупции, похоже, не слишком пугают непредсказуемого политика и чиновника.

Василий Волга до сих пор хранит дома советский набор из шести кастрюль в цветочек. В память о временах, когда его уволили с завода, производившего товары народного потребления. Предприятие обанкротилось, не выдержав конкуренции после распада Союза. Выходное пособие заводчанам выдали кастрюльным набором, складывающимся по принципу матрешки. C этим набором посуды Волга застыл перед дверью собственной квартиры, долго не решаясь позвонить. «Наверное, за те полчаса мои политические взгляды окончательно и оформились. Потому что нельзя с трудовым человеком так поступать. Я кастрюли домой несу, а рядом едет «мерседес», который куплен за счет того, что я получаю несправедливую оплату». Это было в 1993-м. Но собственную партию левого толка наш герой создал гораздо позже — в 2008-м. К этому времени он уже пережил головокружительный успех в бизнесе, заработав свой первый миллион всего за неделю.

Переживания уволенного заводского работника стали основой идеологии «Союза левых сил». Левые лозунги глава Госфинуслуг не стесняется произносить в своем рабочем кабинете, на стене которого висит портрет Виктора Януковича, почетного лидера партии, собравшей под своими флагами крупных промышленников. То, что левый политик нашел свое место в правительстве крупного капитала, — лишь на первый взгляд парадоксально. Кабинет в Госфинуслуг достался Волге по квоте коммунистов, с которыми сотрудничает «Союз левых сил». А с Партией регионов нашего героя связывает пикантный эпизод из прошлого.

Попав в 2006 г. в парламент в рядах социалистов, Волга оказался в числе тех, кто «ломал» «оранжевую» коалицию в пользу «брака» с регионалами. Ему досталась роль коммуникатора между Виктором Януковичем, Виктором Ющенко и Александром Морозом по развалу тогдашней коалиции. С этой задачей наш герой справился эффективно. Но эффект оказался непродолжительным: после внеочередных парламентских выборов-2007 он не смог попасть в парламент и расстался с потерявшими рейтинг социалистами. Зато в последнее время его «Союз левых сил» активно пополняется сочувствующими предпринимателями. Нередко они представляют подконтрольный Волге рынок финансовых услуг.

Каким образом вы строили отношения с предпринимателями, которые привлекались в списки «Союза левых сил» на местных выборах?
— Как все: предпринимателю, который разделяет наши убеждения, место в списке, от него — финансовую поддержку избирательной кампании.

Сколько в среднем стоило место в списке?
— У нас очень много членов партии, которые имеют свой малый или средний бизнес, какой-то ресторанчик или магазинчик. Не было какой-то четкой цены за место, ведь мы не та партия, которая проходит гарантированно. Просто это люди, которые разделяют нашу идеологию. Мы предлагаем изменение способа распределения, при котором малый и средний бизнес будет получать больше. Мы предлагаем «прижать» корпорации. Они обворовывают простого украинца, малый и средний бизнес. Вы посмотрите на накал страстей вокруг Налогового кодекса. Он защищает преимущественно интересы крупных корпораций.

В ваших списках — много бизнесменов, которые представляют рынок финансовых услуг. Как глава Госфинуслуг вы им что-то обещаете?
— Кто вам такое сказал?! Я не контролировал составление списков. Перед выборами у нас не было съезда, решение о формировании списков принимали исключительно областные, городские, районные конференции. Не исключено, что предприниматели в надежде на то, что я благосклонно посмотрю на их финансовую помощь нашей партии, решили поддержать нас. В последнее время нас начали поддерживать кредитные союзы, коллекторские компании. Они же знают о моей инициативе на должности главы Госфинуслуг о выделении до 1,5 млрд грн. для рефинансирования кредитных союзов. Эти деньги нужны им как кислород. Банки с момента наступления кризисных явлений в экономике получили 130 млрд грн. рефинансирования, а кредитные союзы — ни копейки.

Реклама на dsnews.ua

Я сейчас бьюсь как рыба об лед. Василий Цушко (министр экономики — прим. «ВД»), Федор Ярошенко (министр финансов — прим. «ВД») выступили против этой инициативы. Нам придется «проламывать» этот вопрос через парламент. Так что вполне естественно, что руководители многих финансовых учреждений меня поддерживают.

То есть вы лично не ведете работу с бизнесменами по привлечению их к себе в партию?
— Во время местных выборов — это задача руководителей областных, районных, городских организаций. Что касается участия в крупных избирательных кампаниях, без сомнений, я веду эти переговоры.

Почему вы отказались от личного участия в местной избирательной кампании?
— Этого требовало мое присутствие в системе исполнительной власти. «Союз левых сил» находится в составе Блока левых и левоцентристских сил (КПУ, СДПУ(о), «Справед­ливость» — прим. «ВД»). В прошлом году мы подписали с Виктором Януковичем, тогда еще кандидатом в президенты, меморандум, в котором в т. ч. оговаривалось распределение должностей во власти в случае его победы.

Я отказался от Минэкономики, т. к. считал, что не готов его возглавить. А вот возглавить Госфинуслуг мне было интересно. Это тот бизнес, который я знаю. Так вот, я принимал это решение не ситуативно, я понимал, что на самом деле на эту должность человека назначают на семь лет. Соответственно, через полгода менять свое решение негоже. А как себя будет вести «Союз левых сил» при приближении к парламентским выборам, мы будем решать отдельно.

Некогда Наталья Витренко утверждала, что «Союз левых сил» финансируется Ахметовым и Клюевым. К вам когда-нибудь поступало финансирование от них?
— Неужели вы думаете, что Ахметов и Клюев такие бедные?! Если бы мы ими финансировались, наверное, у нас были бы другие возможности. Наши идеи близки широким слоям избирателей, но у нас катастрофически не хватает денег.

Вы намерены искать поддержку у крупного капитала, чтобы реализовать парламентские амбиции с «Союзом левых сил»?
— Сотрудничество с крупным бизнесом ради того, чтобы просто попасть в парламент, мне неинтересно. Я хочу реализовать во власти свою идеологию. Заработная плата наших граждан должна быть в пять-семь раз больше, чем сейчас. Украина входит в двадцатку самых богатых стран мира, по показателям совокупного богатства (вся частная собственность, сложенная вместе) — мы на 18 месте. Но из-за способа распределения мы на 173 месте по уровню доходов на одного человека. Так что мои разговоры с большим бизнесом будут простыми. Я буду пытаться их привлечь, но пусть каждый понимает: если «Союз левых сил» придет к власти, мы поменяем модель распределения. И ту прибыль, которую они сейчас получают, больше получать не будут. Не будут люди в этой стране «мясом» для корпораций.

Непредсказуемое разочарование
Обычно украинские бизнесмены отправляются в политику, чтобы реализовать возросшие амбиции, и разочаровываются. Бизнесмен, разочаровавшийся в бизнесе в пользу политики, — явление редкое. Василий Волга утверждает, что однажды ему наскучило подсчитывать заработанные миллионы и он начал без сожаления тратить их на политику. Расцвет его бизнес-карьеры пришелся на 1990-е. Сердце бизнес-группы, созданной Василием Волгой, — финансовая корпорация «Мизар». За несколько лет она открыла представительства в 15 регионах Украины и вышла на рынки Испании, Австрии и США. Параллельно Волга даже получал второе образование — финансовое. Но в 1999 г., как раз после получения второго диплома, в карьере бизнесмена произошел резкий поворот. Он познакомился с Евгением Марчуком и взялся финансировать его президентские амбиции. С тех пор наш герой перестал называть себя бизнесменом, переквалифицировавшись в политика.

А первый коммерческий опыт он приобрел еще во время службы на российской военной базе «Гремиха» (Мурманская область). Тогда Волга быстро сориентировался в условиях повальной коммерциализации «всего и вся», создав в вооруженных силах кооператив, занимавшийся предоставлением услуг кабельного телевидения. Благодаря хорошей осведомленности в законодательстве предприимчивый молодой командир турбинной группы зарабатывал больше, чем командующий флотилии. Вернувшись после развала Союза в Украину, Волга пережил упомянутую историю с заводским увольнением и окончательно окунулся в коммерческую деятельность. К 1995 г. он уже владел десятью нотариальными конторами, работавшими в трех городах Украины. Они и сделали его миллионером в считанные дни.

Бизнес в 1990-е годы нуждался в силовом прикрытии?
— У меня были структуры, которые осуществляли охрану моего бизнеса. В лихие 1990-е пули свистели так, что Америка 1930-х до нас не дотягивала. Моего компаньона, который возглавлял киевскую городскую дирекцию Укрсоцбанка, расстреляли в 1994 г. прямо на ступеньках банка. Мой главный бухгалтер прошел через очень страшные вещи. 1990-е были фронтом, на котором происходил массовый разгром страны. Все, что принадлежало нам с вами, вдруг становилось собственностью маленькой группки людей.

Но в это время вы и заработали первый миллион?
— Обычно бизнесмены говорят, что никогда не расскажут, как они заработали свой первый миллион. А я расскажу. Я его заработал буквально за полторы недели. В конце 1993 г. парламент ратифицировал закон о простом и приказном векселе. А в 1995 г. произошла интересная штука: Павел Лазаренко и Юлия Тимошенко провели постановление Кабмина, в соответствии с которым цену на газ за одну ночь подняли с $44 до $83 за тыс. кубов. Моментально все предприятия, которые имели договоры с «Едиными энергосистемами Украины» (компания, возглавляемая тогда Тимошенко — прим. «ВД»), стали должниками в огромном объеме. Средств у них не хватало, все это оформлялось векселями, опыта работы с которыми ни у кого не было. Все векселя сохранялись в «Укргазпроме» и ЕЭСУ. Через год векселя должны быть опротестованы: вексель предъявляется должнику, и в случае отказа платить нотариус утверждает факт неплатежа, что делает вексель исполнительным документом, по которому можно взыскивать имущество. На тот момент стоимость этих протестов определялась декретом Кабмина и составляла 1% от суммы векселя. И это просто за то, чтобы нотариус написал «Протестую» и поставил печать! В целом в общей системе вексельного оборота тогда было около $6 млрд. К тому времени у меня было пять нотариальных контор в Киеве, три во Львове, две в Ивано-Франковске. И хорошие отношения с Клюком Богданом Алексееви­чем, тогдашним главой «Укргазпрома».

Я еще книжку тогда писал о вексельном обороте, планировал заработать на выпуске книги, даже не представляя, сколько можно заработать на самой процедуре! Мои нотариусы пришли ко мне и говорят: «Слушай, посмотри, что происходит!». Буквально первая неделя принесла мне полтора миллиона долларов.

Как появился интерес к финансовому рынку?
— В 1995 г. я организовал достаточно крупную финансовую компанию — «Мизар». Перед тем как ее создать, я побывал в Европе, мы изучили операцию, которая у нас на тот момент еще не была описана в Гражданском кодексе, — факторинг. Сейчас эта услуга уже лицензируется Госфинуслуг, а тогда мы действовали по принципу «все, что не запрещено, то разрешено». Мы предложили факторинговые операции в Украине. В результате и появилась эта финансовая группа, которая много строила в Испании. В этой стране лет на десять раньше, чем в Украине, начался процесс роста цен на землю и недвижимость, начало расстраиваться побережье. Мы инвестировали свои деньги, и это было очень выгодно. Попытки разобраться с биржей в Нью-Йорке сначала привели к большим потерям, а потом принесли хорошие заработки. Знаете, Джон Богл, известный экономист, который получил Нобелевскую премию за работу по взаимным фондам, говорил, что на биржевых торгах в конце концов вы получаете не более 5-7% годовых. Я сначала его отрицал, а потом понял, что он прав. Были взлеты, а потом большие потери, так мы в итоге вышли на работу со взаимными фондами.

Как вы поступили со своими активами, попав в политику?
— Я бросил бизнес, когда ушел в политику. Что-то распродал, что-то вложил в недвижимость. Сейчас у меня нет ни одной акции, ни одного доллара в уставном фонде ни одной компании, в общем, ничего, кроме заработной платы, которую я получаю в Госфинуслуг. И есть пара квартир в Киеве, которые я сдаю, получая доход, совершенно достаточный для моей семьи. Все это есть в моей декларации и облагается налогом.

Не было бы целесообразнее просто передать бизнес в управление?
— Невозможно сидеть на двух стульях. Ты либо в бизнесе, либо в политике. Я постепенно начал терять интерес к своему бизнесу, отчего тот стал потихоньку умирать. Средства уходили на какие-то общественные и политические проекты. Я больше времени проводил за чтением, за работой с политиками, начал изучать историю Украины. Потом познакомился с Евгением Марчуком. Это очень интересный и образованный человек, свободно владеет английским, французским и немецким языками. Я финансировал его президентскую избирательную кампанию в 1999 г. Тогда мы получили 8% голосов. Это был очень хороший результат.

Почему вам надоело заниматься бизнесом?
— Бизнесмен — это человек, который каждый вечер, ложась спать и понимая, что он сегодня стал богаче, чем вчера, испытывает неизъяснимое наслаждение. И, наоборот, впадает в глубочайшую депрессию, если денег у него стало меньше. Он становится зависим от информации о заработанных сегодня деньгах. Каждый раз ему, как наркоману, необходима все бльшая «доза». Сегодня он заработал $10 тыс. и радуется, но завтра этого ему уже будет мало. Это очень скучный образ жизни. Мне это надоело. Мне было интересно какое-то время, а потом стало все равно, на 100 тысяч я стал богаче или на миллион.

Призрак тендерных схем

Острое желание Василия Волги резко улучшить материальное благополучие своего ведомства за счет дочерних структур, предоставляющих платные услуги небанковским финучреждениям, в последнее время стало главным компроматом на него. Одна из свеже­созданных «дочек» Госфинуслуг — Информа­ционно-технический центр» — уже не раз попадала в эпицентр скандалов. Сфера интересов этой структуры едва укладывается на лист бумаги — 30 видов услуг. Компания намерена зарабатывать обучением, предоставлением юруслуг, анализом финсостояния компаний, разработкой и продажей участникам рынка программного обеспечения… Наконец, ИТЦ становится монополистом по изготовлению и продаже бланков ценных бумаг и документов строгой отчетности для участников рынка. Не успела эта компания получить монопольное право на печать стикеров и бланков полисов «автогражданки», как их стоимость для страховщиков выросла почти в десять раз (с 1,2 до 11,34 грн.). Только это сулит «дочке» Госфинуслуг заработок в размере до 130 млн грн. в год. Параллельно Госкомиссия уже потребовала от ломбардов регистрировать кредитные договоры на бланках строгой отчетности, заказывать и продавать которые также будет ИТЦ, планируя ежегодно зарабатывать как минимум еще столько же. И это лишь малая толика новых расходов подопечных Волги, которым теперь предстоит делиться с регулятором.

Примечательно, что у главы Госком­предпринимательства Михаила Бродского, начавшего войну с консорциумом «ЕДАПС» за отмену различных бланков строгой отчетности и неэффективных голограмм, инициативы Василия Волги критики до поры до времени не вызывали. По данным СМИ, именно через компании, подотчетные Бродскому, Волга заказывает печать бланков. В сентябре ГП «Информационно-технический центр» за бланки строгой отчетности якобы перечислило ГП «Киевская офсетная фабрика» Бродского 13,94 млн грн. Правда, в день подписания номера в печать стало известно, что между Волгой и Бродским «пробежала черная кошка». Чиновники письменно пожаловались друг на друга премьер-министру с требованием уволить оппонента.

Между тем, схемы заработка на участниках финансового рынка многим напомнили пресловутую Тендерную палату. Ее последний почетный президент — Александр Ткаченко, нардеп от КПУ, по квоте которой Волга назначен в Госфинуслуг. Вместе с Волгой в Госкомиссию были трудоустроены шесть бывших сотрудников Тендерной палаты. А с подачи нардепа-бютовца Антона Яценко, за которым закрепилось звание «крестного отца» ТПУ, в Верховной Раде появилось несколько предложений по расширению полномочий Госфинуслуг: отобрать у Минэкономики госзакупки и передать их ведомству Волги; наделить Госфинуслуг новыми полномочиями контроля; ввести обязательное страхование в новые отрасли — спорт и туризм; наконец, обеспечить все государственные органы и субъекты хо­зяй­­ствования специальным программным обеспечением для работы электронного правительства. Тогда как разработка про­граммного обеспечения — одно из направлений работы ИТЦ Василия Волги.

Идея создать при Госфинуслуг дочерние компании, зарабатывающие на участниках рынка, вызвала шквал критики и даже обвинений в коррупции в ваш адрес. Как вы аргументируете свою позицию в правительстве?
— «Информационно-технический центр» появился по просьбе Моторного (транспортного) страхового бюро Украины. Первые ревизии, которые мы начали проводить, когда я пришел, показали интересную картину. По прошлому году 30% договоров страхования «автогражданки» оказались неучтенными. Бланки терялись, были массовые злоупотребления, фиктивные договоры. Человек был убежден, что он застрахован, а этот договор на самом деле оказывался утерянным. Наступал страховой случай, по этим договорам обращались и получалось, что страховая компания не несет ответственности, а Моторное бюро обязано заплатить. Вот они нам и предложили идею создать ИТЦ. Мы ее оценили и реализуем. ИТЦ заказывает бланки автострахования и ведет работу по их учету. Вторая компания, которую я хочу создать, — учебное заведение, финансовый институт («Научно-методологический центр» — прим. «ВД»). Сейчас участники финансового рынка обучаются где ни попадя. Как правило, во всех учебных заведениях образование факультативное. Я же хочу собрать все в единое целое и создать профильный институт, который будет выпускать нормально подготовленных специалистов. При этом я преследую цель заработать денег для Госфинуслуг.

Сколько Госфинуслуг планирует ежегодно зарабатывать на деятельности «дочек»?
— «Научно-методологический центр» пока что работать не начал. Я хочу, чтобы это было высшее учебное заведение IV уровня аккредитации. Надеюсь, его работа будет давать нам в год не менее, чем бюджет —
22 млн грн.

Еще одна «дочка» — «Информационно-технический центр» — уже заработала. Какие доходы она приносит?
— За три месяца ИТЦ заработал 1 млн 100 тыс. грн. После уплаты налогов бюджету осталось 700 тыс. грн. чистой прибыли.

На какие цели вы планируете направить дополнительные поступления?
— На зарплату работников. Инспектор Госфинуслуг получает 1700 грн. зарплаты. Люди приходят сюда, поработают год-второй, разберутся со всеми выходами и входами в Госфинуслуг, получают практические знания для работы на рынке и уходят в частные компании, получая те же 1700, но уже евро. Чтобы сохранить квалифицированных специалистов, мы дадим им возможность здесь подрабатывать. В соответствии с законом работники Госфинуслуг имеют право преподавать. Это будет хороший дополнительный легальный заработок для них. Посылая инспекторов на проверку с нынешней зарплатой, мы фактически стимулируем коррупцию. А потом я часто получаю такие акты, в которых нужно было наложить 50 тыс. грн. штрафа, а оштрафовали всего на 700 грн. По какой причине? О причинах можно догадываться.

Зачем понадобилось переходить на более защищенные бланки полисов «автогражданки»? Эксперты утверждают, что подделывать их нет смысла — без договоров со страховыми компаниями мошенники никак не могут заработать на поддельных полисах.
— Почему тогда прошлое руководство Госфинуслуг вместе с Моторно-транс­портным бюро потеряло 30% бланков?! Потому что на самом деле не велась работа по их защищенности. Мы проконсультировались с Министерством юстиции, и когда появились эти бланки усиленной защищенности, прекратились те преступления, которые были.

Почему Михаил Бродский, выступающий против использования ненужных голограмм, вашу идею с их применением поддержал?
— Он одобрил, потому что понял, в чем проблема.

Правда ли, что Антон Яценко лоббирует интересы Госфинуслуг в Верховной Раде?
— Нет, неправда. В Верховной Раде и в среди политиков я знаю практически всех. С разными людьми на разных этапах у нас были и столкновения, и совместные политические проекты. Да, ко мне пришли шесть человек, которые, как оказалось, ранее работали в Тендерной палате. Из них сейчас у меня осталась только одна сотрудница — Виктория Жесан. Всех остальных я уволил, когда стало понятно, что это может иметь какие-то негативные последствия. А Жесан — это очень эффективный ревизор, государственный служащий. Что бы мне ни рассказывали о том, где и с кем она работала, она будет работать здесь и дальше.

Отдых от крысиных бегов
Чтобы снять напряжение в ходе рабочего дня, глава Госфинуслуг хранит в кабинете мини-коллекцию курительных трубок. Их на рабочем месте целых четыре: одну трубку можно выкуривать только раз в день, а желательно — раз в два-три дня, потому что она быстро набирает влагу. А вот поупражняться в любимых хобби — шахматы, рыбалка, бильярд — Василию Волге удается все реже. Активность в кресле главы Госфинуслуг съедает много времени, остатки которого он предпочитает посвящать семье. «Из-за этих крысиных бегов я часто пропускал какие-то важные моменты в жизни своих детей», — говорит Волга, добавляя, что практически потерял интерес к увлечениям, ради которых нужно уходить из дому.

В должности руководителя Госфинуслуг успеваете находить время для своих увлечений?
— Я мало сплю. Четырех-пяти часов мне достаточно, чтобы выспаться. Читаю много, с рыбалкой получается реже. Год, наверное, уже не был на рыбалке.

Кто из друзей-политиков разделяет ваши хобби?
— Когда в Верховной Раде мы работали с Александром Морозом, у нас с ним были одинаковые увлечения — шахматы и бильярд. И во время всех совместных поездок — он тоже мало спит — ночами играли в шахматы, а в перерывах между встречами — в бильярд.

Какие сейчас отношения с Морозом?
— Хорошие. Пару месяцев назад мы с ним виделись, обсуждали некоторые острые, серьезные моменты. Мороз — великий человек.

С остальными политиками общение ограничивается рабочими вопросами?
— Когда переваливает за сорок, начинаешь ценить время. Я все больше времени стараюсь проводить с семьей. Понимаю, что упустил какие-то важные моменты, когда росли мои дети. Мне не хватает времени, чтобы наговориться с ними, с супругой.

У вас большая семья (два сына и две дочери — прим. «ВД»). Удается проводить отпуск всем вместе?
— Конечно. Но всем вместе провести две недели, общаясь каждую минуту, — это тоже непросто. Ведь обычно все сходятся домой только к ночи. А на отдыхе, когда все вместе и в самолете, и за столом, и на экскурсиях, возникает усталость, каждый показывает свой характер. Первые двое суток — сплошное напряжение. Но это только первых два дня. А потом — слезы, когда надо уезжать и все осознают, что опять разбредаются. И так каждый раз.

Правда, что вы поднимаете 150-килограммовую штангу?
— Правда. Спорт очень люблю, у меня три тренировки в неделю. И подтягиваюсь 20 раз. Спросите у своих знакомых, они 20 раз подтянутся?

Перспективы
На финансовом рынке слухи о возможной отставке главы Госфинуслуг появлялись уже дважды. В последний раз — в связи с резким заявлением Василия Волги о том, что половина рынка небанковских финучреждений работает незаконно. Обиженный на куратора бизнес восстал и пытается добиться снятия Волги вплоть до обращений в правоохранительные органы. В ответ куратор отрасли лишь демонстративно заявляет о готовности воевать до конца с «умниками, которые сейчас бегают по кабинетам, платят деньги прокурорам, пишут письма президенту и премьеру».

Если отставка руководителя Госфинуслуг станет реальностью, Волга наверняка сосредоточится на подготовке к следующей парламентской гонке. А пока внимательно анализирует результат коммунистов на местных выборах. «На Юго-Востоке — взрыв поддержки коммунистов, они получили в два раза больше голосов, чем ранее. Несмотря на все разговоры о том, что время левых ушло. Левые упали, но сейчас отталкиваются от земли. Регрессия закончилась, начинается прогресс, достижения и экспансия». Наш герой все еще надеется собрать всех левых — коммунистов, социалистов, витренковцев — в один политический проект, чтобы «взять всю власть в стране».

С таким расчетом он когда-то давал своей партии «союзное» название, пытаясь выступить инициатором объединения левых. Впрочем, говорить о том, что ожидания повальной поддержки левых политсил в обозримом будущем станут реальностью, обоснованных оснований нет. Вряд ли наш герой этого не осознает. Следовательно, у Василия Волги есть лишь одна гарантированная возможность продвигаться по лестнице, ведущей к высшим эшелонам власти, — и дальше сотрудничая с правящей партией. И только если ему не найдется места во власти, он готов снова вернуться в бизнес.

    Реклама на dsnews.ua