• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Свой для всех

Реклама на dsnews.ua
В экстравагантной молодой команде городского головы Киева Леонида Черновецкого «бюрократ с коммунистических времен» Анатолий Голубченко выглядел чужак

В экстравагантной молодой команде городского головы Киева Леонида Черновецкого «бюрократ с коммунистических времен» Анатолий Голубченко выглядел чужаком, но оставался незаменимым. И даже когда людей поющего мэра потеснили регионалы, услуги Голубченко снова оказались востребованы. Главный актив уроженца Донецкой области, знающего все входы и выходы не только в киевской мэрии, — многолетний опыт государственного управления. Он обеспечил чиновнику широчайшие связи и стал подспорьем в собственном бизнесе.

Как опытный чиновник Анатолий Голубченко отлично знает, что можно говорить за закрытыми дверями, а что — публично. В своем кабинете он охотно делится живописными примерами из жизни, изредка вворачивая непечатное словцо, чтобы завоевывать доверие собеседника. Но на публике открытого и доверительно простоватого в общении Голубченко не узнать. Он держится строго, говорит сухо и только в рамках тех вопросов, которые входят в сферу его ответственности. Аналогичные метаморфозы произошли и с текстом интервью «ВД», когда он был отправлен на согласование. Из ответов исчезли упоминания известных фамилий и даже самые безобидные жизненные истории, с ними связанные, острые высказывания стали мягче и обтекаемее. В беседе с корреспондентом «ВД» Анатолий Голубченко первым буквально на второй минуте разговора произнес ироничное словосочетание «молодая команда». Но в утвержденном к печати интервью этого высказывания не оказалось. Как и истории его дружеских отношений с Леонидом Черновецким.

Со столичным градоначальником Голубченко познакомился еще в Верховной Раде II созыва. Кресла народных избранников располагались рядышком, и депутаты быстро нашли общий язык. Вплоть до дружбы семьями, совместного празднования дней рождения и посещения свадеб детей. К тому времени в «резюме» Анатолия Голубченко уже был опыт работы в руководстве меткомбината «Запорожсталь». А мандат народного депутата политик поочередно совмещал с должностями министра промышленности и первого вице-премьера в правительстве Валерия Пустовойтенко. Эти посты на некоторое время обеспечили ему ореол таинственной всеобъемлющей влиятельности. Поэтому, когда весной 2006 г. Леонид Черновецкий неожиданно для многих выиграл выборы столичного головы, его решение пригласить в команду опытного государственного менеджера было вполне осознанным. Звонок Черновецкого застал Анатолия Голубченко на пути в родной Мариуполь: собирался провести недельный отпуск на Азовском море. В то время он был депутатом Печерского района Киева от Соцпартии. Соскучившись за госслужбой, Голубченко недолго раздумывал над предложением перейти в столичную администрацию.

Но в команде Черновецкого он оказался не единственным первым замом. Наряду с Голубченко аналогичную должность получили и два бывших топ-менеджера Правэкс-Банка — Денис Басс и Ирэна Кильчицкая. Сферы влияния первых заместителей главы Киевской госадминистрации жестко разграничивались. Это обстоятельство позволяло нашему герою слегка дистанцироваться от «молодой команды». Впрочем, стороны никогда не вступали в публичные конфликты и неплохо находили общий язык. Ирэна Кильчицкая уже после увольнения из КГГА назвала Голубченко «бюрократом с коммунистических времен», которого «из власти могут только вынести». Но тут же добавила, что он — «бюрократ в хорошем смысле слова». Его действительно не вынесли из власти, когда главой Киевской госадминистрации назначили Александра Попова. Голубченко — единственный, кто остался в столичной власти из предыдущего руководящего состава. И хотя его «разжаловали» до должности «простого» зама, он предпочитает трудиться в новой команде, не вынося обид на публику. Так же, как до этого усердно и без скандалов работал с предыдущей командой. Умение находить общий язык с разными политическими силами и при этом сохранять дистанцию ровно настолько, чтобы не присягать на верность, — его отличительная черта.

У вас есть разочарование после четырех лет работы в команде Черновецкого?
— Когда я давал согласие на работу, то был уверен, что такой человек, как Черновецкий, который создал свой бизнес в тяжелых для него условиях, трижды избирался в Верховную Раду, несмотря на выстроенную против него жесткую систему противодействия, сумеет построить работу мэрии по-новому. Верил, что он привнесет в работу отлаженные механизмы, ведь все ждали от него перемен. Почему не получилось?

Я думаю, не хватило опыта работы на госслужбе, ведь не всякий бизнесмен может быть государственным деятелем, и не каждый государственный деятель может быть бизнесменом.

Вы ощущаете, что в новом составе мэрии за вами закрепился имидж «человека Черновецкого»?
— Если вы заметили, меня никогда не связывали с командой Черновецкого. И я не был с ней связан, потому что всегда говорил: «Леонид Михайлович, я отвечаю только за то, чтобы город жил! За все остальные дела ты меня ответственным не делай». Он отвечал: «Я знаю, что это не по твоей части, ты — государственный человек, занимайся своим делом». И все. Я отвечал за то, чем занимался. Может, благодаря этому я сейчас продолжаю работать. В принципе связать меня с кем-то нетрудно, ведь я проработал в КГГА четыре года и, конечно, был членом коллектива! И на дне рождения Леонида Михайловича был, и заходил к нему для решения неотложных вопросов, которые касались города. Конечно же, я понимал, что, возможно, этим кто-то зло пользуется!

Реклама на dsnews.ua

На каких условиях вам удалось остаться в руководстве КГГА с приходом Александра Попова?
— Перефразируя поэта — «работал, работал, работал, не разгибая спины, чтоб смешались солинки пота с солью злой штормовой волны»! Вот и все — просто много работал!

В нынешних условиях важнее всего было найти общий язык с новой командой в правительстве, не так ли?
— Для меня нет новой команды в правительстве. Все это люди с которыми я проработал восемь лет как член правительства. Андрей Клюев был замглавы Донецкой облгорадминистрации, я его хорошо знаю с тех времен. Виктора Тихонова я знаю сто лет. Разве это новая команда в Кабинете Министров для меня? Это для окружающих новая команда, а для меня это люди, с которыми я проработал много лет. И хочу подчеркнуть, что это было время самых профессиональных руководителей. На мой взгляд, самые хорошие руководители — это те, которые работали на заводах, прошли все этапы управления. А Николай Янович Азаров пришел в Верховную Раду доктором наук, проработал в комитете парламента по бюджету, был главой Налоговой администрации, первым вице-премьером. Он может кому-то нравиться, кому-то нет, но более профессионального человека на сегодня вы не найдете. Я не могу сказать, что в этой команде все без исключения профи, но все-таки большинство — да.

В прессе все еще муссируются слухи о том, что в отношении вас якобы скоро появятся уголовные дела. У вас есть информация такого рода?
— Нет, у меня такой информации нет.

Александр Попов после назначения заявил, что у вас больше всего невыполненных поручений. Со стороны это выглядело как поиск оснований для вашей отставки. Как сейчас складываются отношения?
— На самом деле мне тогда только-только подчинили управление транспорта, которым ранее руководил Денис Басс. После анализа работы вверенного мне направления выяснилось, что наш начальник контрольного управления Владимир Дейниченко не знает правил делопроизводства и неправильно трактует резолюции на документах. Когда это было проверено, то оказалось, что у меня нет никаких невыполненных поручений. А относительно увольнения мы вообще должны понимать, что такие тонкие вопросы не решаются замечаниями или публичными угрозами.

Бизнес-маршрут Киев — Мариуполь
Парадокс, но о Голубченко-бизнесмене широкой публике известно крайне мало, хотя список коммерческих структур, в соучредителях которых когда-либо был наш герой или его ближайшие родственники, превышает три десятка. Во время согласования этого перечня чиновник сократил около 20 позиций. Но подтвержденных по состоянию «на сейчас» активов вполне достаточно, чтобы судить о масштабах семейного бизнеса Анатолия Голубченко и его отраслевых интересах. Любопытно, что замглавы КГГА уже и не помнит, каким был его первый коммерческий опыт. «Что мы только не делали — ангары и все, что под руку попадалось, — вспоминает он. — Не везде было прибыльно и удачно, но потихоньку что-то получалось».

Дислокация семейного бизнеса Анатолия Голубченко — Мариуполь и Киев. В обоих городах компании чиновника связаны с фамилией Романа Коренблита, вице-президента Еврейской конфедерации Украины, влиятельного бизнесмена с российской и венгерской пропиской. В Киеве же Коренблит «засветился» в качестве владельца столичного Just Cafе. Он — партнер Анатолия Голубченко по киевским компаниям «Фарматрейд» и «ТрансГрупп», а также мариупольскому пред­приятию — производителю трансформаторов «Укрэлектро­аппарат». Помимо этого, Роман Коренблит — бизнес-партнер супруги г-на Голубченко Елены (столичный салон красоты «Пани Анеле») и сына Алексея (зарегистрированная в Киеве «Первая украинская транспортная компания» и мариупольское предприятие «Секонд Лтд»).

Именно Коренблиту Анатолий Голубченко доверяет принятие оперативных менеджерских решений, пока сам находится во власти. Между тем их совместные предприятия успешно выходят из кризисного пике. «Мы ничего не продавали во время кризиса, но пострадали все предприятия — где-то больше, где-то меньше. У нас нет малого бизнеса, все компании достаточно серьезные», — признается Голубченко. Недавно СМИ сообщили, что компания «Секонд Лтд» собирается построить новый металлургический мини-завод в Мариуполе. Инвестиции оцениваются в ?300 млн. В интервью «ВД» Анатолий Голубченко впервые приоткрыл завесу над темой семейного бизнеса.

Вы — учредитель большого количества коммерческих структур. Не боитесь совмещать бизнес и госслужбу?
— Я никогда не совмещал бизнес и госслужбу. Когда не был госслужащим, занимался бизнесом, став госслужащим, я вышел из управления всех этих компаний. Да, я не вышел из состава учредителей предприятий, но это предусмотрено действующим законодательством.

Не кажется ли вам, что такое совмещение в любом случае рождает конфликт интересов?
— У меня лично в Киеве бизнеса нет. Да, моя супруга владеет здесь рестораном и салоном красоты, которые были созданы очень давно, еще до моего прихода в КГГА, и никакого отношения к моему назначению не имеют. Так получилось, что я ушел из власти (в период с 1999 по 2006 гг. — прим. «ВД»), никто мне ничего не предлагал, а жить надо было, и мы начали справляться своими силами. Моя жена стала владелицей ресторана «Эгоист». Что же теперь, отдавать его кому-то? Нет, его превратят непонятно во что, если она не будет там дневать и ночевать. Но у меня лично в Киеве бизнеса нет, я не строю здесь ничего и ни во что не инвестирую.

При этом вы курируете транспорт и являетесь учредителем «ТрансГрупп», которая занимается перевозками. Вы курируете туризм и значитесь совладельцем компании «Украинские ловы», которая занимается туризмом.
— «ТрансГрупп» — это полувагоны, которые возят уголь, зерно, кокс, грузы металлургических заводов по Украине. Они по Киеву не ездят, нет тут рельсов, по которым мы можем их пустить (отметим, что сама компания все-таки зарегистрирована в Киеве — прим. «ВД»). Учредителем там я стал шесть или семь лет назад, мы купили эти полувагоны, получили кредит, заложили, купили снова. «Украинские ловы» — это охотничье хозяйство в Мариуполе, на моей родине. Я там сделал вольер, завез кабанов, люди приезжают, охотятся. Это скорее хобби, а не бизнес, и прибыли оно не приносит. А туристическим бизнесом я никогда не занимался.

Пришлось ли вам заниматься оперативным управлением своих предприятий во время кризиса?
— Там работают профессиональные люди, и у меня не было такой необходимости. Да и времени не было, потому что, хотите — верьте, хотите — нет, я живу только этой работой (КГГА — прим. «ВД»). Единственное, что меня интересовало, банкроты мы уже или еще нет. Но там работают вполне серьезные люди, которые имеют опыт в менеджменте. Это зрелые, сильные, профессиональные управленцы.

Ваш главный партнер в бизнесе — Роман Коренблит?
— Да, он непосредственно занимается менеджментом. Там, где он, порядок. Он бизнесмен и никогда не работал на госслужбе.

Вас связывают дружеские отношения?
— У нас теплые и доверительные отношения. Мы познакомились еще в 1992 году. Я тогда стал замглавы комитета по вопросам металлургии, получил квартиру, а мебель нигде не мог купить. Знакомый посоветовал мне обратиться к товарищу, заведующему мебельным складом в Москве. Им и оказался Роман Михайлович, он помог мне приобрести мебель, так мы подружились. Много лет ездили вместе кататься на лыжах, дружим семьями по сей день.

Тайны «Киевгорстроя»
Один из самых загадочных эпизодов работы команды Леонида Черновецкого — продажа крупнейшего в Украине строительного предприятия «Киевгорстрой». Компания оказалась в центре громкого скандала с «теневой приватизацией» в пользу представителей городской власти. 80% акций холдинга были выведены из коммунальной собственности и проданы за весьма «символическую» плату — 114 млн грн. Тогда как рыночная капитализация холдинга, по подсчетам экспертов, составляет около 11 млрд грн., а годовой оборот КГС — около 3 млрд грн. Таинственная продажа холдинга «растянулась» во времени на несколько лет. В 2007-м сессия Киевсовета с подачи горадминистрации внесла «Киевгорстрой» в список предприятий, подлежащих приватизации. Дальнейший ход событий стал известен только нынешним летом. Как выяснилось, в 2008 г. состоялся аукцион, на котором акции были проданы малоизвестной финансовой компании «Новый регион». В 2009 г. Главное управление коммунальной собственности КГГА подписало договор купли-продажи с победителем аукциона. В этом же году на счета мэрии четырьмя траншами поступили деньги, после чего в октябре прошлого года замначальника ГУ коммунсобственности КГГА Юрий Стретович подписал распоряжение о передаче акций. Но документы поступили компании-регистратору только 30 июня 2010 г. Чуть позже стало известно, что 80%-й пакет акций «Киевгорстроя» уже принадлежит девяти офшорным компаниям, которым, по всей видимости, перепродала бумаги ФК «Новый регион».

Дело по отчуждению акций в пользу структур, которые связывают с зятем Леонида Черновецкого Вячеславом Супруненко, сейчас находится в Генпрокуратуре. Но к самому Черновецкому претензии у ГПУ вряд ли появятся. «Подписей его родственников нет ни на одном документе. А подпись мэра фигурирует только на документах, завизированных несколькими службами. В таком случае наступает коллективная ответственность, то есть конкретно кого-то привлечь нельзя. Мэр, как я убедился, очень умный человек, он себя не подставил», — утверждает вице-премьер Владимир Сивкович. И хотя формально нынешнее руководство Киева и правительство отчитались о возвращении акций холдинга городской общине, на самом деле ситуация обстоит сложнее. Хозсуд столицы признал за территориальной общиной города в лице Киевсовета право собственности на спорный 80%-й пакет акций «Киевгорстроя». Но одновременно отказался признавать прошлогодний договор купли-продажи акций недействительным. Сложилась парадоксальная ситуация: акции признаны за муниципальной властью, но их продажу городом оставили легитимной. «ВД» поинтересовалась у бывшего первого заместителя председателя КГГА подробностями «дела «Киевгорстроя», но как только беседа свернула в это русло, наш собеседник стал крайне неразговорчивым. Даже на тему земельных скандалов вокруг многострадального НСК «Олимпийский» Анатолий Голубченко, курирующий строительство киевского стадиона, говорит охотнее.

Вам известно, каким образом акции «Киевгорстроя» были проданы?
— Я знаю одно: когда на сессии горсовет проголосовал за приватизацию холдинга, я написал докладную Леониду Михайловичу Черновецкому и попросил его запретить приватизацию. Он при мне написал на докладной, что не дает права принимать такое решение. Что было дальше, я не знаю. Я даже не знал, что «Киевгорстрой» приватизировали. Это выяснилось, уже когда пришел Александр Павлович Попов. Я знаю только то, что я написал такую докладную и что там есть резолюция Черновецкого. Кто и что дальше там делал, мне неизвестно.

В мэрии есть доказательства связи покупателя с зятем Черновецкого?
— Понятия не имею, кто там покупатель и как он покупал. Я считал, что «Киевгорстрой» нельзя купить, потому что есть резолюция Черновецкого. Я в этом был уверен.

Какие должностные лица были посвящены в процесс продажи холдинга?
— Думаю, что представители Главного управления коммунальной собственности и Главного финансового управления.

Вы обсуждали продажу «Киевгорстроя» с Леонидом Черновецким, когда выяснилось, что компания уже не принадлежит городу?
— Я уже ответил на этот вопрос.

Насколько реально для города вернуть полный контроль над предприятием?
— Очень и очень тяжело. Но возможно. Кривой Рог же вернул (комбинат «Криворожсталь» — прим. «ВД»).

С юридической, а не политической точки зрения, насколько обоснованным будет такое решение?
— Это будет правильное решение.

Рассматривается ли возможность повторной продажи холдинга городом, но уже за более крупную сумму, по аналогии с «Криворожсталью»?
— Этот вопрос не входит в мою компетенцию.

Влияет ли ситуация вокруг «Киевгорстроя», являющегося подрядчиком по НСК «Олимпийский», на ход строительства стадиона?
— Реально — нет.

Конфликт с собственниками земли вокруг стадиона, на ваш взгляд, окончательно улажен?
— Уверен, что да. Ранее владелец «Троицкого» настаивал, что УЕФА не требует сноса торгово-развлекательного центра, но когда выяснили, что без сноса ничего нельзя сделать, президент подписал указ, торговый центр снесли, были задействованы механизмы возмещения убытка, и сейчас проблем с этим нет.

Еще недавно компания «Юджин» утверждала, что компенсации в части передачи в аренду участка на ул. Глушкова она пока не получила. Это правда?
— Этот участок обсуждался, но сейчас о нем речь не идет. Им вернули площадь возле стадиона без права строительства зданий. Сейчас они строят площадь к Евро-2012 за свои деньги и паркинг внизу. Позже, после окончания Евро, им дали право построить слева и справа от стадиона «Олимпийский» небольшие комплексы, высотки, которые не будут мешать эвакуации людей со стадиона в будущем. Но это уже совсем не тот «Троицкий», который был до сноса. Такова договоренность.

Мужские хобби

Недавно Анатолий Голубченко в третий раз стал дедушкой. У него родилась внучка Марийка, о чем чиновник радостно сообщил «ВД» во время интервью. «У меня два сына и два внука, у нас в семье все женщины в Красной книге — и вот теперь родилась внучка!». Ей уже уготовано семейное увлечение. По крайней мере, не только сыновья, но и супруга Анатолия Голубченко серьезно увлекаются охотой. А вот собаководческий интерес нашего собеседника родственники так же единодушно не разделяют. Анатолий Голубченко — президент Федерации охотничьего собаководства и член Европейской организации собаководства. Юношеское увлечение собаками с 16 лет постепенно превратилось в профессиональное хобби.

В Черниговской области Анатолий Голубченко вместе с товарищем держит собак, с которыми участвует в выставках и соревнованиях. Дома у него живут пойнтер, овчарка и такса. Одну из них Анатолию Голуб­ченко «подбросил» сын. «Девушка подари­ла сыну таксу, он с ней возился и привез мне, овчарку мне подарили — некуда было деть, а пойнтера я с удовольствием купил себе и считаю своей собакой. Все остальные собаки не мои, хотя и живут у меня». А на своей малой родине, помимо охотничьего хозяйства, наш герой держит голубятню — как символ увлечения советской молодежи.

Сколько ежегодно тратите на охотничье хозяйство?
— 100 тысяч гривен, но я там не один.

С кем из политиков вам приходилось охотиться?
— Со всеми, кто настоящий охотник.

С Виктором Януковичем, например?
— Ответ тот же: со всеми, кто настоящий охотник.

Для вас важно вернуться с охоты с добычей?
— На самом деле тот, кто говорит, что для него на охоте главное провести время на природе, лукавит. Любой человек идет на охоту с целью добыть, но не всегда это удается, главное — не расстраиваться.

Ваша самая крупная добыча.
— Олень. А вот у моего сына — лев и два волка. Мои сыновья тоже охотники, они еще в коляске были, а я их уже на охоту возил. Снимал с коляски колеса, ставил ее в машину и выезжали вместе на охоту.

Ваша супруга разделяет это увлечение?
— Да, разделяет. Моя жена — охотник, как и я.

Где предпочитаете охотиться?
— Летом специально дней на семь-восемь еду в Мариуполь охотиться на перепела. В конце октября — начале ноября охочусь в Крыму, в горах на вальдшнепа. Раньше в конце июля дней на десять ездил в Беларусь на дупеля. В последнее время не езжу, охоту на дупеля там запретили. Так что у меня с охотой в последнее время одни фиаско!

Для трофеев выделено отдельное помещение?
— Да, у меня дома есть охотничья комната, в которой хранятся трофеи и ружья.

Перспективы
«Профессиональный чиновник» Анатолий Голубченко не намерен уходить на заслуженный отдых и мечтает исключительно об «активной старости». «Люди получают инфаркты и инсульты, когда в одночасье становятся ненужными», — эта фраза для него уже имеет особенный смысл. В свои 60 наш герой отлично осознает, что вряд ли сможет снова возглавить министерство, достигнув былых высот на госслужбе. Но в «чистой» политике возраст не столь критичен. Анатолий Голубченко искренне признался, что в случае ухода из КГГА видит себя депутатом Верховной Рады. Учитывая его талант находить общий язык с разными политическими командами и обширные связи, эта перспектива действительно может стать реальностью. Если же реализовать ее не удастся, Голубченко сосредоточится на собаководстве и своих общественных обязанностях в Федерации охотничьего собаководства. Еще одно подспорье нашего героя — бизнес, в оперативном управлении которым он сможет принимать больше участия, если снова «выпадет» из политики. Впрочем, пока возвращаться к руководству своими предприятиями он не спешит, явно предпочитая власть коммерческому менеджменту.

    Реклама на dsnews.ua