• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

СЕРГЕЙ КОРСУНСКИЙ: «По «Южному потоку» будет политическое решение»

Реклама на dsnews.ua

В последние годы Турция переживает разочарование в отношениях с ЕС, из-за чего эксперты предрекают усиление сотрудничества между Турцией и Россией. О важности российского фактора и конкуренции в украинско-турецких отношениях «ВД» решила побеседовать с Чрезвычайным и Полномочным послом Украины в Турции.

Украина и Турция намерены определить свои отношения как стратегические. Привели ли такие намерения к изменению политики Турции в отношении Украины?
— С момента прихода к власти партии нынешнего премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана Анкара проводит последовательную политику, позиционируя себя как региональную силу. Это и политика «нулевых проблем в отношениях с соседями», и моста между Востоком и Западом. Ее успешности способствует и то, что Турция сравнительно успешно пережила кризис: банки показали рекордную прибыль, в этом году ожидается 11%-й рост ВВП. А это способствует более активной геоэкономической деятельности Турции. Так большое внимание уделяется транспортным коридорам с севера на юг, две новые паромные переправы будут реализовываться между Украиной и Турцией (между Стамбулом, Самсуном и портами Большой Одессы). Логично, и это уже находит свое отражение в документах ЕС, что Турция станет ключевым звеном и южного энергетического коридора из Азии в Европу. Поэтому партнерство Украины и Турции важно для обеих стран.

Однако тут как раз Турция выступает конкурентом для Украины, когда будет достроена железная дорога Баку — Карс и тоннель под Босфором, у Турции появится железная дорога через всю страну, а это ударит по коридору ТРАСЕКА.
— Призрак конкуренции может возникнуть разве что в очень далекой перспективе. В Турции практически не развита железнодорожная инфраструктура, нет даже нормальной дороги между Анкарой и Стамбулом. Хотя есть громадные планы об инвестировании $100 млрд в транспортную инфраструктуру, включая железнодорожные магистрали. Однако и в этом случае рынки, на которые пойдут товары по турецкому транспортному коридору и по ТРАСЕКА, — разные. Через Украину груз идет в Северную и Центральную Европу, через Турцию — в Южную и на Балканы. Скорее конкурентом для наших транспортных маршрутов может выступить Россия, которая строит под Ставрополем крупный логистический центр под паромную переправу Сочи — Самсун. Однако украинские порты ближе к европейским рынкам, между министерствами транспорта Украины и Турции отличные контакты, я думаю, что на украинско-турецкое сотрудничество этот проект существенно не повлияет.

Почему, на ваш взгляд, Украине не удалось поучаствовать в сооружении нефтепровода Самсун — Джейхан и Трансарабского газо­провода, строительстве АЭС, ведь речь об участии украинских компаний в этих проектах велась довольно долго?
— Тут надо говорить о каждом проекте отдельно. Что касается Трансарабского газопровода, то его будущее весьма туманно, так как пока его нечем заполнять. Нефтепровод Самсун — Джейхан, напротив, блестящий проект, так как позволяет нефть трети проходящих через Босфор танкеров направить по суше к глубоководному порту Джейхан. Но чтобы проект стал реальностью, нужны долгосрочные договоры с российскими нефтяными компаниями, для которых транспортировать нефть по морю выгоднее, чем сливать ее в Самсуне, а потом опять загружать в Джейхане. Турции же важно разгрузить проливы. Поэтому здесь уже включаются политические договоренности. Россия системно и последовательно работает с Турцией, и строительство АЭС в Мерсине — это часть договоренностей России с Турцией. Россия строит АЭС на свои деньги, вкладывая в проект $20 млрд. На таких условиях не может участвовать не то что Украина, но и Франция, которая отказалась от возведения АЭС. Украина может участвовать в этом проекте только в качестве субподрядчика. Равно как и в сооружении нефтепровода Самсун — Джейхан, поставляя трубы большого диаметра. Но тут, опять же, все будет определяться российско-турецкими соглашениями, так как строить этот нефтепровод будут турецкие, итальянские и российские компании.

Учитывая столь тесные экономические взаимоотношения России и Турции, стоит ожидать согласия Анкары на строительство газопровода «Южный поток»?
— Я постоянно встречаюсь с турецкими политиками, убеждаю их, что нет никакого смысла реализовывать «Южный поток», а предпочтение стоит отдать «Набукко». И это находит понимание среди турецкого руководства. А вот что касается конкуренции двух вышеупомянутых проектов, то «Набукко» для Турции однозначно более выгодный. Во-первых, это проект, поддерживаемый ЕС. Во-вторых, этот газопровод принесет деньги в турецкий бюджет, так как пройдет по территории Турции. От «Южного потока» Турция не получит ничего. Поэтому, если говорить исключительно об экономике, Турция однозначно на стороне «Набукко». Но так как нужно получить от россиян согласие на заполнение нефтепровода Самсун — Джейхан, в отношении будущего «Южного потока» возможен любой исход. Эти проекты, как и другие, которые обсуждаются в турецко-российском контексте, составляют своеобразный пакет, в котором каждая из сторон хочет достичь максимального результата. По состоянию на сегодня решения Турции по «Южному потоку» нет.

Реклама на dsnews.ua
    Реклама на dsnews.ua