• USD 27.9
  • EUR 33.8
  • GBP 38.9
Спецпроекты

ОТЛЕЧИЛИСЬ

Реклама на dsnews.ua
Мировым фармацевтическим гигантам интересен украинский рынок. Но заводы по производству препаратов строят в России. «ВД» выясняла, почему Украина, обл

Мировым фармацевтическим гигантам интересен украинский рынок. Но заводы по производству препаратов строят в России. «ВД» выясняла, почему Украина, обладая во времена СССР наиболее развитой фарминдустрией, сдает позиции соседям.

«У нас фармацевтические заводы растут, что грибы после дождя, — без тени иронии говорит Анатолий Артамонов, губернатор Калужской области (Россия). — Один из первых появился в чистом поле менее чем за два года!» И тут же предлагает журналистам лично убедиться в сказанном.

Миломир Миятович, директор завода «Хемофарм» (входит в концерн Stada), упомянутого чиновником, признает, что на запуск предприятия, начиная от выделения участка и заканчивая монтажом линий по производству препаратов, понадобился всего 21 месяц. «Для сравнения, у нас только на регистрацию первого препарата в Россздравнадзоре ушло 24 месяца! — говорит Миломир Миятович, впрочем, представитель фармбизнеса тут же оговаривается: без личного вмешательства губернатора вряд ли запуск проекта оказался бы столь быстрым. — Губернатор дает бизнесменам свой номер мобильного телефона и просит звонить, если возникнут какие-то бюрократические проволочки. Нам пришлось несколько раз прибегнуть к этому, но один звонок все решал».

Анатолий Артамонов признает, что, возможно, это и не самый демократичный способ решения проблем инвесторов. Но он — эффективен. К тому же, ручное управление включается после того, когда переговоры с чиновниками низшего уровня заходят в тупик. «Я буквально собираю за одним столом всех чиновников, выдающих те или иные разрешения, и инвестора. После того как последний представляет свой проект, все проблемные вопросы решаются в ходе этой совместной встречи. После этого у чиновников «не может появиться новых требований», — рассказал «ВД» губернатор. И если таковые появлялись, то включалось «мобильное» право.

Как результат, Калужская область сегодня — лидер среди регионов по объему привлеченных инвестиций в России. Вслед за автомобильным, там, фактически, создается фармацевтический кластер. Помимо уже работающего завода «Хемофарм», в ближайшие несколько лет тут будут возведены и запущены еще три. Вслед за Калугой, свои кластеры вознамерились создать еще ряд регионов, среди которых — Ярославская, Волгоградская, Новосибирская и другие области России.

Вовремя сориентировались
Начиная с 2000-го, крупнейшие мировые фармпроизводители построили в России шесть новых заводов. Тогда как в Украине они не обзавелись ни одной площадкой. И это при том, что, по признанию самих же российских производителей лекарств, украинский фармацевтический рынок более зрелый (подробнее ­ см. блиц-интервью с Иваном Глушковым. стр. 27). Однако мировые лидеры предпочли Украине Россию.

Эксперты объясняют выигрыш нашего соседа просто: они по максиму воспользовались рыночной коньюнктурой, сведя давление бюрократии к минимуму. Снижение темпов роста фармрынков в развитых странах заставило мировых лидеров искать новые возможности сбыта продукции. «Инвесторов интересуют активы, в первую очередь находящиеся в emerging markets, и, в частности, странах БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай — прим. «ВД»), — говорит Анатолий Заславчик, управляющий директор компании Eaveх Capital. — Украина, Турция и другие страны им интересны как второй эшелон». Приход только в одну из стран БРИК позволяет получить доступ к многомиллионному быстрорастущему рынку.

Реклама на dsnews.ua

«Мы инвестируем в развивающиеся рынки, поскольку их отличают два важных и взаимосвязанных фактора: высокие темпы экономического роста и неудовлетворенный медицинский спрос», — поясняет Антониа Лэнг, директор по коммуникациям в странах Восточной Европы, Среднего Востока и Африки компании MSD (известна еще под названием Merck & Co).

Емкость рынка — один из ключевых факторов для бизнеса, однако не меньшее значение имеет государственная политика. В ближайшее время в России будет утверждена «Стратегия развития фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 г.». Общие затраты на мероприятия по реализации этой стратегии до 2020 г. должны составить 183,5 млрд руб. (более $6 млрд). Примерно две трети от этой суммы планируется направить непосредственно из госбюджета, а остальные траты возьмет на себя бизнес. При этом разработчики документа рассчитывают, что эти инвестиции начнут возвращаться уже с 2017 г.

Все не пропало

Хотя Украина явно проигрывает в битве за привлечение денег иностранных фармкомпаний, тем не менее, у нас есть ряд преимуществ, благодаря которым страна все еще остается потенциально привлекательной для размещения производственных площадок.

К таковым эксперты относят высокий уровень профессионализма украинских фармацевтов, членство в PIC/S (международном объединении фармацевтических инспекций), а также гармонизацию отечественного законодательства с мировыми требованиями. «Для иностранного инвестора, имеющего завод в России, зачастую есть смысл строить предприятие и в Украине. Такое решение позволяет диверсифицировать политические и экономический риски, — говорит Евгений Заика, директор ООО «Никомед-Украина». — Приведу простой пример. В Беларуси при импорте лекарств из России взимается НДС в размере 20%, из ЕС — импортный налог 10%, а из Украины не нужно платить ни НДС, ни импортный налог». И тут же добавляет: «Я не открою большого секрета, если скажу, что мы очень серьезно рассматриваем вопрос инвестирования в Украину или в виде покупки существующего предприятия, или в виде строительства нового».

Перспективным украинский рынок находят и такие компании, к примеру, как канадская Apotex или израильская Teva. «Apotex намерена постепенно увеличивать свое присутствие на рынке Украины. Так, в 2011 г. мы планируем открыть представительство в Киеве, — рассказал «ВД» Эли Бетито, директор по связям с общественностью и госорганами компании Apotex. — Вопрос о прямых инвестициях в производство будет рассмотрен после того, как мы достигнем для нас критической точки продаж и будем иметь больше опыта работы в Украине».

О том, что украинский рынок интересен западным фармкомпаниям, свидетельствует и тот факт, что, к примеру, такие ведущие мировые компании, как Glaxo­SmithKline, Sanofi-Aventis, наладили производство некоторых своих препаратов на мощностях украинских предприятий. А вот последуют ли их примеру другие игроки, или же, возможно, они обзаведутся собственными площадками в Украине, во многом будет зависеть от действий украинских топ-чиновников.

Наиболее «вкусная» приманка, благодаря которой западные компании все еще рассматривают Украину в качестве одной из площадок для размещения производственных мощностей, — реформа сферы здравоохранения. Без нее, да еще и при сущес­твующем уровне коррупции, гло­бальный выход на местный рынок неэффективен для иностранного бизнеса. «Практически во всех странах Европы существуют либо полноценная система реимбурсации, либо ее отдельные элементы, — рассказывает Борис Даневич, сопредседатель комитета по здравоохранения Американской торговой палаты в Украине». — Отсутствие такой системы в Украине влияет на то, что рынок недостаточно развивается». Пока не будет введена реимбурсация, Украина остается мало­привлекательной для иностранных фарм­компаний. «Если в Украине внедрить обязательное медицинское страхование, ввести реимбурсацию, то наш рынок имеет шанс сразу удвоиться», — предполагает Олег Сяркевич, директор по развитию бизнеса «Фармак». Реим­бурсация предполагает частичную компенсацию из бюджета стоимости препаратов. В масштабах Украины речь может идти о сумме от одного миллиарда гривен и выше.

Возможно, в ожидании этого события, владельцы ряда украинских фармпредприятий выставляют свои активы на продажу. По информации Анатолия Заславчика, в настоящее время можно приобрести мажоритарный пакет акций в «Борщаговском химико-фармацевтическом заводе», а миноритарный — в компании «Фармак». Кроме того, по слухам, не прочь видеть инвесторов и в «Артериуме». Однако заключить сделки им будет не просто. «Собственники украинских заводов переоценивают свои активы, — поясняет Анатолий Заславчик. — Если за рубежом фармкомпании торгуются с EBITDA/мультипликатором 4-8, то многие наши собственники хотят больше 12. По таким ценам иностранные инвесторы не готовы покупать наши предприятия». А Александр Партышев, коммерческий директор корпорации «Артериум», резонно резюмирует: «Пока нет четкого ответа на вопрос «Как будет развиваться система здравоохранения?», тяжело посчитать, сколько стоят украинские фармпредприятия».

Но чиновники, похоже, больше озабочены грядущими сокращениями, нежели глобальной реформой здравоохранения. Если же до нее руки так и не дойдут, или дойдут, но с опозданием, фармацевтическая индустрия может повторить судьбу отечественного автопрома, у которого были все шансы заполучить площадки ключевых мировых производителей. Но реализовала вместо нее этот шанс наша соседка.

    Реклама на dsnews.ua