• USD 26.9
  • EUR 32.6
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Артем Щербань: Небедный родственник

Реклама на dsnews.ua
Уроженец угольного края Артем Щербань сделал состояние на бензиновом бизнесе, но широкой публике больше запомнился в связи со скандалом вокруг предпри

Уроженец угольного края Артем Щербань сделал состояние на бензиновом бизнесе, но широкой публике больше запомнился в связи со скандалом вокруг предприятий отца на Сумщине. Тень успехов и неудач Владимира Щербаня, давно отошедшего от политической жизни, преследует его сына до сих пор. Молодому политику приходится доказывать, что его достижения в бизнесе не связаны с былой влиятельностью отца.

В украинском парламенте горячо всегда и везде. «Вы ведь народного депутата не будете останавливать», — почти утвердительно поинтересовался Артем Щербань у охранника на входе в «родной» комитет Верховной Рады по вопросам строительства. Мгновением позже он подхватил аппаратуру фотокорреспондента «ВД», которого охрана, ссылаясь на новые инструкции, отказалась пропустить внутрь. Естественно, ничто не помешало нардепу беспрепятственно пронести технику через охранный пункт и тем самым решить проблему срывающегося интервью. Мандат народного депутата давно воспринимается представителями политических и бизнес-кругов как дорогостоящее, но эффективное средство решения проблем. В интервью «ВД» Артем Щербань искренне признался, что в 2006 г. пришел в парламент, «чтобы помочь отцу выпутаться». С  приходом к власти Виктора Ющенко в отношении бывшего губернатора Донецкой и Сумской областей Владимира Щербаня возбудили несколько уголовных дел. До этого его сына, успешно развивавшего бензиновый бизнес в Донецке, политическая деятельность не интересовала. Да и после, похоже, она не смогла его увлечь.

В парламенте Щербань-младший явно не гнался за статусом законодателя-рекордсмена. С начала нынешнего созыва Рады он выступил автором или соавтором лишь восьми законопроектов, только два из которых стали законами. Посещаемость им парламента далека от образцово-показательной. Скажем, согласно данным письменной регистрации VI сессии ВР нынешнего созыва, Артем Щербань отметился лично лишь на 39% заседаний. Зато в середине апреля его неожиданно назначили замглавы правления и финансовым директором «Укрнафты». Это направление работы, очевидно, отвечает интересам бизнесмена. Пока в деловых СМИ обсуждают версию о том, что у крупнейшей нефтедобывающей компании страны появился новый акционер, Щербань-младший хранит молчание. Сам он категорически отказался комментировать данный вопрос, сославшись на то, что должен освоиться на новом месте. Между тем за ним все еще сохраняется и мандат народного депутата.

  Вас не смущает, что народным депутатам во время голосования приходится придерживаться не своей личной позиции, а знаков Михаила Чечетова?
— Я не всегда смотрю на руки Чечетова. Был ряд моих законопроектов, которые фракция не поддерживала, тем не менее, я за них голосовал. Поэтому нельзя сказать, что мы все бездумно смотрим на Чечетова и выполняем его указания.

  Глава регламентного комитета, представитель Партии регионов Владимир Макеенко не раз предлагал законодательно разрешить народным депутатам не присутствовать в парламенте во время голосования. Вы поддерживаете эту идею?
— Я считаю, что каждый депутат должен голосовать собственноручно, но, ввиду большой занятости депутатов, я бы рассмотрел вариант возврата к ранее существовавшей схеме, когда единственный день голосования в парламенте был четверг. Собирались бы все 450 депутатов, и каждый голосовал сам за себя. Это способствовало бы порядку, каждый нес бы личную ответственность, поддерживая те или иные законопроекты. Других механизмов, позволяющих заставить депутатов присутствовать в течение всей пленарной недели в парламенте, я не вижу. Но разрешить им не присутствовать во время голосования тоже нельзя. Зачем они тогда нужны? Теряется смысл народного представительства.

  Отказ от управления бизнесом при переходе в парламент дался вам легко?
— Легко. К тому времени я работал в ЗАО«Гефест-CS» уже семь лет. Компания работала стабильно, и, в принципе, она во мне уже не нуждалась. Конечно, попав в парламент, посмотрев, что это такое, уже через год я начал сожалеть, что ушел из реального дела. Но у меня в жизни был этап, когда необходимо было «идти в депутаты», чтобы помочь отцу выпутаться из той ситуации, которую создали его политические оппоненты. Думаю, все помнят политические преследования 2005-2006 годов. На тот момент, это был, наверное, оправданный шаг. Нужно было приобретать другой статус, обеспечивать защиту, вот и все.

  В парламенте вы инициировали на порядок меньше законопроектов, чем многие ваши коллеги. Как вы считаете, есть необходимость совершенствовать украинское законодательство?
— Я никогда не ставил перед собой цель «штамповать» законопроекты. Старался подавать те проекты законов, которые действительно необходимы, которые могут иметь положительные социальные последствия.

Реклама на dsnews.ua

  При этом вы практически не подавали законопроектов, касающихся строительства. Складывается впечатление, что эта тематика вам не очень близка. Почему же тогда два созыва подряд вы выбирали именно строительный комитет?
— Мне было интересно заниматься не столько строительством, сколько вопросами земли: рынком земли, Земельным кодексом и т. д. Поэтому я стал главой подкомитета по вопросам земельных отношений. Сейчас, когда президент Украины выступил с инициативой создания цивилизованного рынка земли, наметил стратегию развития земельных отношений, перед нами будет стоять серьезная задача: создать новое земельное законодательство, систематизировав уже имеющуюся базу и провести системную кодификацию всех законов и нормативно-правовых актов, регламентирующих земельные отношения. Я думаю, что к решению этой задачи необходимо привлечь лучших специалистов.

«Гефест» на топливном Олимпе
В деловых кругах Артем Щербань известен как один из основателей и бывший гендиректор компании «Гефест». У руля этой структуры сын экс-губернатора оказался в 25 лет. За последующие 7 лет работы под его руководством компания вышла в лидеры среди розничных операторов топливного рынка Донецкой области и начала развивать сеть бензозаправок в десятке регионов страны. Когда в 2006 г. Артем Щербань продал свою долю партнеру по этому бизнесу Ринату Ахметову, под ТМ «Гефест» работало около полусотни АЗС. Бизнес-успехи Щербаня-младшего трудно было не связывать с влиятельными должностями его отца в эпоху Леонида Кучмы. Однажды адвокату Владимира Щербаня Николаю Евдокименко пришлось публично заявить, что в становлении «Гефеста» экс-губернатор участия не принимал: «Там были Ринат Леонидович Ахметов и Артем. Владимир Петрович никакого отношения не имеет к этому. Когда Артем Щербань стал народным депутатом, продал свою долю. Он достаточно самостоятельный». Аналогичную версию настойчиво озвучивал и Щербань-старший.

Стремление нашего героя к самостоятельности фиксирует не только его окружение, но и он сам. В беседе с «ВД» Артем Щербань открестился от деловых отношений с отцом. Если присмотреться к структуре собственности династии Щербаней, действительно выяснится, что лишь в нескольких компаниях интересы отца и сына пересекаются юридически. Большинство предприятий записывались на одного из них. Если фирмы, оформлявшиеся на Щербаня-старшего, находились преимущественно в Сумской области, то предприятия его сына расположены в основном в Донецке. Очевидно, параллельно формировались две бизнес-группы, связанные между собой тонкими нитями в виде нескольких юрструктур и фамилии Щербань. В свои 37 лет Артем Щербань успел выступить соучредителем около полусотни фирм, занимающихся самой разнообразной хозяйственной деятельностью — от торговли продуктами питания до девелоперских проектов.

  По какому принципу вы выбираете направления для инвестиций?
— В начале 1990-х, когда бизнес только зарождался, я торговал сахаром и бензином. Года через два это переросло в автозаправочную станцию. Мы были молоды и занимались тем, что нам было ближе на тот момент. В течение последних двух лет финансовый кризис заставил задуматься над необходимостью вкладывать деньги в строительство торговых центров и жилья. У нас были наработки по двум большим инвестиционным проектам в центре Донецка и по строительству коттеджей под Киевом. Сейчас мы стараемся вообще никуда не вкладывать, обдумываем стратегию дальнейшего развития и инвестирования. Идет процесс реформирования предприятий, цель которого — оставить в бизнесе только рентабельные направления деятельности.

  Вам с отцом на определенном этапе пришлось разделить бизнес-направления, которыми вы занимаетесь, не так ли?
— Никогда не делили. Многих это удивляет, но у нас есть четкая договоренность о том, что у меня свой бизнес, у него свой, и они не пересекаются. Мы разговариваем о бизнесе очень редко. У нас с отцом разные взгляды на деловые вопросы.

  В чем заключается разница во взглядах?
— В инвестициях (куда вкладывать), в управлении (кого допускать к этому процессу) и т. д.

  Какой стиль управления в бизнесе вы считаете наиболее эффективным?
— Я считаю, что стиль менеджмента может меняться в зависимости от того, какой этап проживает компания, какие цели перед ней стоят. Если стоит цель выжить в кризис или существенно увеличить доходность, эффективен авторитарный стиль управления. Если компания ставит целью вывод нового продукта на рынок, можно использовать демократический стиль. Лично мне в «Гефесте» был присущ авторитарный стиль руководства. Я считаю, что в этой компании в ее тогдашнем состоянии единственный верный стиль управления был авторитарный. Хотя в последние месяцы перед уходом из «Гефеста» я перешел к более демократичному стилю менеджмента.

  «Гефест» — это ваш первый опыт работы на рынке нефтепродуктов?
— Нет. До этого мы с друзьями создали и успешно реализовали проект «Спринт», это наши первые АЗС, которые были очень любимы водителями Донецка за хорошее качество топлива и обслуживания. Но «Гефест» — это действительно первый серьезный опыт.

  У вас остался бизнес, связанный с продажей топлива?
— Только оптовая торговля.

  Каждой весной украинское правительство сталкивается с бензиновым кризисом. Как бы вы решали проблему на месте чиновников?
— Нужно понимать природу повышения цен на топливо. Если это какой-то сговор, то им действительно должен заниматься Антимонопольный комитет. Но если для повышения цен есть объективные причины, то простым запретом на поднятие цен с проблемой не справиться. Административно ограничивать цены на бензин — это не выход. Вы видели, чтобы в США кто-то пытался регулировать цены на продукты питания? На цены может влиять только рынок, спрос. На мой взгляд, проблему можно было бы решить за счет снижения акцизов. И мы видим, что правительство пошло на это. Но если все-таки идти по пути ценовых ограничений, то не хотелось бы, чтобы правительство допускало прежние ошибки, когда ограничивали цены только на заправках, и не трогали оптовые цены. В таком случае ограничивать нужно на всех этапах, и на опте и в рознице.

  Каким образом вы решили для себя вопрос разделения бизнеса и политики, когда переходили в парламент?
— Активы, как и положено, передал в управление. Сейчас действительно не занимаюсь управлением. Иногда встречаюсь с людьми, спрашиваю как дела, этим все и ограничивается.

  Как часто встречаетесь с топ-менеджерами?
— С некоторыми руководителями мы встречаемся где-то раз в год, с другими — раз в месяц. По-разному бывает. Весь менеджмент, который руководит моими бизнес-структурами, — это мои компаньоны. Я доверяю им на все сто процентов. Поэтому какого-то особого контроля не требуется.

  Из-за кризиса не пришлось вернуться к оперативному управлению?
— Меня кризис не заставил вернуться к управлению, да и, будучи народным депутатом, я не могу им заниматься. Кризис меня заставил пересмотреть свои отношения с банками. У меня, как и у большинства людей, деньги лежали на депозите в банке. И благополучно там «накрылись». С тех пор к банкам я отношусь очень осторожно.

«Дела Щербаня»
Основной удар по репутации семьи Щербаней был нанесен после победы на президентских выборах Виктора Ющенко. В 2005-2006 гг. экс-губернатору инкриминировали целый букет преступлений: вымогательство акций (ряда предприятий Сумской области), неуплата налогов, препятствование осуществлению избирательного права и злоупотребление служебным положением. Пока Щербань-старший находился в США, его сын, по словам тогдашнего министра МВД Юрия Луценко, занимался продажей подконтрольных отцу предприятий. Большая часть активов, входивших в сферу интересов Владимира Щербаня (от банка «Владимирский» до молокоперерабатывающих заводов на Сумщине), в то время были проданы. По его собственному признанию, находясь по другую сторону Атлантического океана вместе с супругой, он поддерживал связь в Украине только с сыном и адвокатами. Очевидно, они и помогли политику «выпутаться».

Неожиданно Владимир Щербань прибыл в Украину в ноябре 2006-го, был встречен в аэропорту «Борисполь» бойцами «Беркута», доставлен на допрос в Генпрокуратуру и… выпущен на поруки трех народных депутатов от Партии регионов. А в марте 2007 г. ГПУ и вовсе закрыла уголовное дело в отношении экс-губернатора. Это дает основание нашему собеседнику считать преследование отца политическим. А чтобы понять, как Артем Щербань относится к экс-министру МВД, достаточно вспомнить факт, не попавший в поле зрения журналистов. В 2006 г. нардеп-регионал не голосовал за второе правительство Виктора Януковича только потому, что должность главного милиционера страны в нем предназначалась Юрию Луценко.

  Какие выводы вы сделали для себя после скандала вокруг вашего отца?
— Украине для построения правового государства нужно пройти длительный путь, в т. ч. и реформу судебной системы.

  Как вы считаете, на вашей карьере эта ситуация отразилась?
— Если бы не эта ситуация, я, наверное, до сих пор руководил бы «Гефестом». До этого этапа меня политика совсем не интересовала.

  Владимир Щербань планирует возвращаться в политику?
— Нет.

  Ваш отец заявлял, что будет баллотироваться в мэры Сум. Передумал или это было шуточное заявление?
— Разговоры такие были. Ничем серьезным это не закончилось. У него есть хобби, которому он посвящает все свое время. Отец очень любит свою яхту. В летний период всегда путешествует: в прошлом году по Средиземному морю, в этом году планирует более дальние походы, но пока не раскрывает своих планов.

  Не кажется ли вам, что нынешние дела в отношении Тимошенко, Луценко, Диденко и других представителей прошлой власти развиваются по сценарию предыдущих лет?
— Мне сложно оценить. Я был полностью в курсе всей ситуации, которая касалась моего отца. Меня вызывали на допросы в Генпрокуратуру, поэтому я знал, в чем там суть. Ситуацию вокруг Луценко, Тимошенко и всех остальных я не знаю изнутри. Единственное, я считаю, если виноват — надо отвечать. Вопрос о том, виноваты они или нет, — это дело следствия и судов.

  Вашего отца в свое время выпустили на поруки народных депутатов. В этом году в парламенте собирали подписи за то, чтобы отпустить на поруки в частности Луценко. Вы ставили свою?
— Нет. Ко мне никто не обращался, но я бы ее не поставил.

  Почему?
— У меня с Юрием Витальевичем сложились особые отношения, поэтому — нет.

Картины, зубры и стволы
Когда в 2005 году после обыска на даче Владимира Щербаня обнаружили целый арсенал стрелкового оружия, экс-чиновник пояснил его наличие страстной любовью к охоте: «Оружия нашли, думаю, стволов пятьдесят. Мне его дарили: Деркачи, отец и сын, Кравченко, Кузьмук, министр обороны Беларуси, коллеги–губернаторы, друзья, Волков Александр Михайлович дарил оружие, я сам покупал. У меня дома нашли боеприпасы. Конечно, а как иначе, если пятьдесят стволов? Я  — любитель охоты. Разные калибры, разные стволы… Или вот Билоконь подарил мне пистолет, наш, украинский, «Форт», а к нему были боеприпасы». Как выяснилось, после ухода с госслужбы интерес к такому времяпрепровождению у Владимира Щербаня угас. Зато его сын любит поохотиться — и не только в Украине.

  Вы значитесь соучредителем ЧП «Ландшафтный парк «Рыбацкое счастье». Увлекаетесь рыбалкой?
— Да. Рыбалкой и охотой.

  Это увлечения, которые вам привил отец?
— Отец уже лет пять не охотился. А я люблю охотиться за границей. В частности в Африке, Шотландии, Словакии. В Канаду собирался, но визу не успели выдать. Кроме того, я очень люблю путешествовать. Я  вообще считаю, что основную часть денег нужно тратить на получение новых впечатлений. Если же путешествия можно совместить с охотой, это вообще замечательно. Нравится путешествовать на автомобиле. Зимой люблю кататься на лыжах. Лепкой горшков, производством меда, разведением пчел не занимаюсь.

  Какое приключение на отдыхе запомнилось больше всего?
— Яркий эпизод — охота на буйвола. Так страшно мне не было никогда. Я ехал в Африку за ним, как за единственным трофеем. На  это у меня было десять дней. Шел девятый день, а я даже не видел этих буйволов. В Африке с тем, кто приезжает поохотиться, обычно отправляются профессиональный охотник в качестве сопровождающего и следопыт, который выискивает следы. Когда мы нашли стадо, охотник говорит мне: «Прежде, чем стрелять, найди дерево». Я спрашиваю: «Зачем?». Он отвечает: «Если ранишь буйвола, лезь на дерево и сиди там». И вот стоит стадо, он выбрал мне буйвола, нужно стрелять. Стреляю, начинается жуткий топот, все буйволы куда-то бегут, и невозможно понять, куда именно они будут двигаться в следующую секунду. Естественно, ни на какое дерево я залезть не успел. Охотник только успел сказать мне: «Садись». Мы присели, я оборачиваюсь, а следопыта нет. Смотрим — он уже на дереве. В  общем, было страшно. А буйвола я добыл с первой попытки!

  Почему Владимир Щербань перестал интересоваться охотой?
— Он охотился, когда его к этому обязывала должность. К нему постоянно приезжали министры, заместители. А это Сумская область, огромные леса…

  Во время обысков у вашего отца обнаружили много подаренного оружия и картин. В вашем окружении тоже принято делать такие подарки?
— Оружие я дарил. Картины не дарил, но получал. А в ситуации с отцом сами посудите: он был губернатором, который пришел из бизнеса, а не с партийной работы. Человек достаточно богатый, у которого все есть. Что ему дарить?

Перспективы
Артему Щербаню достался не самый простой участок работы — ему предстоит разобраться в финансовых потоках «Укрнафты», считающихся далекими от прозрачности. Вместе с тем, к этому времени политик успел доказать, что способен не только вести расслабленно-парламентскую деятельность, но и вывести небольшую компанию в лидеры рынка розничной торговли топливом. Очевидно, на новую должность он пришел с энтузиазмом — не меньшим, нежели тот, с которым брался за руководство компанией «Гефест».

Скорее всего, не откажется Щербань-младший и от участия в следующих парламентских выборах. Его отец закономерно успел пресытиться отечественной политикой, но источники «ВД» в окружении нашего собеседника полагают, что семья Щербаней не сможет отказаться от искушения обзавестись мандатом, гарантирующим не только неприкосновенность, но и влиятельность. Считается, что сын бывшего губернатора дружит с сыновьями Виктора Януковича. Так что вполне вероятно, он сможет попасть в проходную часть списка Партии регионов, избежав неприятной необходимости бороться за голоса избирателей на мажоритарке. 

    Реклама на dsnews.ua