• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 39
Спецпроекты

Роберт Бровди: Мастер хлебного места

Реклама на dsnews.ua
Закарпатский бизнесмен Роберт Бровди до последнего времени был известен лишь в своем регионе. Он занимался строительным бизнесом и возглавлял областну

Закарпатский бизнесмен Роберт Бровди до последнего времени был известен лишь в своем регионе. Он занимался строительным бизнесом и возглавлял областную организацию «Фронта Змин» в Закарпатской области. А вот с осени 2010 года он является генеральным директором скандальной компании «Хлеб Инвестбуд». Контроль над ней приписывали даже премьер-министру России Владимиру Путину. Эта должность заставила г-на Бровди отказаться от активного участия как в своем бизнесе, так и в руководстве областной организацией «Фронта Змин». Впрочем, сам он, похоже, по этому поводу особо не переживает.

Офис компании «Хлеб Инвестбуд», которую возглавляет Роберт Бровди, находится на улице Саксаганского, 1 — возле стадиона «Олимпийский». Шум на строительной площадке главной арены Евро-2012 серьезно мешает работникам «Хлеб Инвестбуда» — в рабочее время они практически не открывают окна. Хотя строительные работы полным ходом ведутся не только на стадионе, но и в здании, где находится компания. «Четвертый этаж уже готов, сейчас готовится к реконструкции пятый этаж, а на шестом у нас будет большой информационный центр, что-то вроде центра управления полетами, там мы поставим огромный двенадцатиметровый экран», — хвастается Бровди. «А деньги на ремонт выделены из госбюджета?» — интересуется корреспондент «ВД». На что глава «Хлеб Инвестбуда» незамедлительно ответил: ремонт ведется «за счет денег, полученных в результате ведения коммерческой деятельности».

Свой капитал до работы в госкомпании Роберт Бровди, кстати, заработал именно благодаря строительной отрасли. Еще несколько лет назад нынешнего главу «Хлеб Инвестбуда» можно было с полной уверенностью назвать одним из самых крупных девелоперов в Ужгороде. Заработанные деньги Бровди частично тоже решил потратить на строительство, но уже региональной структуры областной организации «Фронта Змин». До конца прошлого года Бровди был главным «фронтовиком» Закарпатья. В беседе с «ВД» он признался, что это были достаточно серьезные средства как для проекта регионального уровня. Впрочем, при согласовании окончательного текста интервью это предложение Бровди предпочел вычеркнуть. Бизнесмен вообще старается говорить о политике меньше и тише после своего «развода» с «Фронтом Змин». Ведь черная кошка между Арсением Яценюком и Робертом Бровди пробежала как раз после решения последнего возглавить госкомпанию «Хлеб Инвестбуд». По словам Яценюка, Бровди еще с конца прошлого года не имеет никакого отношения к партии «Фронт Змин». У самого же Бровди на этот счет несколько другое мнение: «Дискуссия в наших с Яценюком отношениях по поводу взгляда каждого из нас на проблемы аграрного рынка не может перечеркнуть те отношения, которые сформировались в политической плоскости в прошлый период». Доля правды в этом есть. Несмотря на то что Бровди уже не возглавляет областную организацию, он по-прежнему является депутатом областного совета от «Фронту Змин».

  Одним из скандалов, связанных с вашим именем, стало ваше исключение из «Фронта Змин». Как происходил «развод» с этой политической силой?
— Не было никакого скандального «развода». Мы прошли с Арсением Яценюком президентскую избирательную кампанию, показав в Закарпатье очень хороший результат — третье место по итогам первого тура. Потом были не менее успешные местные выборы. Но после переезда в Киев я возглавил сначала Аграрную биржу, а потом компанию «Хлеб Инвестбуд» — и сам вышел с инициативой сложить с себя все руководящие и политические полномочия. Причина — отсутствие во вверенном мне регионе и всецелая занятость руководством коммерческим предприятием.

  Как вы можете охарактеризовать свои нынешние отношения с Арсением Яценюком?
— Задавая подобный вопрос, наверное, хотят услышать что-то резонансное или эксклюзивное. На самом деле в политической или общественной плоскости мы не поддерживаем каких-либо отношений. Что же касается личных отношений, я никогда не выносил их на обозрение общественности.

  Вы продолжаете финансировать областную организацию?
— Вопрос некорректный. Областная организация «Фронту Змин» в Закарпатье создавалась как самодостаточная, в том числе и в финансовом плане, структура, в актив которой входит много предпринимателей, а также взимаются членские взносы. На таком же уровне самодостаточности организация действует и сегодня.

  Можете в таком случае сказать, сколько вы потратили на президентскую и местную кампании «Фронту Змин»?
— Финансирование президентской кампании осуществлялось за счет кандидатского избирательного фонда. Что же касается местной кампании, то это были обычные затраты организации на агитпродукцию. Решающую роль в успехе, и, думаю, не только в Закарпатье, сыграла активная работа единомышленников на местах, бренд «Фронта Змин», а также личностные качества Арсения Яценюка.

Реклама на dsnews.ua

  Вы уже решили для себя вопрос с форматом участия в парламентской кампании 2012 года? Будете идти по спискам или мажоритарному округу?
— До парламентской кампании есть достаточно времени для того, чтобы определиться с форматом участия. На сегодняшний день я всецело поглощен своей профессиональной деятельностью, что не позволяет заниматься параллельно еще и политикой.

Закарпатский застройщик
Свои первые деньги глава компании «Хлеб Инвестбуд» заработал еще во время учебы в школе «попытками чем-то торговать». Позже Роберту Бровди удавалось совмещать бизнес с обучением в вузе. Это была первая половина 1990-х годов, когда очень многие пытались заниматься коммерцией, не имея опыта. «В общем, бизнес — это то, чему я полностью и безраздельно посвятил 16 лет своей жизни, — вспоминает бизнесмен. — Я занимался всем: от производства до строительства, от девелоперства до ретейла». Но главным своим бизнесом глава «Хлеб Инвест­буда» называет строительство.

В разговоре с «ВД» закарпатские бизнесмены чаще всего отзывались о Бровди, как об одном из партнеров по бизнесу сына бывшего экс-главы Конституционного Суда Андрея Стрижака. Этим слухам нашлось и документальное подтверждение. Наряду с еще одним закарпатским «фронтовиком» Игорем Пьянковым Бровди и Стрижак числятся в качестве учредителей компании «Маркет–БК», которая занимается операциями в сфере недвижимости. Сам Роберт Бровди ранее заявлял, что с Андреем Стрижаком его уже много лет связывают дружеские отношения.

От земляков и коллег бизнесмена «ВД» также удалось узнать разные версии происхождения капитала нынешнего главы «Хлеб Инвест­буда». Якобы свои первые деньги он заработал благодаря торговле контрабандой. К слову, вопросы о контрабандистской деятельности бывшего закарпатского лидера «Фронту Змин» задавали и на пресс-конференциях Арсения Яценюка в Ужгороде накануне местных выборов. Сам же бизнесмен это напрочь отвергает.

  Ваш бизнес был связан с границей, как об этом писали некоторые местные СМИ?
— Мой бизнес никогда не был связан с границей. Я начинал с торговли, после чего занялся строительством коммерческой недвижимости и девелопментом. Построил целый ряд бизнес-центров в Ужгороде и других городах. Благодаря этому в областной центр Закарпатья зашли достаточно известные ретейлы. Такие, как «Мегамакс», «Эпицентр-К», финансовые учреждения, торговые компании, которые и ныне работают.

  Сейчас этим бизнесом вы не занимаетесь?
— Я приостановил строительный бизнес в конце 2008 года, потому что Закарпатье перестало быть инвестиционно привлекательным регионом для развития этого направления. В связи с кризисом ряд проектов так и не были завершены. Часть из них сегодня заморожена и ждет лучших времен. Я вижу неплохую перспективу этого региона, но проблема в том, что экономика Закарпатья, в части строительства и развития того или иного ретейла, медленнее по сравнению с другими регионами, выходит из кризиса.

  Прежде чем вы возглавили компанию «Хлеб Инвестбуд», у вас был опыт работы в аграрной отрасли?
— У меня небольшой опыт в аграрной отрасли. Я работал в строительстве, девелопменте, привлечении инвестиций. С другой стороны, «Хлеб Инвестбуд» — это не сельскохозяйственная структура.Ее профиль — прежде всего трейдинг и инвестирование в аграрный сектор. Потому, имея экономическое образование и опыт руководства многими бизнес-проектами, я вполне уверенно и комфортно чувствую себя во главе этой компании. Применительно к таким случаям я часто говорю: «знание определенных закономерностей компенсирует незнание отдельных фактов»…

  Кто сделал вам предложение возглавить компанию? Обсуждалась версия, что лично Николай Азаров…
— Я не знаком лично с Николаем Яновичем Азаровым. Это не тот уровень, на котором должны решаться вопросы о создании компании, даже и с государственной долей собственности. Решение о моем назначении принимали учредители компании «Хлеб Инвестбуд». Есть ГАК «Хлеб Украины» и ООО «Каласар».

История одной компании

В августе прошлого года на одной из пресс-конференций министр аграрной политики Николай Присяжнюк заявил о создании госкомпании «Хлеб Инвестбуд». На условиях единого исполнителя компания получила право осуществлять поставки в Аграрный фонд. Тендер был проведен с одним-единственным участником. Естественно, как у участников аграрного рынка, так и у журналистов возникли вопросы: кто и почему лоббирует нового игрока на рынке? Вопросов стало еще больше, когда выяснилось, что доля государства в «Хлеб Инвестбуде» составляет всего 49%. Остальное находится под контролем никому не известного ООО «Каласар». По информации интернет-ресурса «Наші гроші», владельцами ООО «Каласар» являются Александр Козырев (через которого и прослеживается связь с Юрием Иванющенко), а также кипрский офшор Genetechma Fіnance Lіmіted. Кипрская Genetechma является дочерней компанией люксембургской Bellevue Іndustrіes Sarl. Последняя в свою очередь является «дочкой» ОАО «Вэб-лизинг» — дочерней фирмой Внешэкономбанка России. Эти факты стали поводами для разговоров о том, что контроль над украинским аграрным рынком принадлежит ближайшему окружению президента и главному банку России, набсовет которого возглавляет Владимир Путин. Впрочем, все эти, хоть и имеющие под собой основание, предположения так и остаются предположениями. Министр Присяжнюк обещания назвать реальных владельцев компании так и не выполнил. Премьер Азаров вообще всячески избегает вопросов на эту тему и отделывается общими фразами. А Роберт Бровди утверждает, что никто из перечисленных в СМИ лиц не имеет к компании никакого отношения. «Хлеб Инвестбуд» же по-прежнему пользуется всецелой поддержкой государства в своих начинаниях. Компания стала единственным оператором форвардной программы и даже пыталась «спасти» Украину от дефицита гречки, закупив ее в Китае.

  Министр аграрной политики Николай Присяжнюк заявил о создании «Хлеб Инвестбуда» еще в августе 2010 года как о компании, которая получила право на поставки в Аграрный фонд на условиях единого исполнителя. Чуть позже выяснилось, что компания государственная лишь на 49%. Долгое время вы не давали никаких комментариев ни по поводу структуры собственности, ни по поводу деятельности компании. Вам не кажется, что компания сама дала повод для разного рода обвинений?
— Компания действительно начала активную деятельность в августе прошлого года. Учитывая особенности законодательства о госзакупках, осуществить оперативные поставки для Аграрного фонда могла компания, удельный вес государственной доли в которой менее 50%. Компания «Хлеб Инвестбуд», как структура, только входящая на рынок и выстраивающая отношения с сельхозпроизводителями, вызвалась быть единым исполнителем в этой сделке. И мне непонятно, почему эта история обросла таким количеством домыслов и кривотолков. Если мы говорим о госпрограммах, то, на мой взгляд, «Хлеб Инвестбуд» нужен исключительно для улучшения эффективности осуществляемых поставок, достижения наилучшего результата работы с сельхозпроизводителем.

  Но нравится ли это самому сельхозпроизводителю?
— Те отношения, которые мы на сегодняшний день выстраиваем с сельхозпроизводителями, по определению не могут иметь принудительного характера. В 2010/2011 маркетинговом году мы вступили в договорные отношения с более чем 4 тыс. сельхозпроизводителей. Можно ли заставить такое количество хозяйственных субъектов сделать что-то вразрез с собственными желаниями или интересами? И если продолжить эту мысль, то почему в адрес нашей компании нет отрицательных отзывов и комментариев со стороны указанных сельхозпроизводителей? Или от собственников 750 сотрудничающих с нами элеваторов? Или от представителей десятка логистических компаний и 11 портов, с которыми мы постоянно работаем? Или, в конце концов, со стороны свыше 70 зарубежных партнеров, которым мы поставляем продукцию по внешнеэкономическим контрактам? Вся критика в наш адрес звучит не от самих участников процесса, а с третьей стороны — в виде заказных публикаций в СМИ и комментариев отдельных псевдоэкспертов.

  Эта тема стала предметом сложных отношений с еще одним крупным трейдером, «Нибулоном» (компания оспаривает в суде распределение квот на экспорт зерна. По их результатам «Нибулон» не получил квот и был вынужден ограничить закупку зерна у аграриев, а в марте остановить — прим. «ВД»).
— «Нибулон» не является участником осваиваемых нами программ, он не продал в Аграрный фонд ни одной тонны зерновой культуры. Равно как и не подписал ни одного форвардного договора. Давайте называть вещи своими именами. Что есть «Нибулон» для Украины? Рекламируемый национальный производитель? Я готов дискутировать на эту тему с точки зрения производства как минимум. Ведь 4 млн тонн зерновых, переваливаемых за рубеж, против 40 тысяч га посевных площадей — далеко не коррелирующие цифры. Потому, какое из понятий — «национальный производитель» или «крупный трейдер» — здесь больше применимо, еще большой вопрос.

  Вы сказали о заказных публикациях. Кто организовал информационную кампанию против вас?
— Об этом нетрудно догадаться, проанализировав ситуацию на зерновом рынке страны. В последние годы сформировался пул мощнейших трейдеров в количестве 10-15 компаний, которые, собственно, и замыкают на себе экспортный зерновой потенциал страны. Когда же на сформировавшийся и замкнутый сегмент рынка входит новая структура, да еще и с претензией на выполнение крупных объемов, это вызывает соответствующую реакцию. Хотя в данном случае, на мой взгляд, развернутая против нас кампания не имеет ничего общего с бизнес-конкуренцией.

  Какие у вас отношения с министром аграрной политики Николаем Присяжнюком и государственными структурами в целом?
— Я как директор компании «Хлеб Инвестбуд» с профильным министром не взаимодействую. Профильный министр руководит отраслью в целом. Мы же занимаемся коммерческой деятельностью. В случае когда мы выполняем задачу, поставленную государством, мы имеем дело с руководителями тех или иных департаментов министерства. То же самое можно сказать и об Аграрном фонде Украины.

  Вы можете назвать собственников компании?
— Конечно, могу. В этом нет никакой тайны. Учредителями компании в свое время выступили ГАК «Хлеб Украины» (49%) и ООО «Каласар» (51%). Но эта информация, кстати, абсолютно открытая, почему-то не всех устраивала. Выдвигались всевозможные версии, назывались очень известные фамилии (включая лидеров соседних государств) якобы причастных к компании. Я не хочу комментировать все эти слухи. Единственное, хочу сказать, что никто из политиков, депутатов, чиновников, госдеятелей, упомянутых в СМИ, не имеет никакого отношения к «Хлеб Инвестбуду».

  Сколько у вас гражданств? Соответствует ли действительности информация о наличии у вас канадского гражданства?
— У меня одно гражданство — украинское. Других гражданств я не предполагаю и никогда не планировал. К слову, я побывал во многих странах мира. А вот одна из стран, в которых никогда не был, — Канада.

Ценитель искусства
Одно из увлечений Роберта Бровди — коллекционирование
ретроавтомобилей. Стартовой площадкой для этого хобби, по его словам, стал подарок. На 30-летие главе «Хлеб Инвестбуда» подарили причудливый американский автомобиль 1961 года выпуска. «Он был безумного розового цвета, длиной в шесть метров», — вспоминает бизнесмен. После этого Бровди и начал коллекционировать старые автомобили. Точное количество машин в коллекции бизнесмена «ВД» узнать не удалось. По его словам, у него есть несколько восстановленных автомобилей, а некоторые еще находятся на реставрации. Восстановление одного из последних автомобилей — «Кадиллака Флитвуд» 1958 года выпуска ,— по словам главы «Хлеб Инвестбуда», длилось более двух лет.

Но главное увлечение Бровди, которое бросается в глаза каждому, кто заходит в его кабинет, — живопись. Корреспонденту «ВД» показалось, что именно это хобби единственное, о чем глава «Хлеб Инвест­буда» во время интервью рассказывал восхищенно и искренне. Причем в своем увлечении Бровди остается верным традициям, приобретая работы исключительно закарпатских художников.

  Можете вспомнить, как появилось увлечение изобразительным искусством?
— Я вырос в семье интеллигентов, и у нас на Закарпатье вместо ковров на стенах всегда висели картины закарпатских художников. Я, естественно, привык к этому с детства. А с возрастом принял решение нести с собой эту частичку родного края вне зависимости от того, где нахожусь. Я отдаю предпочтение закарпатским классикам, а также работам художников-шестидесятников. Вот, например, сильная работа гениального, на мой взгляд, творца Адальберта Борецкого (показывает на картину в центре экспозиции — прим. «ВД»).

  Сколько картин в настоящее время находится в вашей коллекции?
— Количество картин в настоящее время позволяет мне организовать полноценную выставку, представив по десятку работ практически всех ярчайших представителей школы закарпатской живописи. Все приобретаемые мной работы проходят музейную экспертизу на предмет аутентичности. Закарпатский художественный музей знает о тех работах, которые у меня есть, и когда проходят тематические выставки, руководство музея обращается ко мне — и я им с удовольствием их предоставляю.

  А есть любимые работы?
— Любимая картина — это не любимая женщина. Женщина любимая должна быть одна, а картины — это другое. Хотя есть, конечно, работы художников, которые меня увлекают особенно. К примеру, работы свободолюба-шестидесятника Ференца Семана. Его творчество — некая закарпатско-венгерская рапсодия, своеобразный синтез традиционной живописи и новаторства.

Перспективы
Компания «Хлеб Инвестбуд» является подразделением Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины (ГПЗКУ), национального оператора, который был создан в прошлом году на базе активов ГАК «Хлеб Украины». Основная задача ГПЗКУ, по словам самого Роберта Бровди, стать структурой полного цикла сельскохозяйственного производства.Так что в ближайший год все усилия будут направлены на достижение этих целей. Учитывая лоббизм со стороны власть имущих, сделать это компании будет несложно. Впрочем, периодические скандалы и возмущение участников рынка могут повлиять на ее перспективы на внешних рынках. Хотя в этом отношении «Хлеб Инвестбуд» исповедует принцип «собака лает — караван идет».

Что же касается политической карьеры, то Роберт Бровди, скорее всего, предпримет попытку стать народным депутатом. Так что вполне вероятно появление его фамилии в списках «Фронта Змин» накануне парламентских выборов. Хотя, выдвигаясь по мажоритарной системе в родной Закарпатской области, Роберт Бровди также имеет неплохие шансы попаст в парламент.

    Реклама на dsnews.ua