• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Ребенок «под ключ»

Реклама на dsnews.ua

ПРАЙС ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

  • Цена цикла лечения: 7 500-12 000 грн. (ЭКО + ICSI*, без затрат на обследование и препараты)
  • Донорские программы: до 19 000 грн.
  • Программа суррогатного материнства: 50 000-90 000 грн.
  • Криоконсервирование: спермы 500 грн., эмбрионов 650 грн.

*ICSI — Intracytoplasmic Sperm Injection, инъекция сперматозоидов в цитоплазму яйцеклетки (разновидность ЭКО)

Репродуктивная помощь населению — один из самых дорогих и загадочных рынков медуслуг, несмотря на то, что, по словам экспертов, первоначальный высокий уровень тенизации (а то и криминализации) сегодня уже в прошлом. Всего в Украине около 20 центров репродуктивной медицины, декларирующих работу по ВРТ (вспомогательные репродуктивные технологии), — пять в Киеве, три в Харькове, есть клиники в Донецке, Одессе, Львове, Днепропетровске, Симферополе, Черновцах, Ивано-Франковске. Интерес населения к ВРТ постоянно растет — в зависимости от региона, на 5-12% в год. В последнее время в отечественные центры репродукции потянулись клиенты из-за рубежа — по причине более низких, чем за границей, цен и качественных услуг, без которых, утверждают специалисты, цена не была бы достаточным аргументом. Это, с одной стороны, может вызвать повышение качества услуг, но, с другой — чревато ростом цен до европейского уровня.

Демографический срыв

Но и нынешние цены на дорогостоящие высокотехнологичные программы доступны, по неофициальным данным, всего лишь около 10% нуждающихся. Из них счастье стать родителями испытывают от 20 до 100% — в зависимости от сложности заболевания. Иногда пациенты соглашаются использовать даже 10%-ную возможность успеха. Однако риск потратить немалые деньги впустую высок не только из-за сложности постановки диагноза и выработки правильной стратегии лечения, но зачастую из-за отсутствия необходимого оборудования, недостаточной квалификации медиков, а также, увы, еще встречающегося желания подзаработать на человеческих проблемах.

«Оставляет желать лучшего уровень подготовки врачей — лишь дискутируется вопрос о введении специальности врач-репродуктолог, а в России это уже существует, — утверждает Александр Феськов, директор Центра репродуктивной медицины и эндоскопии в гинекологии «Сана-мед» (Харьков). — Не все центры имеют современное оборудование, специалистов. Мы, например, для оттачивания технологий сотрудничаем с клиникой Боннского университета (Германия), отправляя туда на стажировку эмбриологов и гинекологов. Ведь с уровнем информированности населения спрос на нашу помощь растет на 8-12% в год».

Реклама на dsnews.ua

«Небольшой рост спроса (5-7%) идет за счет повышения уровня благосостояния граждан, — считает Валерий Кидонь, генеральный директор негосударственной акушерско-гинекологической клиники «Исида-IVF» (Киев). — А в связи с тем, что в западных странах есть законодательные, религиозные и организационные ограничения в области репродукции, Украина становится все более привлекательной для иностранцев».

Из-за подобных ограничений, к примеру, в Англии люди предпочитают лечиться у светил из известных центров в крупных мегаполисах. «Американский» путь развития репродуктивной медицины предполагает наличие небольших клиник чуть ли не в каждом городе. По настроению наших экспертов мы поняли: американская модель нам ближе. При этом, увы, специалистов-эмбриологов, способных работать с тонкими технологиями, у нас пока можно пересчитать по пальцам. Поэтому новые мелкие клиники репродукции, как правило, поначалу занимаются просто охраной здоровья семьи. Иногда эти центры приобретают нужное оборудование, пытаясь заняться ВРТ, но, как утверждают эксперты, зачастую в них по году нет ни одного ребенка. Кроме того, работа с клетками требует особого менталитета и порядочности. Не случайно больше всего пациенты боятся «генетического обмана».

Макрообман на микроуровне

Чудо экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбрионов (ЭКО), или процесс появления «детей in vitro», как известно, происходит в пробирке, вернее, в чашке Петри. Если яйцеклетка для слабого сперматозоида — слишком «крепкий орешек», ему поможет лазерная насечка на ней. Если «родных» клеток не хватает, есть механизм «усыновления» донорских клеток, а то и целого эмбриона, оставшегося после применения ВРТ от другой пары (правда, тут возникают серьезные юридические преграды, которые нужно быть готовым преодолевать). Если отец не может зачать ребенка, то сегодня уже есть способ из его генетического материала «вырастить» нужные клетки и добиться-таки рождения собственного ребенка без применения донорской спермы.

Однако новейшие методики делают пациентов заложниками неизвестности: ведь они не могут проконтролировать процесс. Тем временем, по данным из неофициальных источников, до сих пор существует реальная возможность подмены генетического материала, «одалживания» клеток пациента другим клиентам, даже вывоза клеток за границу. Пациенты рассказывают «страшилки» о невыполнении зачатия (по-народному — «введении дистиллированной воды» вместо эмбриона), о неправильном диагностировании, а то и об умышленной постановке ухудшенного диагноза с целью провести большее количество циклов лечения, сделать более дорогостоящей каждую процедуру, короче, вытянуть из клиента побольше денег. Совет здесь один: если закралось недоверие к клинике — нужно идти в другую, иначе само пребывание в состоянии подозрительности уже не лучшим образом скажется на лечении.

Большой вопрос — пользоваться ли экзотическими услугами, к примеру, такой, как замораживание клеток и эмбрионов? Несколько лет назад на нее был настоящий бум, некоторые украинские клиники приобрели криобанки, в которых сегодня ждет своего часа генетический материал пациентов. В мировом масштабе подобное донорство существует уже десятилетия. Но сегодня мнения специалистов разделились: одни считают, что консервация генетического материала полезна чуть ли не каждому, другие — что замораживать клетки нужно лишь при жестких показаниях, например, когда болезнь вынуждает отодвинуть процесс пересадки эмбриона.

Во многих украинских клиниках работает программа суррогатного материнства. Однако одни клиники проводят лишь подсадку эмбриона, ограничиваясь медицинскими услугами. Другие «сдают» ребенка «под ключ» — занимаются поиском сурмамы, лечением, ведением до родов и даже юридическими вопросами. Правда, большинство экспертов считают: врачи не должны становиться «сводниками». Но спрос на «пакет» услуг по сурматеринству существует, официальные расценки на такую процедуру — около EUR15000. Неофициальный путь предполагает и неофициальное ценообразование в этой сфере. То есть суррогатная мать ставит вопрос просто: за ребенка — или квартиру в столице, или дом-усадьбу с машиной в пригороде. В результате сумма резко возрастает.

Выбор «доброго фея»

Выбирая клинику и доктора-«волшебника», в первую очередь нужно ориентироваться на количество рожденных с помощью клиники младенцев. «Правда, процент успешности весьма вариабелен — 10-80%, в зависимости от заболевания и технологии лечения, — считает Александр Феськов. — Так, в ЭКО это 23-30% на попытку. Более 40% — цифра рекламная. Вообще выбор медцентра — довольно сложная задача для неискушенного пациента. Совет: чем полнее спектр репродуктивных услуг в клинике, тем более рациональную тактику могут предложить супружеской паре врачи».

Правда, не все зависит от врачей: многое — «в руках» возраста. Медлить с лечением нельзя. Увы, в промедлении бывают виновны «низовые» врачи. «Часто гинекологи не направляют вовремя пары к репродуктологу, у них не хватает смелости признать, что они недостаточно компетентны для дальнейшего лечения, — считает Татьяна Слесарева, врач столичного медцентра «ДВ». — Между тем, по нормам ВОЗ, у доктора лишь полгода для того, чтобы определить причину бесплодия путем трехэтапных исследований. Если таких исследований не предлагает врач, то их должен требовать пациент. Или идти искать специализированную клинику».

Не стоит останавливаться на первом попавшемся центре. Пообщайтесь со знакомыми, как-то соприкасавшимися с подобными клиниками, посетите их сайты, узнайте, каков опыт персонала, насколько прозрачны результаты работы (некоторые клиники открывают программы гарантированного лечения по принципу «либо ребенок, либо возврат денег», вывешивают на сайтах цены, ведут переписку с пациентами на форумах). Привлекают лояльное отношение к клиентам, например, 10-15%-ные скидки на участие во втором и последующих циклах лечения, более низкие, чем в аптеках, цены на препараты, наличие программ ведения беременности, обследований и лечения в удобное для пациента время.

Особое внимание стоит уделить вашим правам. Например, обещание возврата денег при неудачном лечении без учета стоимости лекарств — по существу ловушка, ведь лекарства составляют львиную долю стоимости цикла лечения. Некоторые клиники предлагают помощь банковскими кредитами — просчитайте, не придется ли заплатить больше.

Цены — самая болезненная и наименее контролируемая часть лечения. Деньги «в руки» — первейший признак того, что процедура может быть проведена не так или вообще не проведена. В среднем официальный курс лечения обойдется в 10-15 тыс. грн., включая медикаменты и само лечение. А таких курсов может быть несколько (один цикл занимает около трех месяцев, после полуторамесячного перерыва его можно повторить). Не выдают коммерческие клиники и больничных листов, что тоже прибавляет мороки пациентам и угрожает нарушением условий анонимности.

МНЕНИЕ.

ВАЛЕРИЙ ЗУКИН. Директор Клиники репродуктивной медицины «Надiя» (Киев)

— Общие тенденции развития репродуктивной медицины в Украине — увеличение количества клиник, улучшение качества работы региональных клиник, рост числа пациентов-мужчин. За последние пять-шесть лет неуклонно увеличивается количество проводимых циклов ВРТ (на 15-20% в год). В 2006 г. проведено 4500-5000 циклов лечения. Правда, более точных цифр никто не знает: госстатистика у нас явно неполная. Врачи-репродуктологи должны иметь глубокие знания в области гинекологической эндокринологии, ультразвуковых методов исследования, хирургии, эмбриологии, владеть новейшими методиками. Учитывая практически отсутствие спецлитературы на украинском или русском языке, важно свободное владение английским. Показатель уровня клиники — наличие программ гарантированного лечения, когда специалисты не боятся вернуть деньги за неудавшиеся операции.

МНЕНИЕ.

ИГОРЬ ИЛЬИН. Врач-репродуктолог Киевского филиала Чикагского Института генетики и репродукции

— Медицинских рисков при лечении ВРТ мало. Для мужчин практически нет — разве что воспаление или гематома после хирургического получения сперматозоидов, но это редкость. С женщинами — сложнее. Самой опасной процедурой может оказаться стимуляция: при гиперстимуляции может начаться сгущение крови — тромбоз, что является условно смертельным диагнозом. Поэтому необходимы индивидуализация дозы и профилактические методы перед процедурой. В некоторых клиниках подсаживают по пять-шесть эмбрионов на второй-третий день. При сегодняшнем уровне ВРТ это менее профессиональный подход. Подсадить на пятый день можно всего два эмбриона и получить эффект. При этом можно еще и диагностировать здоровье будущего ребенка до трансплантации, а также избежать многоплодности. Сейчас идет борьба за доступные цены на лекарства, ведь не секрет, что более дешевые препараты «вымыты» с нашего рынка. Выбирать нужно такие клинику и доктора, где бы все это детально разъяснили без саморекламы.

    Реклама на dsnews.ua