• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

ЗАКОННИКИ ОТ ВЛАСТИ

Реклама на dsnews.ua

Противостояние между юристами, представляющими интересы разных ветвей исполнительной власти (вот такое украинское ноу-хау — у нас даже одна ветвь власти имеет отростки!) достигает апогея. Юридическая команда правительства загоняет своих коллег из Секретариата Президента заявлениями о незаконности каждого десятого юридического вердикта главы государства. Министр юстиции Александр Лавринович упрекает Президента в том, что тот слишком увлекся использованием права вето. Мол, 13 президентских вето на 20 законов, принятых с начала года парламентом, — это чересчур. При этом министр, исходя из своей политической ориентации на антикризисную коалицию, пре- дпочитает помалкивать о причинах происходящего. Коалиция и правительство принимают законы, не считаясь с мнением Президента, вот и получают от ворот поворот.

Еще один юридический клинч образовался на почве отставки правительства. Зам- главы СП Игорь Пукшин считает отсутствие одобренной Верховной Радой программы деятельности Кабмина причиной для признания нелегитимности самого правительства. А значит, Януковича&Ко можно отправлять в отставку. «Бело-голубые» объясняют такие заявления эмоциональностью своих визави и рекомендуют обращаться в Конституционный Cуд. При этом обе стороны опираются на одни и те же законы.

Правда, нельзя не отметить, что по крайней мере один раз общий язык противоположно ориентированные юристы все же нашли. Случилось это при помощи нардепа- «регионала» Василия Киселева, который скоропалительно решил предложить провести досрочные выборы уже 30 сентября текущего года. Довольно наивное желание г-на Киселева произвести «гамбургский расчет» несколько неожиданно объединило СП и правительство. Риторика того же Лавриновича и шефа секретариата Виктора Балоги, не говоря уж об их боссах, была аналогичной: для досрочного электорального волеизъявления нет никаких правовых оснований, и инициатива ретивого «регионала» — всего лишь «политический жест».

В общем, хоть по одной теме позиции совпадают. И это должно радовать в первую очередь Банковую, поскольку в правовом противостоянии больше ничего утешительного для окружения главы государства не просматривается. Ведь письмо Президента премьеру с призывом оперативно внести программу деятельности Кабмина в парламент, равно как и намерение Виктора Андреевича обратиться в КС за разъяснением того, в каких случаях правительство имеет основания оспаривать в судебном порядке распоряжения главы государства о назначении глав райадминистраций, может быть озаглавлено пушкинской фразой: «Я вам пишу, чего же боле?». Никаких правовых последствий такие «письма счастья» для правительства иметь не будут. В том же СП понимают данный прискорбный для них и для Ющенко факт, но продолжают создавать видимость бурной деятельности. Юристы Президента продолжают играть вторым номером и инициативу перехватить не смогут в силу простой причины — политическая реформа развязала руки Кабмину и дала ему широкие юридические полномочия. Поэтому кабминовские служители Фемиды могут направлять сразу одиннадцать административных исков в Печерский суд относительно законности распоряжения Ющенко о назначении упомянутых глав РГА, а юристы Банковой могут обращаться в КС. И все. А ведь есть еще вопрос контрассигнации, в котором де-факто Президент проиграл и вопрос Закона «О Каби-нете Ми- нистров», за- вершившийся для Банковой с тем же результатом. И это только самые резонансные проблемы.

Комментируя «ВД» сложившееся юридическое противостояние во власти, партнер юридической фирмы «Магистр и партнеры» Сергей Власенко констатировал: «Можно спорить по нестыковкам и противоречиям, но если часть полномочий, которые принадлежали ранее Президенту, абсолютно четко переданы Кабинету Министров, ты хоть «завыгребайся», ничего не можешь сделать». Адвокат, представлявший интересы Виктора Ющенко на историческом процессе в Верховном Суде, отмечает, что после 8 декабря 2004 года в «усовершенствованной» Конституции появилась масса нестыковок. И закономерный вопрос юриста к парламенту, Президенту, правительству: неужели с 8 декабря 2004 года никто не видел этих противоречий и нестыковок? Русским фольклором начали, им и закончим. Очевидно, провалы в обновленном Основном Законе были видны всем, но именно в этом контексте было продемонстрировано, что слишком часто отечественная политика (и юриспруденция как ее неотъемлемая составляющая) уповает на палочку-выручалочку под названием «авось».

Дышло закона в действии

Е динство и борьба противоположностей — это о юристах из Кабмина и Секретариата Президента. Люди, одинаково подкованные с точки зрения юриспруденции, занимаются своей работой в разных политических лагерях. В разных случаях президентские и правительственные юристы выполняют то роль прокурора (нападающей стороны), то адвоката (защищающейся). «ВД» предоставила возможность читателям выступить в роли присяжных заседателей в битве титанов. Мы поставили одинаковые вопросы о конфликтных моментах между СП и Кабмином заместителю главы СП Игорю Пукшину и замминистра Кабинета Министров Елене Лукаш.

Реклама на dsnews.ua

>>«ВД»: В Конституции осталась норма об ответственности правительства перед Президентом. Что это означает? Каковы юридические последствия для правительства и Президента?

Е. Лукаш: Толкования Конституционным судом этой нормы нет. Я, например, считаю, что абсолютно все субъекты властных полномочий в системе госуправления ответственны друг перед другом и, главное, перед гражданами. Например, существует указ Президента, которым утверждено Положение о контроле над исполнением указов, распоряжений и поручений. В нем установлен порядок контроля и обязанность Кабинета Министров отчитываться об исполнении указов. Безусловно, Кабмин ответствен перед Президентом. Но в парламентско-президентской республике он ответственен, подотчетен и подконтролен Верховной Раде. Именно депутаты назначают членов Кабмина и принимают решение о прекращении их полномочий.

И.Пукшин: Статья 113 Конституции Украины предусматривает, что правительство в равной степени несет ответственность и перед Президентом, и перед парламентом. Разумеется, речь идет о политической ответственности, т.е. о вопросе доверия правительству. Конституция устанавливает механизм такой ответственности, а именно: в соответствии со ст. 87 Основного Закона парламент вправе рассмотреть вопрос об ответственности правительства и принять резолюцию недоверия. Таким образом, если Кабинет Министров несет ответственность и перед Президентом, и перед парламентом и при этом Конституция указывает на право парламента выразить недоверие правительству, то вполне логично предположить, что и Президент обладает таким же правом. Иначе норма об ответственности Кабинета Министров перед Президентом лишена смысла. Полагаю, этот вопрос может быть разрешен Конституционным судом.

>>«ВД»: Какие еще прорехи в законодательстве, регламентирующем отношения между Президентом, правительством и парламентом, требуют уточнений и почему?

Е. Лукаш: Давайте поставим вопрос иначе. Мы живем в парламентско-президентской республике. При этом Президент избирается всенародно, но он лишен большей части полномочий по влиянию на исполнительную власть. Правительство, в свою очередь, избирается парламентом и целиком зависит от него. Однако у Президента осталась часть функций исполнительной власти. Например, он вносит представление на двух министров [иностранных дел и обороны]. По представлению Кабмина Президент назначает глав администраций и влияет на кадровые назначения в СБУ. Это явные функции исполнительной власти.

Я считаю, что для преодоления этих противоречий логично было бы окончательно определиться, куда мы идем — к парламентской или президентской республике. Та модель, которая действует сейчас, — прекрасна и была бы функциональной, как во многих европейских странах, но, к сожалению, у нас два украинца — три гетмана. И вопрос не в модели, а в субъектах, которые приближены к гетманам и пытаются «рулить» страной. В связи с этим я считаю, что парламент и народ Украины должны определиться, какая форма правления будет максимально эффективной.

Сейчас мы находимся в «подвисшем» состоянии — реформа не закончена и оспаривается, поэтому думаю, что очень скоро мы придем к какой-то одной форме правле- ния — парламентской или президентской. Действительно, было бы замечательно жить в парламентско-президентской республике. Здоровая конкуренция между Президентом и парламентом могла бы обеспечить и гарантировать очень многое. Но из-за неготовности «оранжевых» сил принять результаты реформы все превратилось в вялотекущие военные действия. Конфронтация и дестабилизация вредят государству. Демократические стандарты, как экзотический цветок, не приживаются среди политиков, которые не могут договориться между собой, какими бы идеалами Майдана и тезисами Универсала они ни прикрывались.

И.Пукшин: Прорехи появились из-за того, что изменения в Конституцию Украины были внесены с нарушениями процедуры, установленной самой Конституцией. Изменения привели к перекосу основ раздела власти на законодательную и исполнительную, к перекосу в системе сдерживаний и противовесов.

Законодатель ставил целью изменить форму правления в Украине с президентско-парламентской на парламентскую или парламентско-президентскую, но упомянутые изменения не были до конца продуманы.

К примеру, Президент остался функционально связан с исполнительной властью в том, что касается назначения министра обороны и министра иностранных дел. В то же время в результате нечеткости положений Конституции Украины правительство стремится трактовать их в свою пользу и с целью нивелирования влияния Президента на исполнительную власть.

Кроме того, Президент является гарантом соблюдения Конституции Украины, однако каким образом он осуществляет эту функцию, в Конституции четко не прописано.

На мой взгляд, президентская форма правления могла бы дать больше пользы современному украинскому обществу. Возможно, через какой-то период времени мы сможем прийти к парламентской форме правления, но парламент в его сегодняшнем проявле-нии — это коллективная безответствен-ность. Именно поэтому, на мой взгляд, вопросы усовершенствования конституционных норм должны быть предметом всенародного обсуждения. Ведь именно народ является единственным источником власти, и именно ему принадлежит право определять и изменять конституционный строй.

>>«ВД»: По мнению Кабмина, 10% указов Президента, изданных с момента назначения Виктора Януковича премьер-министром, не соответствуют Конституции и будут передаваться на рассмотрение КС. Насколько перспективен такой шаг с точки зрения урегулирования трений между СП и Кабмином?

Е. Лукаш: Давайте я объясню. Ежедневно все указы и распоряжения Президента проходят правовую экспертизу. До 10 января было проанализировано 650 указов Президента. Из них 65 вызывали серьезные правовые замечания, причем у органа, ответственного за правовую политику в нашей стране, — Министерства юстиции. Отсюда возникла цифра 10%. Безусловно, мы не будем оспаривать каждый указ Президента в Конституционном или ином суде. Сейчас в Печерском райсуде находятся 11 административных исков, 4 представления в КС, часть представлений подписаны депутатами, часть находится в следственной комиссии Верховной Рады по мониторингу за соблюдением Конституции.

Что касается риторики об узурпации прав Президента, то если вы прочтете п. 31 ч. 1 ст. 106 Конституции, вы поймете, что все его полномочия определены в Конституции. Изменить их можно только путем внесения изменений в Конституцию. Все разговоры об урезанных полномочиях — для телезрителей, для создания ажиотажа. Юристы, специализирующиеся в данной отрасли правоотношений, это прекрасно понимают. Поэтому закон о Кабмине, иные законы не могут ограничить Президента в его правах, гарантированных Конституцией.

И.Пукшин: В соответствии со статьей 113 Конституции Украины, Кабинет Министров в своей деятельности руководствуется, кроме всего прочего, указами Президента Украины. Таким образом, прежде всего указы Президента необходимо выполнять. С другой стороны, указы Президента могут быть проверены на соответствие Конституции Украины Конституционным судом, а на предмет законности — судом общей юрисдикции.

Административные иски против Президента о незаконности назначения им некоторых председателей райадминистраций лишены судебной перспективы. Наглядный пример: предыдущее правительство внесло представление по поводу назначения 5-7 руководителей райадминистраций, которых Президент впоследствии и назначил. Произошла смена Кабинета Министров. Вот если бы новое правительство решило отозвать назначенных ранее глав райадминистраций и предложило на их место другие кандидатуры, направив такое решение Президенту… А так получилось, что министр Кабинета Министров своим письмом попросил главу Секретариата Президента вернуть письма с представлениями, поданными предыдущим правительством. В соответствии со статьей 118 Конституции Президент назначает и увольняет председателей местных госадминистраций на основании представлений Кабинета Министров. Кабинет Министров не обращался к Президенту с представлением об увольнении упомянутых лиц и назначении на их места других.

Кроме того, хочу акцентировать внимание на том факте, что, на мой взгляд, Кабинет Министров не имеет права обращаться в суд с административными исками к Президенту.

>>«ВД»: С какого момента начался отсчет в противостоянии юристов СП и Кабмина?

Е. Лукаш: Думаю, с момента избрания нового парламента. В 2004 году люди психологически и юридически шли к победе с одними полномочиями, а в 2006-м — оказались с другими. При этом в 2005-2006 годах абсолютно ничего не делалось для усовершенствования конституционной реформы. «Демократы» на новые нормы Конституции просто не обращали внимания. Но прошли выборы в парламент — и к власти пришла новая команда, которая активно начала имплементировать все положения реформы. Именно с этого момента и началось это противостояние. Юридические баталии — следствие поражения на выборах «революционеров», причина же — желание вернуть полноту власти, пусть даже ценой отмены реформы.

И.Пукшин: Я бы не хотел говорить о каком-то противостоянии.

>>«ВД»: А вы не пытались пойти на со- трудничество с коллегами-юристами из противоборствующего лагеря, чтобы утрясти все проблемные вопросы, не вынося их на публику?

Е. Лукаш: Конечно. Журналисты и понятия не имеют, насколько часто мы делаем такие попытки. 99% того, что здесь про- исходит, не выносится на публику, поскольку мы пытаемся все урегулировать спокойно, дипломатическим путем. Например, было принято решение в конце января создать Примирительную комиссию между Кабмином и СП, состоящую из юристов. Вы можете найти информацию об этом на сайте Президента. Эту комиссию должен был возглавить Анатолий Толстоухов от Кабмина и Виктор Балога от СП. Мы провели не один час, согласовывая протоколы и процедуры сотрудничества и взаимодействия. Со своими коллегами из СП выработали общий алгоритм решения спорных вопросов, график встреч и т.д. Но вопрос сотрудничества неожиданно завис в Секретариате Президента. Думаю, завис навсегда.

Официальная причина, о которой нам сообщили представители комиссии от СП, — нежелание Виктора Балоги подписывать данный документ. Он считает, что это уровень [замглавы СП] Яценюка. Даже такой простой вопрос, как со-трудничество юристов, замер на такой сложнейшей проблеме: кто же поставит подпись под документом? Об этом журналисты не знают, поэтому складывается ошибочное впечатление о бедном-несчастном Президенте, у которого ежедневно отбираются полномочия.

И.Пукшин: Я не хочу делить и не считаю, что у нас есть вражеский лагерь. Мы все-таки должны уважать Конституцию. Высшие органы власти, которыми являются Президент, парламент и правительство, своим примером должны показывать, что нормы законов Конституции необходимо исполнять. Сотрудничество есть. Идет обычный рабочий процесс, в котором возникают определенные вопросы. Мы призываем работать открыто и информировать общественность.

>>ВД: Что вы скажете по поводу службы, которую создал Президент при СП по представительству его интересов в судах?

Е. Лукаш: Мне это напоминает басню Крылова «Квартет». Как бы они ни садились, какие бы службы или отдельные адвокатские объединения ни создавали, с помощью или без помощи Минюста, — музыки не получится. Юристов просто не допустят к «инструментам».

Я могу ошибаться, но, по моей информации, в юротделе [СП] специалисты зачастую не видят проектов тех актов, которые отдаются на подпись Президенту. В СП есть несколько центров принятия решений, которые не скоординированы между собой и прекрасно обходятся без юристов. Поэтому «музицировать» продолжают не специалисты в области права, а Проказница-Мартышка, Осел, Козел да косолапый Мишка.

И.Пукшин: Учитывая, что Кабмин начал подавать иски против Президента, а стороны Кабмина и Президента в судах представляет Министерство юстиции, получается, что истец и ответчик выступают от одного лица. Соответственно, мы заранее понимали, в чью пользу будут выноситься решения в этих делах. Когда истец и ответчик в одном лице — отсутствует предмет спора.

Беседу вела Марина Голусяк

МНЕНИЕ.

МИХАИЛ ИЛЬЯШЕВ. Адвокат, старший партнер юридической фирмы «Ильяшев и партнеры»

— Юристы не играют существенной роли в противостоянии между Президентом и Кабинетом Министров, поскольку большинство противоречий лежит не в юридической, а в политической плоскости. Практикующим профессионалам, как правило, понятно, что юристам из того или иного лагеря приходится перекручивать смысл нормативно-правовых актов таким образом, как это выгодно их шефам. Действительно, иногда такие перекручивания выглядят нелепо, но это ни в коей мере не ставит под сомнение их профессионализм, а лишь влияет на степень сарказма и количество вылитой грязи со стороны оппонентов из другого лагеря: чем красивее обоснование, тем меньше вытирают ноги о юристов, его придумавших. И винить юристов тут нельзя — юрист всегда должен быть на стороне своего лагеря, он не судья.

МНЕНИЕ.

СЕРГЕЙ ВЛАСЕНКО. Партнер юридической фирмы «Магистр и партнеры»

— Произошло очень серьезное изменение в структуре высших органов государства — изменились центры принятия решений и зоны ответственности. Если мы говорим о классическом разделении властей, как нас учил «старик Монтескье», законодательная власть — это Верховная Рада, судебная — это все суды, и исполнительная. На сегодняшний день в системе исполнительной власти нет Президента. Ни де-юре, ни де-факто. Есть элементы влияния Президента на исполнительную власть. А ментально у всех еще Президент присутствует. Ведь раньше Президент возглавлял исполнительную власть. Не де-юре (это не было записано в Конституции), но де-факто. Ведь именно он назначал премьер-министра, он мог единолично уволить его или любого другого министра. Он формировал полностью вертикаль исполнительной власти. А на сегодняшний день на вершине исполнительной власти стоит Кабмин — коллегиальный орган. При этом я готов не согласиться с Виктором Федоровичем [Януковичем], который сказал, что исполнительную ветвь возглавляет премьер-министр. Поэтому я и говорю о том, что в этом вопросе, гораздо больше вопросов ментальности, ну и политики, чем юриспруденции. Но здесь у меня возникает второй вопрос — как к парламенту, так и к Президенту, так и к Кабмину: неужели с 8 декабря 2004 года никто не видел нестыковок в Конституции? Ну, неужели с момента инаугурации Президента 20 января 2005 года до дня выборов 26 марта 2006 года никто не видел этих нестыковок?

>>САМЫЕ ЗАМЕТНЫЕ ЮРИСТЫ ОТ ПОЛИТИКИ

В Верховную Раду 5-го созыва попали 52 человека, имеющих отношение к юриспруденции — 11% от общего количества народных депутатов. Партия регионов провела 21 юриста (11,3 % от размера фракции), БЮТ — 15 (11,6 %), «Наша Украина» — 14 (17,3 %), СПУ и КПУ — по одному. За этот год часть из них ушли в исполнительную власть. Например, стал премьером Виктор Янукович — юрист-международник (в 2001 г. окончил Украинскую академию внешней торговли по специальности «международное право»). Нина Карпачева вновь стала омбудсменом, Василий Онопенко возглавил Верховный Суд, Леонид Черновецкий и Михаил Добкин предпочли мэрские должности в Киеве и Харькове соответственно. Андрей Деркач возглавил «Энергоатом», Борис Тарасюк предпочел мандату кресло главы МИД (и как выяснилось — зря). Таким образом поголовье правоведов в ВР сократилось до 10% и практически сравнялось с количеством юристов в Киевсовете, где их 35 человек. Но в киевском парламенте всего 120 депутатов, поэтому концентрация юристов составляет 29%.

«ВД» представляет обзор представителей юридического цеха, делающих сейчас успешную карьеру в политике.

СЕРГЕЙ КИВАЛОВ,
глава парламентского комитета по вопросам правосудия.

В 1980 г. окончил Свердловский юридический институт, защитил кандидатскую диссертацию «Управление автодорогами». После снятия с поста главы Центризбиркома казалось, что его карьера окончена, но В.Янукович оценил его и взял в нардепы. При жизни удостоился памятника в Международном гуманитарном университете, который он учредил в Одессе.

ЮРИЙ ВОРОПАЕВ,
глава подкомитета по вопросам хозяйственного законодательства комитета ВР по вопросам экономической политики.

На момент избрания в ВР являлся директором ООО «Воропаев и партнеры». Его называют личным юристом Рината Ахметова.

ЮРИЙ МИРОШНИЧЕНКО,
член комитета по вопросам правосудия. Бывший лидер партии «Новая генерация» и президент ООО «Центр эффективного управления». С недавних пор стал озвучивать юридические инициативы Партии регионов, представляет интересы ВР в Конституционном Суде.
ИГОРЬ ПУКШИН,
первый заместитель главы Секретариата Президента. В 1996-1998 гг. был зам-министра юстиции. В бытность Пукшина руководящим партнером «Адвокатской конторы «Пукшин и партнеры» эта фирма предоставляла свои услуги Кабмину Еханурова безвозмездно.
НИКОЛАЙ ПОЛУДЕННЫЙ,
советник Президента. Начав карьеру механиком киевского Института металлофизики, впоследствии работал следователем, старшим следователем по особо важным делам. В 1996-1997 гг. занимал пост замминистра юстиции. До ноября 2006 г. руководил главной службой правовой политики СП.
АНДРЕЙ ПОРТНОВ,
заместитель главы комитета ВР по вопросам правосудия. В прошлом член Госкомиссии ценных бумаг и фондового рынка. Когда-то он помогал «Привату» закрепиться на Южном ГОКе взамен структур Юлии Тимошенко. Но на последних выборах уже руководил юридическим департаментом избирательного штаба БЮТ.
АЛЕКСАНДР ЛАВРИНОВИЧ,
дважды министр юстиции в Кабминах В.Януковича. Физик по первому образованию стал кандидатом юридических наук и заслуженным юристом Украины. Автор и соавтор около полусотни законопроектов.
ЕЛЕНА ЛУКАШ,
первый заместитель министра Кабинета министров. До 2004 г. работала адвокатом. Сумела проявить себя, отстаивая интересы проигравшего кандидата в президенты Виктора Януковича в Верховном Суде. После этого стала нардепом (Партия регионов) и была приглашена на работу в Кабинет министров.
    Реклама на dsnews.ua