• USD 27.9
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

ЗАПОВЕДНОСТЬ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Реклама на dsnews.ua

Официально в Украине нет лесов, позволяющих заниматься промышленным экспортом древесины. Однако ценные породы деревьев из Украины вывозятся, при этом, — на вполне законных основаниях. Урочище «Корналовичи» во Львовской области славилось древними дубами, произраставшими на его территории, статус заповедника местного значения охранял их от вырубки до 1997 г., когда облсовет принял решение об уменьшении площади заповедника с 774 до 238 га, а в 1999 г. объект и вовсе исключили из состава природно-заповедного фонда (ПЗФ). Протесты общественности, последовавшие за соответствующим решением облсовета, привели к тому, что в 2001 г. урочищу «Корналовичи» был возвращен заповедный статус, однако его площадь урезали до 88 га. По словам экологов Львовщины, это далеко не единичный случай: в области существует целый ряд заказников, площади которых уменьшили с нескольких тысяч до нескольких сотен гектаров, а древние дубы продают тем временем за границу.

Региональные хитрости

Ежегодно заповедный статус теряют тысячи гектаров территорий — якобы из-за утраты землями природоохранной ценности. По странной случайности происходит это с объектами, где земля либо имеет высокую стоимость (Киев, Харьков, ЮБК), либо богата лесом (Карпатский регион и Полесье). Ликвидировать заповедный статус объекта ПЗФ местного значения (регионального ландшафтного парка (РЛП), заказника, памятки природы или заповедного урочища) довольно легко: достаточно научного обоснования утраты территорией природоохранного значения и соответствующего решения облсовета. Обычно заповедные урочища находятся в привлекательных для застройки местах, а местным властям не нужно даже снимать заповедный статус — достаточно лишь сократить заповедную территорию. Так произошло с урочищем «Корналовичи» и РЛП «Гранитно-степное Побужье» на Николаевщине. Подобная участь грозит сейчас заказнику «Жуков остров» и РЛП «Голосеевский» в Киеве.

Хотя в подчинении Госкомлесхоза находится около 25% площадей ПЗФ Украины, в составе комитета до сих пор нет отдельной структуры, которая занималась бы заповедным делом. И потому не удивительно, что «помощь» властям в изменении статуса территорий оказывают лесники, для которых заповедный статус является лишней обузой. «В последние годы 18 лесных объектов Ровенской области утратили заповедный статус в результате того, что лесники вырубили росшие там ценные породы деревьев, — говорит Алексей Василюк, глава Молодежного отделения Национального экологического центра, — после чего обратились в облсовет с просьбой отменить заповедный статус по причине утраты территориями природоохранного значения».

«В степных регионах популярна обратная тенденция — увеличение лесных площадей за счет степей, — рассказывает Сергей Ивко, общественный инспектор по охране окружающей среды Запорожской области. — К примеру, созданный нами в 2004 году ландшафтный заказник «Заплава р. Чингул» лесники считают не заповедной территорией, а пустующими землями, которые необходимо занять лесом. В результате в сентябре 2006 года сотрудники ГП «Приморское лесное хозяйство» незаконно распахали 8 га заповедных земель, чтобы впоследствии засадить эту территорию соснами».

Сами же чиновники, возможно, и не возражали бы против того, чтобы земель у заповедников было поменьше. Подтверждение тому — утвержденная Распоряжением Кабмина №208 от 18 апреля 2006 года Концепция реформирования и развития лесного хозяйства, где среди негативных тенденций, отличающих Украину от других европейских стран, значится «большой процент лесов, включенных в состав ПЗФ (13,7%), который имеет стойкую тенденцию к увеличению».

Статусная война
Реклама на dsnews.ua

Дабы сохранить объекты ПЗФ местного значения, экологи пытаются присвоить им статус объекта государственного значения (национально-природного парка (НПП), природного или биосферного заповедника). Отменить заповедный статус такой территории может только президент. Впрочем, на местном уровне научились обходить и эту проблему. Поселковые советы Большой Ялты в 1992-2000 гг. приняли 20 решений об изъятии из Ялтинского горно-лесного природного заповедника земель, граничащих с поселками. По Закону «О природно-заповедном фонде Украины» на это имеет право только президент, отчего решения поселковых советов были опротестованы крымской прокуратурой, однако на изъятых землях (общая площадь составляет более 100 га) уже успели построить жилые и коммунальные объекты. У самого же Ялтинского заповедника нет денег для перепрофилирования или сноса данных объектов и нет возможностей доказать в суде, что строительство велось на заповедных землях, — данные территории до сих пор не имеют ни четких границ, ни государственных актов на землю.

«Объекты ПЗФ создавались в советское время и полного пакета юридической документации на них не выдавалось, — рассказывает Александр Рудык, ассистент кафедры геоэкологии Таврического национального университета им. Вернадского. — Потому границы заповедных объектов можно «двигать» в любую сторону. Зачастую часть объекта ПЗФ возле моря вырезается, а где-нибудь в горах прибавляется участок такой же площади. Так, к примеру, случилось с Никитским ботаническим садом: нижний парк весь застроен, сверху территории прибавлены, а общая площадь не изменилась».

Поскольку границы заповедных территорий не определены, то и четкие границы прилегающих к ним населенных пунктов также отсутствуют. «Сейчас это происходит в РЛП «Кинбурнская коса» (Николаевская область — прим. «ВД»): местные власти пытаются на 400 га с лишним расширить границы населенных пунктов якобы для блага населения, — рассказывает Сергей Таращук, председатель Национального экологического центра Украины. — Причем расширение происходит на фоне снижения численности населения, отмены регулярного сообщения с населенным пунктом и закрытия больницы. Задача очевидна — раздать землю и тут же скупить ее как можно дешевле».

В последнее время, правда, границами заповедных зон серьезно озаботились на высшем государственном уровне. В 2005 году вышел Указ Президента «О мерах по дальнейшему развитию природно-заповедного дела в Украине», предписывающий на протяжении 2005-2006 гг. обеспечить установление границ территорий и объектов ПЗФ в натуре. «Но эта процедура требует времени и денег (на установление 1 км границ нужно порядка 1,5 тыс. грн. — прим. «ВД»), — говорит Игорь Иваненко, начальник Государственной службы заповедного дела Минприроды. — Ведь есть Постановление Кабмина «Об утверждении Порядка разработки проектов землеустройства по организации и установлению границ территорий природно-заповедного фонда, другого природоохранного, оздоровительного, рекреационного и историко-культурного назначения» от 25 августа 2004 года, предписывающее необходимость согласовывать границы ПЗФ с пользователями и владельцами смежных территорий».

Тормоза на местном уровне

Естественно, в большинстве случаев пользователями и владельцами смежных территорий выступают территориальные общины или физические лица, а они в появлении рядом с ними заповедной территории никак не заинтересованы. «Новая редакция Земельного кодекса, принятая в 2001 году, не дает приоритета территориям ПЗФ при их создании: согласование на отвод земли такое же, как и у будущих застройщиков, только им нужно согласование на гектары, а нам — на десятки тысяч гектаров», — говорит Игорь Иваненко.

Местные власти понимают, что если на их территории создадут заповедный объект, эти земли будут навсегда потеряны для застройки. Потому создание новых заповедников местного значения практически невозможно. Так, местные власти блокировали создание заповедной территории на р. Десна на стыке Киевской и Черниговской областей. Земли там уже распаеваны, и сельские жители ждут, когда волна застроек из Конча-Заспы перехлестнется на их владения, чтобы выгодно продать свои наделы. «По той же причине не дают создать заказник в Богуславском районе Киевщины, — сетует Алексей Василюк. — Национальный аграрный университет как землепользователь тормозит создание заказника «Монаший лес» на юг от Киева, поскольку это перспективная зона для строительства коттеджных городков. В самом Киеве вот уже много лет тормозится создание НПП «Голосеев». Причем соответствующее решение Киевсовета от 9 марта 2006 года есть, а землепользователи Голосеева (КП «Киевзеленстрой», главная астрономическая обсерватория НАНУ и Государственное заповедное хозяйство «Феофания» НАНУ — прим. «ВД») не хотят согласовывать вхождение своих земель в НПП».

Оттого многие заповедные объекты местного значения существуют лишь на бумаге. «РЛП «Днестровский каньон» был создан решением Тернопольского облсовета еще в 1990 году, однако его финансирование из областного бюджета до сих пор не начато, администрация не образована, а между тем заповедный режим на его территории постоянно нарушается, — говорит Александр Степаненко, депутат Тернопольского областного совета. — Так, недавно облуправление экологии выдало разрешение на разработку на территории РЛП полезных ископаемых. А в с. Вильховцы Борщевского района на территории, которая должна войти в состав НПП «Днестровский каньон», вообще ведутся сплошные самовольные рубки. Сейчас там уже около 100 га изуродованного леса; гослесфонду причинены убытки на сумму более 2,3 млн грн. Местным советам Залещицкого и Борщевского районов выгодно тормозить согласование землеотвода».

Зеленый туризм

В погоне за сиюминутными прибылями местные жители забывают, что нацпарки прежде всего приносят выгоду им самим, ведь приезжающим на отдых туристам нужно где-то жить и питаться. Вот только для начала нужно привлечь туриста, рекламируя рекреационный потенциал заповедной территории. «С экономической точки зрения сейчас заповедники никому не нужны: ни центральным, ни местным властям, — резюмирует Александр Рудык. — Сейчас основная задача — поиск экономических механизмов, которые доказали бы, что заповедные территории приносят и властям, и местным жителям доход в материальной и нематериальной форме, а постоянное функционирование этих объектов будет намного выгоднее их единоразовой продажи под коттеджную застройку».

Для защиты НПП «Гуцульщина» в Ивано-Франковской области благотворительная организация «Зеленое досье» заключила с местными властями неформальный договор: жители не посягают на растущие в парке деревья, а взамен «Зеленое досье» берет на себя все заботы по организации Международного фестиваля этнической музыки и ленд-арта «Шешоры» на территории НПП «Гуцульщина».

На последние «Шешоры» приехали около 12 тыс. человек, что и послужило толчком к нарушению договоренности: будь у местных жителей гостиницы и рестораны, прибыль от такого количества туристов была бы гораздо выше той, которую жители получили от продажи сувениров. В результате в НПП начались незаконные рубки и застройка, «Зеленое досье» отказалось от идеи проводить «Шешоры» в Косовском районе, а Косовский горсовет принял решение о проведении районного референдума с тем, чтобы лишить НПП заповедного статуса. Перспективами заработка на зеленом туризме в течение многих лет на местах заниматься не хотят — продажа древесины способна принести куда больший доход в краткий срок, а потом — хоть трава не расти.

    Реклама на dsnews.ua