• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Урок химии

Реклама на dsnews.ua

ЛЬГОТЫ ДЛЯ ХИМИКОВ

Принятый в первом чтении Закон «О мерах государственной поддержки и стимулирования развития производства минеральных удобрений в Украине» обеспечит химикам такие льготы:

Освобождение от таможенной пошлины и НДС при ввозе оборудования, которое не изготавливается в Украине (для модернизации заводов)

Введение нулевой ставки НДС на операции по поставкам природного газа производителям азотных удобрений

Законодательное закрепление госсубсидий на закупку продукции химкомбинатов для аграриев

Частные собственники заводов по производству азотных удобрений — Игорь Коломойский (группа «Приват», контролирует «ДнепрАзот») и Александр Ярославский (группа «Укрсиб» контролирует черкасский «Азот») не скрывают желания поскорее избавиться от этих активов. Интересен парадокс: слишком много «гуляющей» в прессе информации о ходе переговоров по продаже активов — имена претендентов, публичное решение собрания акционеров продать целостный производственный комплекс «ДнепрАзота». А ведь раньше любая продажа олигархами своих активов до момента завершения, как правило, публично не освещалась. Если желание владельцев продать химпредприятия очевидно, то наличие желающих купить товар — под вопросом. «ВД» разбиралась, не является ли информационная шумиха вокруг продажи химпредприятий банальным призывом собственников к потенциальным покупателям, которые пока не очень-то стремятся взять под контроль заводы.

Кому они нужны?
Реклама на dsnews.ua

В Союзе химиков Украины уже открыто говорят: идеальным инвестором для азотных предприятий был бы «Газпром»… Отбросив лирику, так оно и есть. Только вот «Газпрому» наша химия не нужна. По словам аналитика Concorde Capital Владимира Нестеренко, «Газпром» хочет избавиться и от уже имеющихся у него химических активов, поскольку те заметно тянут его экономику вниз. Так что надежды украинского бизнеса на то, что «Газпром», заинтересовавшись нашей химией, подарит предприятиям дешевый газ, похоже, стоит похоронить окончательно. Если дотировать производителя дешевым сырьем не хотят даже те, у кого оно теоретически есть, то дела плохи. Плюс нелишне будет вспомнить неудачно закончившийся опыт вхождения «Газпрома» (через компанию Amtel, которую пресса связывает с российским газовым монополистом) в нашу химотрасль. Находившийся пару лет в собственности холдинга шинный ЗАО «Росава» был продан украинскому олигарху Ярославскому.

Несмотря на то, что звучат названия до десятка вероятных покупателей химактивов, никто из оных официально так этого и не подтвердил. Претендентами на покупку «ДнепрАзота», с которыми вел переговоры собственник, являются RosUkrEnergo, российские компании «Акрон» и «Еврохим» (производство удобрений для них — профильный бизнес). Черкасским «Азотом» интересуется «Ренова» Виктора Вексельберга. «Акрон» и «Еврохим» опосредованно связаны с «Газпромом».

Некоторые из этих компаний открыто отрицают свой интерес к украинским химактивам. Пресс-секретарь RosUkrEnergo Андрей Кнутов заявил «ВД», что никаких интересов в плане покупки химических активов в Украине у компании нет, и переговоров по данному поводу компания ни с кем не ведет. Интерес к «ДнепрАзоту» не подтверждают и в российской компании «Еврохим», хотя факта переговоров не отрицают.

Якобы нашлись другие желающие, намерения которых, однако, еще вилами по воде писаны. Американская корпорация IBE Trade Corp., которая через компанию Worldwide Chemical LLC контролирует ЗАО «Северодонецкое объединение «Азот», допускает возможность покупки «ДнепрАзота». Уроженец Закарпатья Алекс Ровт, владелец компании, сообщил одному из информагентств, что если официально будет объявлен тендер, то после рассмотрения его условий компания примет решение, сможет ли она участвовать в нем или нет. Окончательное решение она примет после того, как будет внятное конкретное предложение. Еще один игрок украинского рынка, концерн «Стирол», имеющий аммиачное производство, вряд ли заинтересуется продажей. Почетный президент «Стирола» Николай Янковский неоднократно заявлял, что компания намерена усиливать свои позиции в производстве лакокрасочных материалов, фармацевтики, полистиролов. Это для нее — спасение от чрезмерной зависимости получаемых доходов от продажи удобрений. Они, по оценке инвестиционных аналитиков, занимают в структуре доходов не менее чем 70%-ную долю. А поскольку «Стирол» занят тем, чтоб экономику концерна не «утопило» азотное производство, покупать активы с аналогичными проблемами ему ни к чему.

Реновация намерений

Чей интерес к украинским химикам действительно может оказаться не пустым звуком, так это «Реновы» Вексельберга. В российской прессе активно муссируется конфликт по попытке смены собственника завода «Тольяттиазот», который как раз хочет взять под свой контроль Вексельберг. Если российский олигарх уже обозначил свой интерес к азотным предприятиям, он, несомненно, воспользуется выгодной конъюнктурой в Украине — когда собственники как никогда сговорчивы, лишь бы поскорее сбыть заводы с рук. Поскольку Вексельберг ведет целенаправленную кампанию по расширению химических активов, главный объект в Украине, который его может заинтересовать, — Одесский припортовый завод. До настоящего времени лоббизм по получению контроля над активами в Украине Вексельбергу не удавался — то же его предложение стать инвестором украинской титановой корпорации успехом не увенчалось. Однако обширный опыт общения с первыми лицами государства он получил. И то, что нынче кто-то руками ФГИ и Минпромполитики лоббирует продажу ОПЗ вместе с цехом по перевалке аммиака, видится неслучайным. Транспортный цех — тот объект, на котором «завязан» экспорт продукции многих химиков, в том числе российских — в первую очередь «Тольяттиазота». По информации, имеющейся у «ВД», продажу завода вместе с перевалочным цехом лоббирует глава Фонда госимущества Валентина Семенюк. Правда, в пресс-службе ФГИ это отрицают, утверждая, что предложение продать завод целиком лоббирует Минпромполитики. Так или иначе, эту идею поддерживает премьер Виктор Янукович. И де-факто ОПЗ (именно из-за перевалочного цеха) — единственный из украинских химзаводов, который уйдет нарасхват. И когда кто-то получит монополию на «аммиачный краник», это создаст дополнительные сложности для других химзаводов. А значит, убавит интереса к ним со стороны потенциальных покупателей. Кроме тех, в чьих руках, собственно, окажется краник. Поэтому можно с уверенностью говорить: если Вексельберг получит ОПЗ и контроль над экспортными потоками аммиака, он захочет купить украинские химзаводы. Неважно, для того ли, чтоб убить в их лице конкурентов, или чтобы развивать наравне с активами в России.

Уравнение с двумя неизвестными

При каких условиях украинские химзаводы смогут быть привлекательным активом? В случае поставок дешевого газа (как уже говорилось, вероятность того, что его сможет обеспечить смена собственника, мала) или же в случае масштабной технической перестройки, которая позволит сделать производства более современными и эффективными. Хоть как-то помочь олигархам избавиться от неудобных активов, завернув их в красивую обертку, пытается Верховная Рада. На днях парламент в первом чтении принял закон, дающий заводам слегка надутый спасательный круг. Понятно, что украинских собственников эти льготы не спасут — тот же Коломойский не захочет проводить модернизацию непрофильных для себя активов. Как и владелец контрольного пакета черкасского «Азота» Ярославский, которому порядком подпортили нервы корпоративные конфликты с миноритариями. Хотя нельзя однозначно сказать, что помехи, которые они создавали и продолжают создавать проведению допэмиссий — это давление на владельца с целью вынудить его продать актив RosUkrEnergo, некоторая логика в таких предположениях есть. Ведь компания «Клиринговый Дом», которая одно время представляла интересы владельцев 29% акций «Азота», в свое время купила для соучредителя RosUkrEnergo Дмитрия Фирташа Крымский содовый завод. И, возможно, действовала в его интересах и в этом конфликте.

RUE — единственный призрачный шанс получить относительно дешевый газ. А кроме этой компании и «Реновы» Вексельберга (при определенных вышеназванных условиях), по сути, других явных претендентов на покупку заводов нет. Потому что до сих пор непонятно, чем они могут быть привлекательны без масштабных вложений. Минимум — более $20 млн на модернизацию одного аммиачного агрегата (на заводе их, как правило, несколько). А без вложений химическая отрасль (азотчики — ее самая тяжелая артиллерия), которая обеспечивала 2% доходов Украины от экспорта, рискует, пару лет поработав в убыток, превратиться в балласт для собственников и вынудить их отказаться от нее буквально за бесценок.

ПРОДАТЬ ЧТО-ТО НЕНУЖНОЕ

Основных причин, вынудивших украинских олигархов продавать химзаводы, три:

Удорожание газа

Фактическое отсутствие выбора поставщика газа (единственный в Украине трейдер, способный поставлять крупные объемы газа для промышленности, — «УкрГаз-Энерго»)

Техническое устарение заводов

    Реклама на dsnews.ua