• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Слабое звено

Реклама на dsnews.ua

Согласно законопроекту «Об особенностях развития и приватизации шахт угольной промышленности Украины», шахты разделены на три группы: привлекательные, потенциально привлекательные и непривлекательные. Первые две группы будут приватизироваться на условиях конкурсов. Убыточные же будут выводить из сложного финансового состояния, оздоравливать и после этого приватизировать. Для каждой такой шахты будет разработана специальная программа вывода ее из кризиса. Разработанный законопроект содержит любопытную статью, согласно которой перед приватизацией будет проведено списание налогового долга для потенциально привлекательных и непривлекательных шахт. Правда, вряд ли для такого действия достаточно одной строки в законопроекте: необходимо или принимать отдельный закон, или хотя бы изменения в налоговое законодательство.

Подробности «свежеиспеченного» законопроекта «Об особенностях развития и приватизации шахт угольной промышленности Украины», подготовленного и поданного в Кабмин Минуглепромом , первой узнала «ВД» (подробнее см. Бокс «Новые принципы приватизации шахт»). Продажа покажет истинную цену украинского углепрома — так ли плачевна ситуация, как ее стараются представить заинтересованные в сохранении бюджетного финансирования отдельные руководители шахт.

В госсобственности на сегодня остается 70% шахт по добыче энергетического угля и 30%— по добыче коксующегося. Приватизационные конкурсы станут тестом «состоятельности» украинских шахт и объединений. Не исключено, что шахт, конкурентоспособных в условиях свободного рынка энергоугля, окажется больше, чем ожидается. Но уже после продажи. До продажи же высок риск, что неплохие объекты могут быть проданы по демпинговой цене. Почему так может получиться, «ВД» разбиралась, изучив детали нового законопроекта.

На пороге перемен

Долгожданный законопроект наконец-то дозрел в глубинах Минуглепрома и в конце апреля 2007 г. был подан на рассмотрение правительства. Нынешняя попытка сдвинуть с места приватизацию шахт отличается от предыдущих тем, что выбран конкретный подход к приватизации в отрасли, и его предлагается закрепить законодательно. Впервые в Украине вместо очередных списков (которых пришлось повидать немало) выставляемых на приватизацию предприятий и подготовленных очередным правительством наконец-то предложена идеология приватизации сектора (подробнее — см. «Новые принципы приватизации шахт»).

Идея Минуглепрома получила противоречивые оценки. Директор Института приватизации Александр Рябченко позитивно оценивает инициативу чиновников, при условии, что она будет доведена до конца. «Главное, чтобы хватило духа довести начатое до принятия закона и установить хоть какие-то принципы и критерии допуска частного инвестора в этот сегмент», говорит эксперт.

Народный депутат Украины, лидер Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец возмущен тем, что разработка законопроекта проходила без участия профильных профсоюзов, что является грубым нарушением прав шахтеров. По его мнению, законопроект разработан с целью передачи наиболее интересных объектов определенным олигархическим кланам. «Создаются все условия для того, чтобы приобрести лакомые кусочки по заниженным ценам. Ринат Ахметов и так уже поставил своих менеджеров руководить такими предприятиями, как «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит», — заявил Михаил Волынец. Напомним, в сентябре 2006 г. приказом Минуглепрома гендиректором ГП «Ровенькиантрацит» назначен Александр Вивчаренко, бывший руководитель ОАО «Павлоградвугiлля» (ныне находится в собственности СКМ). Сменился руководитель и у ГП «Свердловантрацит» — им стал Александр Коваль, ранее руководивший шахтой «Западно-Донбасская» из объединения «Павлоградвугiлля». Кстати, как раз эти объединения, а также ГП «Добропольеуголь» из «топ-десятки» крупнейших добытчиков угля в стране «ВД» считает наиболее привлекательными для покупателей. За право владеть ими и будут разворачиваться главные баталии.

Реклама на dsnews.ua

Оценить на сегодняшний день, сколько Украина выручит на продаже шахт, затруднительно.

Ведь в процессе подготовки законопроекта неоднократно звучали такие инициативы, как продажа убыточных шахт за символическую цену — 1 грн. Но в законопроекте после окончательной доработки об этом ничего не говорится. Многое зависит от того, сколько шахт будут отнесены к категории убыточных. Эта работа только предстоит. Если опять используют уже прижившийся в Украине принцип занижения финпоказателей компаний, то не исключено, что задешево могут быть проданы и довольно неплохие объекты. Это — возможная денежная потеря для Украины. И выгодное приобретение для кого-то из частников.

Пока о системе оценки шахт, которые будут продаваться, известно только то, что она будет учитывать как стоимость имущественного комплекса, так и финансовые показатели компаний. Как же конкретно убыточность или прибыльность будет экстраполироваться на стоимость шахты, неизвестно. Но, в любом случае, риск субъективности сохраняется. Важно, за какой период будут учитываться финансовые показатели шахты: можно ведь занизить финпоказатели за последний год-два — и предприятие в кармане.

Проблемы с механизмом

Если будут приватизированы крупнейшие шахты, то нынешняя система работы угольщиков с энергетиками через Оптовый рынок угольной продукции (ОРУП) потеряет смысл. Государство не сможет обязать частников работать в «общий котел», поскольку те предпочитают заключать прямые договоры. ОРУП, по сути, является механизмом перекрестного субсидирования убыточных шахт прибыльными. Поэтому до сих пор многие шахты и объединения весьма заинтересованы в существовании такого посредника, как ГП «Уголь Украины». Но сегодня этот механизм уже не устраивает такие крупные и эффективные (в плане наращивания добычи угля) объединения, как «Ровенькиантрацит» и др. Руководители холдинга открыто заявляли о необходимости приватизации предприятия. Даже лучшие из государственных угольщиков финансово несостоятельны, поскольку установленная государством цена угля на ОРЭУ не покрывает затрат на его добычу. Есть причины быть недовольными правилами игры и у энергогенерирующих компаний — основных покупателей энергетического угля. Генерация не всегда может контролировать качество поступающего к ним угля, потому что распределением угля для ТЭС занимается ГП «Уголь Украины», он же и устанавливает цену. Так что выбора у ТЭС фактически нет.

Кроме этого, государственный монополизм создает богатую почву для процветания различных теневых механизмов. Главным искушением являются бюджетные средства. По словам аналитика ИК «Тройка-Диалог» Русланы Дейкун, отчеты Мирового банка, который проводил специальные исследования по этой теме, засвидетельствовали множество злоупотреблений. Среди них имели место случаи, когда директора шахт, чтобы получить больше субсидий от государства, завышали реальные цифры по себестоимости добычи угля и занижали прибыли предприятия. Многие шахты действительно убыточны, но, как утверждают аналитики, некоторые убыточны только на бумаге. Cкепсис МБ понятен — банк пытался кредитовать реформу в угольной промышленности Украины, и результаты были плачевными. Всего на реструктуризацию угольной промышленности в 1996-2000 гг. Украина от Мирового банка получила кредитов на сумму около $300 млн. Требования МБ были открытыми и жесткими — закрытие определенного количества шахт. Предполагалось создавать социальную и производственную инфраструктуру в городах, где закрываются шахты, чтобы уволенные шахтеры могли найти себе работу. Мало того, что практически ничего из этого не было сделано, хотя шахты были закрыты, так еще и разгорелся скандал по поводу нецелевого использования выделенных средств. В 2000 г. Счетная палата проверила использование займа, полученного от МБ на реформы в угольной отрасли Украины. Полученные $150 млн в рамках первого транша были полностью направлены на покрытие госбюджета Украины, а не на реформы углепрома.

Сладкая пилюля

Позитивным последствием приватизации углепрома может стать сокращение дотирования отрасли из бюджета — это даст финансовый выигрыш для государства (подробнее — см. график). Между тем как раз на этом «кормились» ряд причастных к углепрому лиц. И они заинтересованы в сохранении дотирования отрасли, отчаянно сопротивляясь либеральным реформам. «Государство не является эффективным собственником, оно так и не научилось с максимальной отдачей использовать имеющиеся производственные мощности. К сожалению, элементы управления государственной собственностью зачастую являются предметом бизнеса определенной группы людей», — заявляет народный депутат Виктор Тополов.

Снижение государственного контроля в угольном секторе может стать детонатором для либерализации значительной части энергетики Украины. В нынешней ситуации повышение цены угля на оптовом рынке на 6% каждый месяц, о котором заявил министр Сергей Тулуб, приведет к росту цен на электроэнергию. Либерализация же угольного рынка вынуждает шахты находить внутренние ресурсы, чем может быть применение новых технологий и оптимизация производственных процессов. Это, опять же, — денежный выигрыш для Украины: конкуренция шахт снизит стоимость электроэнергии.

После перехода большинства шахт в частную собственность убыточные предприятия не смогут поставлять уголь по конкурентоспособным ценам и вынуждены будут закрываться. Оставшиеся на рынке компании должны будут повысить уровень инвестиций в свой бизнес, провести технологическое перевооружение и снизить себестоимость добычи за счет более эффективных технологий. «Если регулирование рынка будет отпущено, то совсем не факт, что средняя цена угля в среднесрочной перспективе в Украине вырастет», — говорит Руслана Дейкун. Напротив, реальная конкуренция за потребителей на свободном рынке может снизить цену угля.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Проблемы «глубокого залегания» давно уже прошли как страны «старой», так и «новой» Европы. Как правило, происходило одно и то же: закрытие убыточных шахт и приватизация прибыльных. Реформы Маргарет Тэтчер в 1980-е годы вызвали крупнейшую забастовку шахтеров в Великобритании, но были доведены до конца и привели к закрытию большинства нерентабельных шахт в королевстве. Сейчас в Британии на шахтах работают около 7 тыс. человек, в то время как в 1985 г. работали 220 тыс.

В ходе реформирования угольной промышленности в Польше (в 1990 г. в отрасли работали 388 тыс. человек) количество работающих сократилось более чем в два раза.

В январе 2007 г. правительство Германии объявило о закрытии восьми угольных шахт к 2018 г., что приведет к увольнению 35 тыс. шахтеров.

При этом указанные правительства более-менее честно выплачивали компенсационные выплаты уволенным шахтерам. В Польше сокращаемым шахтерам выплачивались денежные компенсации в размере $12 тыс. В Великобритании уволенные шахтеры получали до GBP5 тыс. компенсации (правда, это не касалось шахт, закрытие которых происходило по причине выработки ресурса). Нет уверенности, что украинское правительство готово к таким выплатам.

    Реклама на dsnews.ua