• USD 27.7
  • EUR 33.3
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Родина базаров и монет

Реклама на dsnews.ua

Две с половиной тысячи лет назад древнегреческий писатель-путешественник Геродот поведал миру о жителях небольшой малоазийской страны Лидии, которые «первыми из людей… стали чеканить и ввели в употребление золотую и серебряную монету и впервые занялись мелочной торговлей». Случилось это в VII-VI вв. до н.э. по воле тамошних царей из династии Мермнад, последний представитель которой навечно остался в памяти человечества, благодаря знаменитой поговорке: «Богат, как Крез!».

Земли благословение

Край, в котором поселились лидийцы (ныне — территория западной Турции), надежно обеспечил будущее богатство и процветание государства. Еще бы — недра тут изобиловали золотом. Да и столица Лидии — город Сарды — находилась не где-нибудь, а на берегу золотоносного Пактола, притоки реки Герм. Так что намыть, при случае, горсточку-другую золотого песочка столичный житель-старатель мог совсем недалеко от собственного крыльца. На протяжении сотен лет Лидия была главным поставщиком золота для множества своих соседей, в частности, греков — на западе и персов — на востоке. Славились лидийцы также парфюмерным и косметическим производством. Год за годом, благодаря успешным торговым операциям, жители «пахуче-золотой» страны богатели.

В VII в. до н.э., когда к власти пришла династия Мермнадов, Лидия была уже настолько переполнена собственным богатством, что казна захлебывалась от избытка золота и драгоценностей. К тому же крестьяне и ремесленники завалили страну изобилием разнообразнейших товаров. Требовались срочные экономические меры, регулирующие производство и сбыт. И тогда представитель новой династии и обладатель умопомрачительного богатства Гигес (или же его сын Ардис — в исторических сведениях имеются расхождения) принял решение основать постоянно действующие розничные рынки и начать чеканить деньги. По сути, в прадавние времена в царстве Лидия произошла экономическая революция. И весьма успешная.

В странах древнего мира специальных земельных участков, предназначенных исключительно для ведения торговли, к тому времени не существовало. Производители и торговцы предлагали свои товары потенциальным покупателям, обходя множество городских и сельских домов, или зазывали прохожих в свои жилища и мастерские. Так продавалось все: зерно и масло, пиво и вино, дерево и кожа, посуда, парфюмерия и косметика, драгоценные украшения, музыкальные инструменты и глазурованная керамика, бронзовые статуэтки, шерсть ангорской козы, мрамор и слоновая кость. Но при лидийских царях династии Мермнадов все изменилось: каждый их подданный или иностранец получал право прийти на центральную площадь столицы, отведенную под рынок, и открыть там свою лавку. Это были первые опыты человеческой цивилизации по организации розничной торговли. Процесс пошел моментально. Сардийцы и гости города быстро привыкли к рядам бесчисленных ларьков-магазинчиков, каждый из которых специализировался на определенном товаре: один торговал мясом, другой — зерном, третий — драгоценностями и т.д. И торговое нововведение стремительно распространилось по всему древнему Востоку и античному Средиземноморью.

Впрочем, успех «базарной» революции обеспечила первая в человеческой истории денежная реформа. Привычные, бытовавшие тысячелетиями, формы финансовых расчетов, при которых товары или услуги оплачивались натурой (обменом по бартеру) или определенным количеством денежно-весовых единиц (подробнее см. «ВД» №50 за 2006 г.), лидийцы заменили на вполне современную систему денежного обращения — оплату звонкой монетой. Ее чеканили из сплава золота и серебра в соотношении 3:1. Дело в том, что лидийские недра, помимо месторождений чистого золота и серебра, изобиловали залежами природного сплава этих металлов, который называли электором. Из этого сырья выплавлялись небольшие слитки, похожие на фасолинки. Чеканщик при помощи пучка тонких стержней придавливал слиток к наковальне, придавая каждой стороне первых лидийских монет своеобразный рисунок. Со временем на плоскости наковальни стали вырезать львиную голову — своего рода лидийский герб, оттиск которого украшал серии монет второй «эмиссии». Все номиналы были не круглые, а овально-почковидные, толще современных монет в несколько раз и шириной с большой палец взрослого человека.

Таким образом, выпуская монеты одинакового веса и размера, лидийские цари исключили из торгового процесса длительный и трудоемкий этап взвешивания расчетных денежных слитков. Теперь торговцы могли определять стоимость товаров, исходя из определенного количества монет. Подобная стандартизация также сузила возможности мошенничества при расчетах, когда ловкачи, взвешивая драгоценные слитки, обманывали купцов как в отношении количества, так и качества денежного металла.

Реклама на dsnews.ua

Реформа лидийских правителей дала начало Великой денежной революции. Это событие всемирно-исторического значения завершилось столетие спустя, в средине VI в. до н.э., когда старые электоровые монеты были заменены новенькими номиналами из чистого золота и чистого серебра. Это новшество ввел прославленный царь-богач по имени Крез.

На зависть богам

Древние греки полагали, что чрезмерно удачливые и горделивые люди весьма рискуют навлечь на себя немилость высших сил. Наглядным подтверждением тому стала жизнь и судьба Креза, под властью которого (560-546 гг. до н.э.) Лидийское царство достигло наивысшего расцвета и могущества, но и пало под натиском его бывших вассалов и данников — персов. Начало правления пятого из Мермнадов, праправнука Гигеса — Креза, было более чем удачным. Наемное войско значительно расширило царские владения на западе, покорив и заставив платить себе дань богатые греческие города-государства Эгейского побережья Малой Азии: Эфес, Милет, Клазомены и др. Несмотря на агрессивные войны против малоазийских греков, Крез наладил хорошие отношения с греками на европейском континенте.

Царь охотно и богато награждал приезжих гостей-афинян и прочих античных «туристов». И щедро благодарил тех, кто ему помогал и благоволил. Так, стала легендарной история, приключившаяся со знатным афинянином Алкмеоном. В благодарность за помощь лидийскому посольству, следовавшему в Дельфы, Крез пригласил Алкмеона в гости и предложил принять в награду… столько золота, сколько он будет в состоянии унести на себе. Предусмотрительно надев длинный хитон с глубокой пазухой и самые большие сапоги, грек вошел в царскую сокровищницу и тут же уперся в громадную кучу золотого песка. Он наполнил им не только сапоги и пазуху, но и прическу на голове и даже… рот! При виде гротескно преобразившегося гостя, еле волочившего ноги к выходу из заветного зала, Крез расхохотался и тут же велел отвалить гостю еще столько же золота, сколько тот сумел утащить из драгоценной кучи.

Множество дошедших до наших времен историй о благочестивых и филантропических акциях позволяют судить о поистине сказочном богатстве прославленного царя. Вот еще такой случай: когда граждане Спарты послали в Сарды ходоков с целью закупки золота для статуи бога Аполлона, они получили драгоценный метал в дар! А по размерам жертвований Дельфийскому храму Крезу не было равных. Однажды он велел принести в жертву Аполлону 3000 голов отборного скота разных пород. Позже сжег на огромном костре выложенные золотом и серебром ложа, серебряные чаши и бесценные пурпурные одежды. Приказал выплавить из несметного количества золота и электора 117 «кирпичей», каждый весом 2-2,5 таланта (67-80 кг). По его велению была отлита статуя льва весом в десять талантов (336,5 кг), которую установили в храме на подставке, сложенной из упомянутых «кирпичиков». Дельфийский же храм богини Пронии получил от царя золотой щит. Фиванское святилище Аполлона стало обладателем золотого треножника, а тамошнее святилище другого греческого божества — золотого копья со щитом. «Спонсируя» один из храмов Эфеса, Крез оплатил изготовление и установку большинства колонн и золотых статуй священных коров. В книге Геродота, видевшего в Дельфах и Фивах дары Креза, подчеркивается, что они являлись «…его личным достоянием и составляли лучшую часть его отеческих сокровищ».

Не в деньгах счастье

Внутренней финансовой политикой лидийский царь успешно развивал достижения своих предков. Именно он сделал чистое золото и серебро монетными металлами с приблизительным соотношением 1:13. Золотые монеты Креза, известные у греков под названием «статеры», весили около 8,5 г. Так же именовались и лидийские серебряные монеты весом чуть более 11 г. Упоенный богатством и могуществом, царь как-то раз решил показать сокровища еще одному афинянину — великому мудрецу Солону, являвшемуся полной противоположностью алчного Алкмеона. По окончании «экскурсии» гостю был задан вопрос: «Встретил ли ты уже счастливейшего человека на свете?» Вопреки ожиданиям, Крез не услышал льстивых комплиментов в свой адрес. Ведь Солон объявил счастливейшими из людей трех обычных греков — людей более чем среднего достатка. На гневный вопрос царя: «А мое счастье ты так ни во что не ставишь, что даже считаешь меня наравне с этими простыми людьми?», — Солон спокойно ответил: «Крез, человек — лишь игралище случая. Я вижу, что ты владеешь великими богатствами и повелеваешь множеством людей, но на вопрос о твоем счастье я не умею ответить, пока не узнаю, что жизнь твоя окончилась благополучно. Ведь обладатель сокровищ не счастливее человека, имеющего лишь дневное пропитание, если только счастье не сопутствует ему, и он до конца жизни не сохранит своего богатства».

Афинский мудрец оказался неплохим пророком. Затеяв бессмысленную войну с персидским царем Киром, владыка Лидии потерпел сокрушительное поражение. Он лишился власти, всех сокровищ и вынужден был до конца своих дней довольствоваться скромным статусом советника при дворе новых, уже иранских властелинов Западной Азии. Впрочем, за Крезом числится мудрый и гуманный поступок: он спас свой народ от тяжкого наказания за антиперсидский бунт, посоветовав Киру обезоружить всех лидийцев и сызмальства обучать их детей не искусству войны, но исключительно… музыке и премудростям рыночной торговли. Бывшие бунтовщики быстро утихомирились, а их златообильная столица Сарды превратилась в один из ведущих центров новой империи, чьи границы протянулись от Египта до преддверия Индии. Покорив торговую «страну золота», Кир и его преемники целиком сохранили биметаллическую денежную систему, изобретенную Крезом. Разве что на лидийских золотых и серебряных монетах изображался персидский царь-воин...

    Реклама на dsnews.ua