• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Заграница не поможет

Реклама на dsnews.ua

З а последние четыре года в систему водоснабжения Львова вложено около $20 млн кредитных средств Всемирного банка. До конца 2007 г. осталось освоить еще $4 млн, но уже сейчас понятно, что радикальных улучшений не произошло. Только 27% львовских домов сегодня получают воду круглосуточно, большинство же жителей этого немаленького европейского города как получали, так и получают ее только по несколько часов в день.

У международных финансовых организаций (МФО) Украина занимает в среднем $300 млн в год, но глобальной пользы от этого экономика страны не получает. В худшем случае средства просто разворовываются. В лучшем — идут на запланированные цели, но проекты настолько плохо продуманы, что деньги тратятся нерационально. В случае со львовским проектом изначально было понятно, что объем кредита по сравнению с масштабами работ, реально необходимыми для улучшения водоснабжения Львова, — капля в море. Водопроводы, доставляющие горожанам воду из довольно далеко расположенных скважин, тянутся на 1500 км. На средства ВБ удалось заменить только менее семидесятой части труб. Коммунальное предприятие «Львовводоканал» в 2002 г. заняло у Всемирного банка $24 млн, тогда как для полноценной модернизации системы водоснабжения нужно $500 млн. Это оценка Всемирного банка еще 10-летней давности, но во «Львовводоканале» считают ее актуальной и сегодня. А учитывая, что коммуникации требуют постоянного ремонта и замены, без дальнейших финансовых вливаний эти потуги пойдут коту под хвост: уже через пять лет новое оборудование износится, и все вернется к отправной точке.

Возврат средств по проектам МФО гарантирует государство, выплачивает кредит и процен- ты — госбюджет или местные бюджеты. Как в случае со Львовом. Расплатиться по кредиту «Львовводоканал» оказался не в состоянии. Действующий тариф на услуги предприятия покрывает только 40% стоимости воды, и недорогой по рыночным меркам кредит оно позволить себе не может. Поэтому платежи по кредиту ложатся на плечи городского бюджета. Но сегодня госказна уже в состоянии финансировать действительно нужные проекты самостоятельно. Свободные остатки на едином казначейском счете в июле превысили 22 млрд грн. Это больше, чем общая сумма, выделенная госсектору ВБ и ЕБРР за все 14 лет их сотрудничества с Украиной (около $4 млрд). Стоит ли занимать деньги и платить за них проценты, если можно профинансировать госсектор из бюджета, разбиралась «ВД».

Кто виноват

Условия, на которых Всемирный банк (ВБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) кредитуют Украину, — просто райские. К примеру, долларовый кредит ВБ стоит 5,6-5,8% годовых. Тогда как последние еврооблигации Украина разместила под 6,38% . Не говоря уж об обычных кредитах, которые стоили бы на порядок дороже. Работай государство как частный бизнес, считающий каждую копейку, — лучших условий для инвестирования в экономику не найти.

Для каждого нового правительства кредиты МФО — груз, получаемый в наследство от предшественников. Зачастую чиновники даже не задумываются, нужны ли программы и взятые под них кредиты, а воспринимают их просто как данность, спуская реализацию на тормозах. Разговоры о специальном законе об управлении госдолгом ведутся уже лет десять, но ни одно правительство не предприняло попытки упорядочить заимствования. В бытность вице-премьер-министром предыдущего правительства Януковича в 2004 г. Николай Азаров хотел было назначить конкретных ответственных за расходование займов чиновников в Минфине или Минэкономики, да так и не сделал этого.

Единственный источник, из которого общественность смогла получить скудную информацию о том, как чиновники тратят иностранные деньги, — анализ эффективности использования займов МФО за период 2001-2006 гг., который провела Счетная палата. Вывод — только каждый третий проект решил поставленные перед ним задачи. Сроки реализации большинства других проектов были сорваны, кредиты освоены не полностью. В частности, десять инвестпроектов застыли и не продвигаются, вследствие чего банки были вынуждены уменьшить размер кредитов. Еще два проекта полностью аннулированы, по трем другим программам сроки реализации продлены. По мнению СП, проекты, под которые дают кредиты ЕБРР и МБ, существуют как бы сами по себе и не увязаны с программой действий правительства. А это фактически и значит — непонятно, кому они нужны, и нужны ли вообще. Выход, по мнению СП, — создание централизованной системы управления проектами и контроля над ними. Рацпредложение номер два — «вплести» деньги финорганизаций в состав госбюджета. Тогда средства будут выделяться и осваиваться через систему Госказначейства, согласно бюджетному расписанию, что может дисциплинировать чиновников.

Реклама на dsnews.ua

Старший экономист Международного центра перспективных исследований Ольга Романюк видит другие причины проколов в использовании займов МФО. «Частные организации обязательно должны участвовать в реализации таких проектов пополам с правительством, а лучше — в соотношении 70 на 30%. У негосударственных структур больше заинтересованности контролировать ход работ — они отвечают за ошибку своими деньгами, а не бюджетными», — отмечает эксперт. Не се- крет, что международные организации любят трудоустраивать своих сотрудников и сотрудников партнерских правительственных организаций за счет кредитуемых проектов. «Эти —консультанты знают мировой опыт, но не знают местной специфики, украинского законодательства. В Украину они приезжают изредка, в остальное время — недоступны. Поэтому они не могут стоить столько, сколько им платят», — заверяет эксперт. Претензии к консультантам имеет и Счетная палата. Она подсчитала, что как-то одному иностран- ному эксперту за пару консультаций заплатили больше, чем получают все сотрудники казначейской системы страны за год.

Кому нужны кредиты

Если уж в Украине некому контролировать освоение зарубежных кредитов, то сами иностранцы тем паче этого делать не станут. Ведь они останутся при своих — государство дает им гарантию независимо от того, как реализуется проект. Получается, у них нет стимулов жестко контролировать процесс. Вдруг Украина разберется, что не может толково использовать деньги, и не будет больше кредитоваться. А ВБ и ЕБРР, как финансовые организации, преследуют коммерческую цель — заработать денег. Гранты и техниче- скую помощь Украине предоставляют другие структуры (чаще всего — правительства США, Канады, Японии, Германии и др.). Дабы не упустить возможность заработать, они порой просто навязывают кредиты. На этой почве пару лет назад в России разгорелся скандал. Руководство Всемирного банка одобрило предоставление займа на $450 млн для семи различных проектов. Однако российское правительство не торопилось подписывать документы: оно могло профи- нансировать эти проекты самостоятельно. Бывший президент ВБ Джеймс Вулфенсон пригрозил, что оттягивание решения вопроса испортит отношения между сторонами, а эксперты банка разъясняли в прессе, что без заемных средств ну, прямо ни туда и ни сюда. В конце концов Россия взяла кредит — только, чтоб не рассориться с уважаемой организацией.

У украинских чиновников пока не хватает решительности отказаться от ненужных денег. И прошлых потерь уже никак не вернешь. Главное — избежать будущих ошибок. Кредиторы, со своей стороны, уже встали на путь поиска более оптимальных проектов. ЕБРР сегодня практически отказался от кредитования госсектора. Последний в его портфеле занимает всего 30%, но и эти кредиты носят инвестиционный характер. То есть их получают госкомпании, кото- рые ведут хоздеятельность. А вот Всемирный банк по-прежнему сосредоточен на самых неконтролируемых институциональных проектах — реформе налоговой службы, системы образования, системы статистики и т.д. Такие проекты в долгосрочной стратегии ВБ занимают 80%. Счетная палата же непрозрачно намекнула ВБ, что Украине больше нужно другое — порекомендовала ВБ увеличить долю инвестиционных проектов в своем кредитном портфеле для Украины. Последние начинания этого банка говорят о том, что он осознал необходимость хотя бы на время сменить приоритеты. Самые свежие проекты — «Рас- ширение доступа к рынкам фи- нансовых услуг» и «Развитие экспорта» — рассчитаны на финансирование коммерчески успешных операций. Деньги ВБ должны попасть заемщикам, которые ведут рентабельную хоздеятельность. Посредниками выступят коммерческие банки (в частности, «Надра» и Кредитпромбанк), что гарантирует более эффективный мониторинг платежей. В то же время следующей по графику у ВБ намечена модернизация государственных финансов — самый что ни на есть административный проект.

Украинские чиновники тоже призадумались над стратегией внешних заимствований. Вице-премьер Андрей Клюев заявил, что Украина намерена отказаться от бюджетного финансирования программ в ТЭК. Предприятия комплекса будут сами кредитоваться у европейских и других банков, без госгарантий. «Укрзалiзниця» также намерена привлекать деньги самостоятельно, для чего проводит аудит и получает кредитный рейтинг. Это позволяет надеяться на то, что гарантии по займам не будут раздаваться направо и налево.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ 

АНДРЕЙ КРАВЕЦ: «Мы скоро сможем находить деньги дешевле»

М инфин готовит новшества, которые упростят процесс освоения зарубежных госзаимствований. Но, как рассказал замминистра финансов Андрей Кравец, сейчас они становятся не такими уж дешевыми, поэтому в скором будущем Украина сможет рассчитывать на более дешевые источники финансирования — если ситуация на валютном рынке тому поспособствует.

>>Кто в Украине контролирует использование займов международных финансовых организаций?

— Постановлением Кабмина определено, что координатором проектов МФО является Минэкономики, Минфин следит за расходованием средств, а профильные министерства непосредственно ведут переговоры по проектам. Создавать единую структуру нецелесообразно. Когда-то подобные механизмы были — существовало Агентство по международной технической помощи, агентство по инвестициям. Но они не всегда показывали эффективность. Такое управление все равно столкнется с бюрократией — Всемирного банка, Кабмина, Минфина, со своей собственной бюрократией как госоргана: наверняка там будет зарегулирована процедура принятия решений, громоздкий аппарат. И вряд ли кому-то под силу координировать все проекты МФО. Никто так не будет знать все потребности муниципальных хозяйств, как министерство, курирующее ЖКХ. И вряд ли кто-то лучше Минфина знает, в каком направлении нужно реформировать систему государственных финансов.

>>Как же можно оптимизировать работу проектов?

— Сейчас стоит вопрос о том, чтобы изменить систему прохождения средств. Действующий порядок громоздкий, неоперативный. Мы работаем с уполномоченными банками, причем с двумя — один иностранный, другой — украинский. Каждый раз нужно проводить тендер, а это сама по себе сложная процедура. Она может занять 3- 5 месяцев. Банки подают заявки, создается комиссия, которая рассматривает их предложения и выбирает банк, затем собирает все необходимые подписи и т.д. Мы хотим отойти от этого. Нужен один постоянный банк-агент. На роль такого банка вполне подходит Укрэксимбанк. Также мы хотим, чтобы деньги под проекты, реципиентами которых являются бюджетные учреждения, проходили через казначейство. Это даст более полную картину о том, как проходят средства, и позволит оперативнее принимать решения. ВБ поддерживает эту идею. Соответствующие нормативные акты уже готовятся. Надеемся, они будут изданы до конца лета.

>>Петр Порошенко и Александр Шлапак заявляли, что у казначейства огромные свободные остатки — 22-24 млрд грн. Так ли это и позволяют ли эти деньги обойтись без кредитов ВБ?

— Свободные остатки у казначейства отсутствуют по определению, поскольку все поступления в бюджет распределяются немедленно и зачисляются на регистрационные счета распорядителей бюджетных средств. Что касается остатка на Едином казначейском счете, то на начало августа этот остаток составлял 14,7 млрд грн. Наличие этого остатка объясняется тем, что в первой половине года скорость поступлений в бюджет превышает скорость их использования распорядителями бюджетных средств. Бли- же к концу года ско- рость использования средств распорядителями возрастает, и по результатам года сумма использованных средств будет соответствовать сумме поступлений в соответствии с бюджетом.

>>Без кредитов ВБ обойтись нельзя? То есть заменить кредиты ВБ более дешевыми источниками финансирования.

— Наверное, можно. Один из самых успешных реализованных на кредит ВБ проектов — реформирование Госказначейства — мы могли бы провести и на свои деньги. Но, возможно, мы проводили бы реформу не так оперативно и организованно.

Стоимость кредитов ВБ начинает очень серьезно нас занимать. В структуре прироста государственного внешнего долга займы ВБ занимают очень высокий процент. Причем этот кредитный ресурс не является таким дешевым, как Украина могла бы привлечь. Цена последнего внешнего займа сопоставима с ценой кредитов ВБ. Страны Прибалтики уже отказались от кредитов ВБ. Мы тоже начинаем выходить на тот уровень, когда сможем находить деньги дешевле — как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Чем успешнее Украина будет развиваться, тем дешевле будут ресурсы. На внутреннем рынке Минфин удовлетворяет только 20% заявок. При желании, в неделю мы собирали бы по миллиарду гривен. Но мы не можем этого делать, потому что деньги нужно отдавать. К тому же рынок хочет коротких ОВГЗ, мы же стремимся увеличить долю долгосрочных бумаг. Кредиты ВБ пока что оптимально длинные.

Беседу вела Евгения Продаева

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

ВЛАДИМИР КОХАНЫЙ: «Проделан- ной работы недостаточно»

К редит Всемирного банка — не панацея, убедился «Львовводоканал»: денег хватило на замену только трети насосных стан- ций и семидесятой части водопроводов. Дабы эффект был устойчивым, надо продолжать вкладывать деньги, рассказал «ВД» замдиректора «Львовводоканала», руководитель группы внедрения проекта «Водоснабжение и канализация города Львова» Владимир Коханый.

>>К концу года «Львовводоканал» должен выбрать все деньги в рамках проекта ВБ. Не жалеет ли предприятие, что взяло кредит?

— Сложно сказать. С одной стороны, этот кредит очень помог. Мы реконструировали 9 насосных станций из 27 (некоторые их них построены в начале прошлого века), заменили 21 из 1500 км сети водопровода, обновили парк спецтехники. Это позволило расширить график подачи воды в несколько районов. В отдельные районы вода подается круглосуточно. К тому же таких дешевых денег нам больше нигде не найти. Особенно если учесть, что к кредиту «прилагался» грант шведского правительства на $6 млн. С другой стороны, проделанной работы недостаточно. Необходимо создать фонд развития — без дальнейших постоянных денежных вливаний все новое оборудование рано или поздно придет в негодность. Мы изучали опыт Польши — там, наряду с кредитами международных финорганизаций, в реконст- рукции ЖКХ участвовало правительство, предоставляя огромные бюджетные дотации.

>>Без сторонней помощи никак не обойтись?

— «Львовводоканал» мог бы сам профинансировать модернизацию, если бы нам позволили повысить тариф на воду с 1,82 до 2,59 грн. за кубометр. Но добиться этого непросто — вопрос тарифов очень заполитизирован. Даже если власти согласятся утвердить новые тарифы, необходимо, чтобы население согласилось оплачивать воду по таким тарифам. Нужно провести разъяснительную кампанию, донести до жителей Львова обоснованность повышения. Иначе тарифы мы поднимем, а уровень оплаты упадет.

>>Не навязывал ли ВБ какие-то лишние услуги? К примеру, консультационные?

— Нас несколько смутило, что ВБ отказался оплачивать НДС в составе товаров, закупленных на кредитные средства. 20% мы доплачивали сами. Консультационные услуги также были обязательны, таковы условия ВБ, и с этим ничего не поделаешь. Но я не могу сказать, что услуги экспертов были лишними. Нам дали несколько томов интересной информации. Другое дело, что она не адаптирована под украинское законодательство. К слову, ЕБРР, кредитуя муниципалитеты, изначально беседует с властями, ставит вопрос о повышении тарифов на услуги ЖКХ. Если банк не уверен в рентабельности проекта, он его не разворачивает.

Беседу вела Евгения Продаева

    Реклама на dsnews.ua