• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

Околпачивание по-украински

Реклама на dsnews.ua

ПАСПОРТ РЫНКА

  • Объем рынка около $8 млн
  • Количество участников крупных — 1-2,
  • средних — до 10
  • Рентабельность 20-25%
  • Цены:
  • Фетровая заготовка 55 грн.
  • Фетровая шляпа 100-700 грн.
  • Берет 70-130 грн.
  • Цилиндр шелковый 200 грн.
  • Кепка кожаная мужская 80-150 грн.

«Однажды к нам обратилась невеста с просьбой сшить шелковую ковбойскую шляпу. Девушка выходила замуж за рокера, вот и хотелось удивить жениха чем-то эдаким, — вспоминает Елизавета Шанте, владелица ателье-бутика «Шанте». — Как-то мне доводилось делать шляпу одной 95-летней бабушке на золотую свадьбу и шестимесячной девочке — на крестины. И таких примеров — множество».

Шляпа все прочнее входит в fashion-код украинцев. И если раньше шляпная мода процветала в столице и некоторых крупных городах, то сейчас география спроса существенно расширилась. «За границей появиться в шляпе позволяют себе только ну очень богатые или очень экстравагантные люди, — рассказывает г-жа Шанте. — У нас же все зависит не от материального положения, а от образа. Где еще увидишь в маршрутке элегантную даму в шляпе?» Неудивительно, что рынок за последний год вырос, по самым скромным подсчетам, на 25%, а на фетровые уборы спрос и вовсе увеличился на 90-100%. Минимальная рентабельность шляпного производства — 20-25%. Однако, по словам самих шляпников, наличие сети из нескольких торговых точек позволяет увеличить прибыльность до 100%.

Шляпотворчество

Раньше женщины могли носить фетровую шляпу по десять лет. И в 90% случаев это были головные уборы черного цвета. Светлые шляпы надевали только очень смелые дамы. Но времена изменились, а с ними у людей изменились предпочтения и финансовые возможности. Соломенная шляпка в гардеробе больше одного сезона — это же просто моветон! Что же касается изделий из фетра, то им позволительно украшать головы прекрасного пола не более чем три сезона.

Поэтому сегодня в шляпном деле важен «мозговой центр» — дизайнер, разрабатывающий новые модели. Сделать из безликого колпака, наподобие того, что берут в баню, откутюрное загляденье — не каждой швее по силам. Таких людей в Украине мало, а потому они и не боятся конкуренции.

Реклама на dsnews.ua

Творческое озарение — в шляпном деле едва ли не основное конкурентное преимущество. Ведь к началу нового сезона наиболее успешные и ходовые модели будут скопированы менее удачливыми коллегами. Главное — чтобы поток идей не заканчивался, и чтобы смекалистые мастера успевали их воплощать. А в остальном — дело действительно в шляпе. Об авторском праве удачливые шляпники не пекутся — ведь все работают с одним и тем же исходным материалом. Да и защитить свой копирайт, говоря по правде, проблематично, рассказывает Валентина Огурцова, начальник отдела сбыта ООО «Хелен Лайн»: «Поменял цвет, оформил по-своему — и шляпа вроде другая. Не к чему придраться».

Пошить шляпу — премудрость не из легких. Замкнутый цикл производства, скажем, фетрового головного убора, включает 72 операции, каждая из которых производится на отдельной машине. Один только формовочный пресс немецкого происхождения стоит порядка $48 тыс. Немудрено, что производителей фетровых шляп полного цикла не то что в Украине — в мире всего девять. Причем один из них имеет украинские корни. На заготовках этого предприятия делают бизнес и новички-самоучки, и именитые дизайнеры. Если говорить о такой схеме работы, то для организации производства будет достаточно $40-50 тыс., основная часть которых будет направлена на приобретение сушильных камер, парогенератора, швейных машин.

Но оборудование — еще не все. Где найти специалиста — вот в чем вопрос, ибо мастеров-шляпников в Украине, оказывается, никогда не готовили. При Союзе шляпных мастеров растили в Казани. И посему теперь приходится выискивать работников с разорившихся предприятий, переманивать у конкурентов. Ну, и, естественно, обучать своими силами. «Действительно, производство фетровых шляп — тонкая наука. Новичкам в этом бизнесе придется трудно. Не каждый выживет на рынке. Фетровые шляпы делаются вручную — двух одинаковых не бывает, — считает Елена Хатнюк, директор фабрики головных уборов ООО «Хелен Лайн». — А специалистов-шляпников нигде не готовят. Нельзя их найти и на бирже труда. Но свято место пусто не бывает: если наши специалисты пойдут на пенсию, мы обучим новых».

Так дело в шляпе?

Во времена, когда доводилось обеспечивать головными уборами многомиллионный советский народ и многотысячную Советскую Армию, в Украине на полную мощность работали шесть фабрик. Теперь — только две. Остальные бывшие гиганты перепрофилируются на пошив одежды (как, например, прилукская фабрика «Корона»), осваивают бюджетные средства в виде госзаказа на пошив форменных головных уборов или вовсе закрываются. В прошлом году банально свернулось весьма рентабельное производство. Киевская фабрика полного цикла «Стиль Модерн» выпускала головных уборов на $1,5 млн в год. Причина закрытия донельзя проста: драгоценные квадратные метры производства стали еще дороже, когда рядом открыли новый вокзал. Скорее всего, предполагают украинские шляпники, в помещении бывшего гиганта теперь будут склады.

Те же, кому удалось выжить в новых условиях, решили не сдавать позиции на рынке — не только внутреннем, но и внешнем. «По давальческой схеме работают с иностранными компаниями многие наши производители. Если за границей качество отечественных головных уборов ценится, — то почему бы и нет?», — убежден Иван Лупьяк, директор ООО «Хустская фабрика фетровых головных уборов «Хуст-Фильц».

Предприятия-гиганты владеют оборудованием, которое мелким не по карману. На нем они выпускают не только готовую продукцию, но и полуфабрикаты — колпаки-заготовки, которые ателье, дизайнеры и прочие предприятия неполного цикла берут за основу для своих моделей. «Это довольно грязная работа — производить «с нуля» шляпу из фетра, из кроличьего пуха, — объясняет г-н Лупьяк. — Новые игроки покупают колпаки-полуфабрикаты и готовят свои модели. И у некоторых это неплохо получается. Но основа успеха — сама заготовка. Успех в шляпном производстве зависит от умения делать дело не просто лучше всех, а делать его по-другому. И при разумном подходе даже морально устаревшее оборудование не сможет помешать успеху».

Пожалуй, самая главная помеха для производителей головных уборов — непредсказуемость погоды. «Прошлый год, с его теплой зимой, — был нашим годом, — радуется Иван Лупьяк. — Мы были загружены на 110%, а вот меховщики простаивали».

Лучшие рекламоносители для шляпников — выставки и «сарафанное радио». И если первое — больше удел крупных участников рынка, то частники делают упор на рекомендации и доброе имя. «О себе нужно заявлять постоянно, — убежден Иван Лупьяк. — Причем обязательно участвовать в выставках. Одно дело — увидеть шляпу в буклете или на телеэкране, и совсем другое — пощупать фетр, подержать головной убор в руках». Напротив, Ирина Животова, частный предприниматель, владелица ателье в Краматорске, призналась «ВД», что вообще не видит смысла в прямой рекламе. Мол, рекомендации клиентов и так делают свое дело. «Мы даже не держим готового ассортимента, работаем только под заказ и из материалов заказчика», — говорит предприниматель.

И снова здравствуйте!

Шляпное дело после некоторого упадка в Украине возродилось во многом благодаря молодежи. Когда-то головные уборы носили дамы постарше и партработники. Теперь аудитория шляпной индустрии расширилась. Молодые и расточительные на эмоции украинцы обзаводятся шляпами, цилиндрами, кепками и прочими головными изысками, которые, бывает, больше одного раза не надевают. «Даже молодые девушки заказывают вуали, шляпки с перьями, «таблетки», — отмечает Елизавета Шанте. — Уклон сейчас больше в сторону фетра, к коже интерес проявляют меньший».

Украина отличается от Западной Европы прежде всего климатом. В Европе шляпу надевают для выхода в свет, а у нас — чтобы не было холодно. Хотя в Украине понемногу меняется дресс-код: люди понимают, что в церковь можно прийти не только в платке, но и в шляпе. «Сейчас 10% всех заказов продаж составляют эксклюзивные головные уборы, выполненные в единичном экземпляре. И этот процент постоянно растет, — отметила г-жа Хатнюк. — Авторские работы у нас стоят относительно недорого — от $100. На Западе ее можно продать от $300».

Частные ателье хотя и добились успеха, клонировать свой успешный опыт или работать по франчайзингу не спешат. Ибо большие прибыли в этом бизнесе обеспечивает отнюдь не массовость, а как раз единичные модели. Эксклюзив не может быть серийным, а потому ставить на поток оригинальные идеи нет смысла. «Нужно чувствовать, что люди хотят носить. И это чувство важно не потерять. Нужно сделать такую вещь, которую не делает никто, и сделать так, чтобы человек захотел ее надеть. Если клиент, никогда не носивший шляпу, покупает ее — это и есть успех. Нет ни одной женщины, которой не идет шляпа. Нужно просто подобрать подходящую», — уверена Елена Хатнюк.

Потепление, надвигающееся на наши широты, сулит украинским шляпникам немалые прибыли. Полностью меховые головные уборы, скорее всего, будут отходить в прошлое — интересны украинцам разве что комбинированные, с меховыми вставками. А вот уборы полегче и повеселее людям нравятся. Спрос на них в ближайшие три-пять лет будет постоянно возрастать. В Украине уже появляются частные коллекции шляп, выпускают даже книги по истории головных уборов. Кто знает, может, не за горами то время, когда у нас будут проводить шляпные фестивали, как во Франции, или открывать шляпные музеи.

    Реклама на dsnews.ua