• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Пещерный бизнес

Реклама на dsnews.ua

Гипсовая пещера «Атлантида», расположенная в Хмельницкой области, известна спелеологам всего мира, ведь сведения о ней размещены в международных энциклопедиях и специализированных справочниках. В Украине ее ценность также признана государством: еще в 1975 г. пещера получила статус геологического памятника природы общегосударственного значения. Вот только когда речь зашла о выполнении государством своих охранных функций, оказалось, что о пещере попросту забыли. Вот уже два года владельцы гипсоперерабатывающих заводов пытаются открыть в пещере карьер по добыче гипса.

«Запасы гипса в пещере небольшие, их хватит на 7-10 лет, — говорит Александр Щербицкий, председатель областной Общественной организации «Хмельницкий спелеоклуб «Атлантида». — Но если начать добычу, то пещера будет уничтожена».

Спелеологам пока удается отстоять объект, но делать это все сложнее, ведь «конкуренты» уже не раз проникали в пещеру, выламывая дверь и уничтожая кристаллы и уникальные каменные цветы Антониды. Делается это для того, чтобы снизить ценность объекта, а уж затем добиться снятия охранного статуса — последней преграды на пути превращения пещеры в гипсовый карьер.

«В украинском законодательстве статус пещер не прописан, — говорит Александр Климчук, директор научно-исследовательского центра «Украинский Институт спелеологии и карстологии» Министерства образования и науки и НАНУ. — В природоохранном законодательстве пещеры проходят только косвенно, да и то если пещера уже получила охранный статус. Никаких законов, учитывающих специфику пещер, не существует, в отличие, к примеру, от США, Словении, Венгрии и многих других стран, где есть специальные законы по охране карстовых пещер».

Без охраны

Сколько на территории Украины пещер — не может сказать никто. Открытых насчитывается более сотни, но обнаружить неизвестную пещеру может при желании любой спелеолог-любитель. При этом лишь 0,01% разведанных пещер признаны объектами природно-заповедного фонда, охраняемыми законом как спелеологические, геологические заказники. Да и то больше на бумаге.

«Охранный статус мало что дает, — говорит Александр Климчук. — Теоретически, если пещеру разрушат, нарушитель должен понести наказание. А на практике в Украине в сердцах заповедников строят дачи, и никто не несет за это ответственности. Что уж говорить о пещерах».

Реклама на dsnews.ua

Карстовые пещеры по своей природе очень чувствительны к различным видам деятельности человека. Охрана этих объектов возложена частично на спелеоклубы, частично на местные советы. «Но это формально, средства на охрану пещер из бюджета не выделяются, — говорит Владимир Удовиченко, спелеолог, член Украинской спелеологической ассоциации. — Фактически охраняемые пещеры можно сосчитать по пальцам одной руки. Это пещеры, в которых проводятся экскурсии, а также пещера «Озерная», которая в коммерческих целях не эксплуатируется, но там планируется организовать научный стационар для изучения пещер в гипсах».

«Если пещера дикая — то от кого ее охранять? Поставили решетку на входе — и все. Для того, чтобы охранять пещеры, не нужны деньги, — считает Николай Стеценко, первый заместитель начальника Государственной службы заповедного фонда. — Есть закон, запрещающий наносить вред природе. За его невыполнение следует наказание. Есть глава сельсовета, облсовета, прокуратура, — пусть они обеспечат выполнение закона».

По словам спелеологов, установка решеток и дверей на хорошо видимых снаружи входах в пещеры эффекта не дает. Желающие попасть внутрь легко преодолевают такую преграду. В пяти километрах от известной пещеры «Млынки» в Тернопольской области расположена пещера «Угрын», которая меньше по размерам и потому вся охрана заключалась в том, что на входе поставили решетку. «За последние 7 лет пещеру просто «убили», — говорит Владимир Удовиченко. — Молодежь из соседнего села часто проводила пикники под землей. Закоптили стены, нанесли мусора, оставили надписи. И это типичная ситуация — многие неохраняемые пещеры постигает такая же участь».

Богатство подземелья

Тем не менее сохранить пещеры довольно просто — не даром те, которые эксплуатируются в качестве туристических объектов пребывают в прекрасном состоянии. Одной из них является пещера «Млынки», при которой спелеологи организовали предприятие, проводящее экскурсии по открытым частям пещеры. Этот бизнес прибыльный, часть зарабатываемых средств вкладывают в исследование труднодоступных частей пещеры.

Такая модель вполне могла бы быть использована и на других подобных объектах. Единственное «но»: открытие пещер для экскурсий требует серьезных капиталовложений, которые окупаются через несколько лет. «Некоторые пещеры могут быть экономически рентабельны при серьезных финансовых вложениях с ориентиром на долгие деньги, ведь оборудование пещер требует значительных средств, — говорит Александр Климчук. — Но сверхдохода они не приносят, а бизнесмены чаще ориентируются на быстрый возврат средств и прибыли при минимальных затратах».

В среднем оборудование одного метра пещеры обходится в $1 тыс. К тому же, если пещера расположена далеко от дорог, то придется дополнительно потратиться на строительство подъездных путей к ней. Кроме того, должны быть построены экскурсионные трассы, освещение, мониторинговые системы в пещере. И все же, по словам спелеологов, открытие пещер для экскурсионного посещения — весьма прибыльный бизнес. Предприятия, которые работают даже в частично оборудованных пещерах, процветают. Это западноукраинские пещеры «Млынки», «Атлантида» и «Хрустальная», а также более известные и чаще посещаемые пещеры «Красная», «Мраморная» и «Эмине-Баир-Хосар» в Крыму. Две последние за год посещают 50-70 тыс. человек, принося доход в 1-2,5 млн грн. в год.

«Расходов при эксплуатации пещер «Мраморная» и «Эмине-Баир-Хосар», где мы работаем, очень много, львиная доля дохода уходит на техническое содержание пещер, — говорит Александр Козлов, директор центра спелеотуризма «Оникс-тур». — Но от государства никаких средств на содержание пещер мы не получаем».

Как правило, туристические компании, работающие в этой сфере, зарабатывают не только на экскурсиях в пещеры. Они оказывают целый комплекс услуг — обеспечивают доставку к пещере, проводят экскурсии по близлежащим районам, городам. Кроме того, возле пещер для посетителей построены туристические приюты, бани и кафе на природе. Зимой работает горно-лыжная трасса, прокат снегоходов. Но главное — избежать негативного влияния туристического потока на состояние пещер. «Потому спелеологи негативно относятся к коммерческой эксплуатации пещер, кроме тех случаев, когда они сами этим занимаются», — говорит Владимир Удовиченко.

Разумная эксплуатация

Спелеологи говорят, что готовы сохранить пещерное богатство Украины, не прося у государства ни копейки: проведение экскурсий вполне покроет расходы на организацию туристических маршрутов и исследование объектов. Но вот защитить пещеры без помощи государства никак не получится, ведь провести туристов в пещеру может любой спелеолог. «У бизнеса собственные мотивы, принципиально иные — извлечение прибыли с наименьшими затратами, — объясняет Александр Климчук. — А четкой законодательной базы, обозначающей критерии выдачи лицензий на экскурсионную деятельность в пещерах и утверждающей необходимость контроля, нет».

Ныне, для того, чтобы начать проводить экскурсии в пещерах, достаточно получить лицензию на эксплуатацию недр. Такая простота, с одной стороны, открывает перед спелеологами возможности оборудовать для посещений другие пещеры. А с другой — нехватка средств у спелеологических клубов делает их аутсайдерами в борьбе с бизнесменами, цель которых — заработать на экскурсиях, но никак не сохранить пещеру. В августе этого года Крымская Государственная горная инспекция Госгорпромнадзора запретила эксплуатацию пещер «Трехглазка» и «Ялтинская», которые находятся на плато Ай-Петри, по причине грубого нарушения руководством Ялтинского горно-лесного заповедника законодательства в области использования недр. По данным Госгорпромнадзора, во время проверки выяснилось, что обе пещеры используют в качестве экскурсионных объектов, фактически не имея на это никаких прав. При этом только поступления от посещения пещеры «Трехглазка» шли в фонды горно-лесного заповедника — прибыль от экскурсий в пещеру «Ялтинская» шла частным лицам, организовавшим свой бизнес с разрешения администрации заповедника и без оформления документов. Этих частных лиц Госгорпромнадзору установить не удалось, а эксплуатацию «Ялтинской», как утверждают спелеологи, не прекратили до сих пор. Впрочем, для тех, кто ориентируется на получение быстрой прибыли в пещерном туризме, оформление разрешений лишь обуза. «Нас контролируют 17 различных организаций, — говорит Александр Козлов, — а все потому, что есть оформленные документы. А если их нет, то нет и контроля».

Природа оказалась щедра к Украине, наделив ее богатством, о котором во многих странах могут только мечтать. Но специфика пещер в том, что прежде чем организовывать в них экскурсии, данные объекты должны быть тщательно изучены. А нормативной базы, регулирующей способы эксплуатации пещер, до сих пор нет. Потому экскурсии в карстовые пещеры проводят, но государство об этом часто просто не знает, и, соответственно, не контролирует эксплуатацию пещер в природоохранном аспекте. Другое дело, что ввести контроль нетрудно (на это в Украине быстро находятся охотники), а вот сделать его компетентным и действенным, а не формальным — куда сложнее. Отсутствие законодательной базы для грамотной и бережной эксплуатации пещер может привести к тому, что в скором будущем многие пещеры утратят свою уникальность. То, что интерес к проведению экскурсий в пещерах в последнее время возрос, можно только приветствовать. Нужно лишь помнить, что сей интерес возрос не только среди туристов, но и бизнесменов.

КРЫМСКИХ ГОР ХОЗЯЙКА

Крымские горы — одни из самых древних на планете. По приблизительным оценкам, в Крыму насчитывается около 800 разведанных пещер, и их количество постоянно увеличивается. Лишь в 1960-1987 гг. на плато Чатырдаг в Крыму было открыто 135 карстовых пещер, из которых 22 крупных. В СССР Крымские горы занимали первое место по количеству обнаруженных и описанных пещер, и тут же находилась самая большая в СССР пещера — «Красная», длиной более 13 км. Сейчас в Крыму известны 43 пещеры, глубиной более 100 м. Хотя документы на природопользование оформлены лишь на три из них, де-факто все пещеры эксплуатируются в качестве экскурсионных объектов.

    Реклама на dsnews.ua