• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Без мелочей

Реклама на dsnews.ua

О том, что сны сбываются, во французском городке Коньяк уверен любой. Если бы не сон шевалье Жака де ла Круа, то о маленьком поселении на берегу реки Шаранта мало бы кто знал. Впрочем, история появления известного всему миру алкогольного напитка не обошлась без банальности: вернувшись из очередного похода, Жак де ла Круа застал в родовом замке жену с любовником и убил в порыве ярости обоих. После чего рыцаря стали мучить ночные кошмары — сам дьявол являлся во сне ревнивцу, обещая завладеть его душой. Для этого сатана угрожал дважды сварить тело шевалье в кипятке и извлечь его душу.

Жак де ла Круа счел сон вещим, и дважды перегнал вино, отсекая при этом у него «голову» и «хвост» — первые и последние части спирта. В результате и получилась «душа» вина, ныне именуемая коньячным спиртом. До сих пор в процессе дистилляции спирта винокуры отсекают «головы» и «хвосты» — не столько в дань истории, сколько ради получения продукта высокого качества, ведь в деле производства коньяков мелочей нет. И это главная причина того, что город Коньяк стал известен всему миру.

Все дело в нюансах

Как известно, название «коньяк» официально закреплено лишь за тем напитком, который делается в одноименном городе. Точнее, для его производства нужен виноград, выращенный в шести округах юго-западной Франции: Grande Champagne (Большая Шампань), Petite Champagne (Малая Шампань), Borderies (Бордери), Fins Bois (Тонкие Леса), Bons Bois (Хорошие Леса) и Bois Ordinaires (Обыкновенные Леса). Всего площадь, занятая виноградниками, составляет 75 тыс. га, но лишь малая часть урожая идет на приготовление напитка. Все дело в том, что перед посадкой виноградной лозы территорию будущего виноградника оставляют «отдыхать» в течение четырех лет, и еще столько же гроздья винограда сохраняют на лозе — собирают лишь пятый урожай, который и пойдет на приготовление коньяка.

Процесс брожения виноградного сока — не менее особый, он должен проистекать при температуре 22-23°C, что важно для правильной дистилляции будущего коньячного спирта. Двойная перегонка вина начинается лишь тогда, когда вино имеет крепость 8°, да и во времени дистилляция ограничена периодом с 1 ноября по 31 марта. Считается, что иначе вино может забродить по второму разу и будет испорчено.

Хранение полученного коньячного спирта является не менее сложным процессом. Напиток, именуемый французами eau-de-vie («живая вода»), крепостью в 70°, разливается в дубовые бочки, которые делаются только из деревьев, растущих в районе города Лимож. При этом под будущее сырье годятся только экземпляры 8-метровой высоты в возрасте 30-35 лет. Каждый коньячный дом бережно хранит традиции предков, не раскрывая тайны того, почему же с такой дотошностью соблюдаются, казалось бы, малозначимые нюансы. Но утвер-ждается, что без них коньяк не был бы коньяком. Впрочем, известность к городу могла и не прийти, не будь он столь удачно расположен — на берегу реки, впадающей в Атлантический океан возле крупного порта Ла-Рошель. Ведь более старый напиток — арманьяк — подобной славы не снискал. На что жители Коньяка возразят — это еще один нюанс, хотя и весьма важный.

Умение выбирать друзей

Реклама на dsnews.ua

Многие сомелье считают, что высшим достижением кельтской культуры является Irish Cream. Однако данное утверждение спорно, ведь без ирландца Ричарда Хеннесси мир не узнал бы и о коньяке. В декабре 1765 г. бывший капитан французской армии высадился на острове Рэ залечивать раны. Тогда о славном напитке, способном поднять на ноги мертвого, слышали лишь жители Коньяка и окрестных городов. Попробовав то, что ныне мы именуем коньяком, Ричард Хеннесси решил заняться алкогольным бизнесом.

В компаньоны ирландец взял своего соотечественника Джона Саула, и вместе они быстро вышли на британский рынок. Но к моменту, когда Ричард Хеннесси передал коньячный бизнес своему сыну Жаку, Джон Саул оставил совместное дело. Впрочем, 19-летний Жак с выбором нового партнера не прогадал и пригласил войти в дело ирландского купца Самуэля Тернеря. И тот предложил перевести часть складов в Гамбург, откуда проще было поставлять напиток в Соединенные Штаты. После победы в войне за независимость, достигнутой не без помощи Франции, покупка французских товаров стала для американцев политическим решением, и коньяк «Хеннесси» появился в тавернах городов США. Для торгового дома «Хеннесси» выход на американский рынок стал настоящей находкой, Жак Хеннесси даже рискнул купить конфискованную у владельцев землю в окрестностях Коньяка, где и заложил собственное производство напитка.

Продажи коньяка в Америке были настолько высоки, что в создание дополнительного производства Жак Хеннесси вложил басно-словную по тем временам сумму — ?150 тыс. После этого компания «Хеннесси» обогнала по объему экспорта всех более именитых на тот момент конкурентов, а само слово «коньяк» стало прочно ассоциироваться с торговым домом «Хеннесси». Все это позволило Жаку Хеннесси стать выгодной партией в родном городе: в 1795 г. его просьба руки и сердца Марты Мартель, дочери самого богатого купца города, была с радостью встречена ее отцом, чье реноме основателя известного коньячного дома было поколеблено успехом коньяка «Хеннесси».

Открытие миру

Став знаменитым в Старом и Новом Свете, коньяк продолжал открывать себя миру. И даже наполеоновские войны с обязательной блокадой Британии тому не помешали — Жак Хеннесси вовремя перевел торговые операции в бельгийские Остенде и Брюгге, которые сохраняли в англо-французской торговой войне нейтралитет. В 1859 г. коньяк завоевывает Индию и Китай, а вскоре появляется и в Австралии. Впрочем, традиционные рынки также были важны для экспорта коньяка, в 1832 г. «Хеннесси» бесплатно приобрел прекрасного «дилера» в Англии. Имя ему — эпидемия холеры: британские врачи в качестве лучшего средства дезинфекции рекомендовали пациентам французский коньяк. В результате «Хеннесси» буквально сметали из торговых лавок.

Став популярным как среди аристократии, так и мещан, алкогольный напиток остро нуждался в некой классификации, способной дать каждому сословию продукт его уровня. Идея маркировки коньяка с помощью звездочки пришла в голову Морису Хеннесси — четвертому владельцу коньячного дома из династии знаменитого ирландца. С 1865 г. именно с его подачи каждые два года выдержки коньяка начали маркировать одной звездочкой — более старые сорта сохраняли традиционные названия. В результате коньяки V.S.O.P. (Very Superior Old Pale) и X.O. (eXtra Old) появились на столах английского короля Георга IV и русского царя Александра I, а «Хеннесси» открыл в Лондоне и Санкт-Петербурге свои представительства.

И все же главной причиной успеха торгового дома стоит считать постоянный поиск новых рынков. Доселе коньяк считался консервативным напитком, и его появление в Африке или Японии казалось многим бессмысленным. Однако Морис Хеннесси рискнул. В результате внешние рынки помогли выстоять против беды, скосившей на корню почти все французское виноделие. В 1880-х гг. практически весь урожай был съеден филлоксерой — «Хеннесси» доставили из Техаса стойкие к вредителю саженцы, и вскоре кризис был преодолен.

Морису Хеннесси принадлежит еще два изобретения. Во-первых, он первым озаботился защитой своей продукции от подделки. И для этого не только зарегистрировал собственную торговую марку, но и начал продавать коньяк в бутылках. В 1865 г. это стало поистине революционным событием, ведь доселе напиток продавался исключительно в дубовых бочках, в которых и хранился. Сегодня наиболее старые сорта коньяка хранятся в стеклянных бутылях, помещенных в специальные ивовые корзины, которые предохраняют коньяк от губительного для него солнечного света.

Во-вторых, Морис Хеннесси первым стал использовать то, что ныне называется «имиджевая реклама» — он лично следил за тем, чтобы ни одно светское мероприятие с участием августейших лиц Европы не обходилось без бутылки «Хеннесси». А вскоре данный напиток превратился в обязательный атрибут меню модных клубов и круизных теплоходов.

В США во время сухого закона для преодоления запрета был придуман прекрасный маркетинговый ход: «Хеннесси» стали продавать в аптеках, исключительно для «использования в медицинских целях». В настоящее время в США настолько привыкли к коньяку «Хеннесси», что сочинили о нем более двух десятков песен. Большинство из них в стиле рэп, так как ныне коньяк стал напитком преимущественно афроамериканцев в США. Популярность виски среди белых американцев стала причиной того, что чернокожие жители США выбрали себе иной культовый напиток.

Семейный бизнес

Восьмой представитель коньячной династии — Морис-Ришар Хеннесси — сегодня работает… самим собой. Предыдущий глава компании Килиан Хеннесси в 1971 г. продал долю в семейном бизнесе дому Moet & Chandon, а 17 лет спустя объединенная компания вошла в состав холдинга Louis Vuitton. Теперь эта крупнейшая корпорация Европы владеет полусотней известных мировых брендов, ассоциирующихся со словами «роскошь» и «изящество». Но «Хеннесси» — один из немногих, кто сумел сохранить элитарность и лидерство на коньячном рынке.

Морис-Ришар Хеннесси, потомок основателя торгового дома, считает, что это связано с умением хранить традиции и одновременно улавливать новые тенденции в бизнесе. К слову, главным виноделом и хранителем погребов работает седьмой потомок Яна Филью, который занимал подобную должность в 1800 г. Ну, а Морис-Ришар Хеннесси почти ежедневно встречается с клиентами и колесит по всему миру. Хотя бизнес уже давно принадлежит не ему, потомки Ричарда Хеннесси еще долго будут оставаться лицом самого популярного в мире коньяка.

    Реклама на dsnews.ua