• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.2
Спецпроекты

ОСОБЫЙ ВЗГЛЯД

Реклама на dsnews.ua

ОБЪЕКТИВКА

КТО:

Федосеев Андрей Альбертович, родился 1 февраля 1964 г. в Рязани (Россия).

ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ:

В 1990 г. окончил Днепропетровский ин­женерно-строительный институт.

КАРЬ­Е­РА:

1986-1988 гг. — АТП Днепропетровского облкоммунуправления, инженер.

Реклама на dsnews.ua

1988-1989 гг. — Днепропетровский трубопрокатный завод им. Карла Либкнехта, рабочий мартеновского цеха.

1989-1990 гг. — Автобаза Минстроя УССР, водитель.

1990-1993 гг. — Днепропетровское АТП 1128, инженер.

1991-1997 гг. — студия звукозаписи «Мастер-Днепр», учредитель.

1997-2003 гг. — «Диамант» (металлотрейдер), учредитель.

С 2003 г. — «Трубокомплект» (металлотрейдер), учредитель.

С 2006 г. — «Украинская металлодистрибуция» (металлотрейдер), учредитель.

С 2005 г. — президент Украинской ассоциации металлоторговцев.

СЕМЯ:

Женат, воспитывает сына и дочь.

Вступление Украины в ВТО дало толчок к созданию новой организации, которая объединит владельцев отечественных меткомбинатов и независимых металлотрейдеров, — Стальной союз. Свое добро на реализацию этой идеи уже дали «Метинвест» (Ринат Ахметов), «ArcelorMittal Кривой Рог» (Лакшми Миттал) и УГМК (эксклюзивный трейдер ИСД Сергея Таруты). Заканчиваются переговоры с хозяевами «Запорожстали» (Александр Шифрин) и «Интерпайпа» (Виктор Пинчук). Главный идеолог нового объединения — Андрей Федосеев, глава Украинской ассоциации металлоторговцев и собственник компаний «Трубокомплект» и «Украинская металлодистрибуция». Он планирует, что именно Стальной союз в скором времени будет представлять интересы всего украинского рынка металла на переговорах о пошлинах и квотах в рамках ВТО.

В Стальном союзе планируется объединить интересы бизнесменов, которые между собой ладят, скажем так, далеко не всегда. Это не помешает реализации идеи?

— Этой идее на самом деле уже два года. Но, действительно, только сейчас, когда Украина вступает в ВТО, все участники рынка зашевелились. Стало понятно, что необходима консолидация. Иначе защитить свои интересы на внешних рынках будет невозможно.

Владельцы всех крупных компаний имеют надежные связи в правительстве и через него отстаивают свои интересы на внутреннем и внешнем рынках. Зачем тогда Стальной союз?

— Дело в том, что и в Евросоюзе, и в США интересы участников рынка представляют СРО — саморегулирующиеся организации. Правительство там практически не занимается регулированием отраслей. А поскольку теперь большинство переговоров в рамках ВТО нам будет необходимо вести именно с этими организациями, логично, чтобы и в Украине по­явилась СРО, представляющая интересы всех участников рынка. Сейчас у нас есть ассоциации, которые отдельно представляют участников разных сегментов рынка. Пришло время объединяться. Кстати, когда к нам на переговоры приезжают иностранные делегации, они в первую очередь обращаются в общественные организации. Им сложно понять, что регулирование рынка может осуществляться только через правительство. В ВТО так не принято.

Как к идее создания Стального союза отнеслись в Министерстве промполитики? Ведь, по сути, речь идет о том, чтобы отобрать у них лакомую долю полномочий.

— Думаю, у Министерства останется достаточно функций, чтобы не беспокоиться о том, что у них что-то отнимут. Естественно, мы будем согласовывать с ним все свои действия. Но вопросы развития рынка мы хотим решать самостоятельно.

Могли бы вы четче описать полномочия, которые предполагается предоставить Стальному союзу?

— На нынешнем этапе я бы не хотел детализировать. Союз будет иметь те полномочия, которые ему предоставят участники рынка. Но, очевидно, новая организация возьмет на себя ведение внешних переговоров от имени участников украинского рынка металла. Здесь же будут решаться и внутренние вопросы, касающиеся проблемных вопросов развития.

Потребуются ли изменения в законодательстве, чтобы закрепить переход полномочий от правительственных органов к Стальному союзу?

— Нет, законодательство как раз приветствует создание СРО. Тем более, это соответствует правилам, действующим в ВТО. Но я бы не хотел, чтобы создание Союза противопоставлялось деятельности правительства или отдельных министерств. Нам нужно работать сообща. Обязательно к этой работе мы привлечем и отраслевой комитет Верховной Рады.

Принято считать, что украинский рынок металла наиболее безболезненно переживет вступление Украины в ВТО. Это правда?

— Формально нам сейчас ничто не угрожает. Наша металлургия не столь затратна, как, скажем, немецкая. Это позволяет говорить о том, что вступление в ВТО выгодно для металлургов — открываются новые рынки. С другой стороны, никто нас просто так пускать на свои рынки не намерен. Показательно, что накануне вступления Украины в ВТО Европейский Союз утвердил Reach (громоздкая и затратная для производителей система регистрации химических веществ, под которую подпадает и вся металлопродукция. Без сертификата Reach поставки в ЕС будут запрещены с 1 де­каб­ря 2008 г. — прим. «ВД»). Это очень размытая инициатива, которая позволяет запретить ввоз в ЕС чего угодно. Наши интересы здесь абсолютно не защищены.

Насколько жестко, на ваш взгляд, должна себя вести Украина на переговорах о вступлении в ВТО России?

— Украина, прежде чем дать свое согласие, должна использовать ситуацию в своих интересах. Не помешало бы заручиться и под­держкой Москвы в ряде вопросов. Это наш стратегический партнер, и важно не испортить с ним отношения. Вряд ли стоит пытаться садиться на все стулья, спекулировать зависимостью России, как это делает в переговорах по ВТО Грузия. В требованиях грузин слишком много политики.

Какие интересы участников украинского рынка металла могло бы отстоять правительство на переговорах по вступлению России в ВТО?

— Думаю, благодаря ВТО можно сделать Россию более покладистой при заключении договоров о поставках газа.

Но такие требования могут вызвать неадекватную реакцию со стороны России. Как отражаются на торговле металлом периоды обострения в политических отношениях Киева и Москвы?

— Никак. Украинские трейдеры с успехом закупают металлопрокат на российских заводах, причем объемы проката, экспортируемого из России в Украину, растут стремительными темпами. Только за первый квартал этого года ввезено 471 тыс. т проката. Это более чем в два раза превышает показатели того же периода прошлого года. Были примеры, когда украинские металлургические предприятия сталкивались с определенными проблемами на российском рынке.

В частности, Россия поднимала вопрос о радиоактивности украинского металла. Дело дошло даже до заслушивания в Совете Федера­ции РФ, но в итоге в металле так ничего и не нашли, ни одного случая попадания радиоактивного металла в Россию не зафиксировано.

Если Россия, скажем так, обидится на Украину из-за ее требований по ВТО и реализует угрозу повысить цену газа до $300 за тысячу кубометров, станет ли это трагедией для производителей металла?

— Доля газа в себестоимости производства готового проката не превышает 7-9%. Поэтому цены на газ не являются для металлургов определяющими. Дорогой газ влияет на себестоимость, но ведь и металл дорожает. В 2008 г. подорожание энергоносителей и сырья увеличило себестоимость производства проката на 30%, но в то же время готовая продукция подорожала более чем на 50%. После несложных подсчетов становится понятно, что производители окупили свои затраты на сырье еще в марте текущего года. При этом ряд наших мет­предприятий активно модернизируют производство. Это позволяет уйти от использования природного газа.

Беседу вел Сергей Сыроватка

    Реклама на dsnews.ua