• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Торговые Одиссеи

Реклама на dsnews.ua

Древнейшие греки-эллины не были торговым народом и моряками. В языке этих полудиких скотоводов не было даже слова «море». Не были они и коренным населением страны, именуемой Грецией-Элладой. На исходе III тыс. до Р.Х. их первобытные племена, еще не имевшие письменности, кочевали со своими стадами где-то к северу от будущих местонахождений главнейших очагов антич-ной цивилизации: златообильных Микен, демократических Афин и милитаризованной Спарты. Лишь около 2000 г. до Р.Х. первые греческие мигранты — ахейцы с ионийцами, теснимые сильнейшими соседями, ринулись на просторы Балканского полуострова. В это же время на острове Крит родилась богатейшая и мощная держава, цари которой обитали в роскошных дворцах, а ее флот стал почти безраздельным гегемоном всего Средиземноморья. Много веков греческая цивилизация развивалась под критским влиянием, хотя позже ослабевшие критяне вынуждены были подчиниться усилившимся эллинам и поступиться большинством своих владений. Ну а доблестные греческие цари-басилеи эпохи Троянской войны, словно приняв эстафету критских владык, не считали для себя зазорным порой и поторговать, чем боги послали. И при случае выдать себя за критского же купца, как это сделал однажды прославленный хитрец Одиссей.

Царь-инкогнито

Говоря о возвращении своего героя на родину — остров Итаку, слепой певец Гомер представляет его превращенным богиней Афиной в старца. Неузнаваемый для окружающих Одиссей слышит от царского раба-свинопаса Эвмея о бесчинствах, происходящих у него дома, и сам рассказывает собеседнику вымышленную автобиографическую историю, своего рода авантюрный мини-роман об опасных приключениях и жестоких превратностях судьбы. Так, царь-инкогнито представляется «уроженцем широкоравнинного Крита», сыном богатого купца, рожденным от рабыни, получившим после батюшкиной смерти лишь «самый малый участок и дом небольшой для житья». Поправив свои дела женитьбой на богатой девушке и пресыщенный семейным благополучием, купеческий сын заскучал и решил отправиться поторговать в Египет: на людей посмотреть и себя показать. Подобрав компаньонов и снарядив девять кораблей, он велит зарезать много быков и баранов в жертву богам, а также для угощения товарищей устраивает пышный «отвальный» пир (на целую неделю!). Однако пять дней спустя, по прибытии в Египет, спутники Одиссея показывают себя вовсе не мирными торговцами, а отчаянными пиратами: они первым делом кидаются грабить местных жителей, зверски убивая мужчин, захватывая в плен их жен и детей для последующей продажи в рабство. Успех греческих бандитов был кратковременным, ибо египетское войско во главе с самим фараоном устроило разбойникам кровавую баню. Уцелевшие пираты сами попали в рабство, а их капитан был помилован, поскольку сумел доказать, что подельники действовали против его воли. Став царским гостем, герой прожил в Египте семь лет и «много богатства всякого собрал».

Судя по всему, его тамошний бизнес оказался удачным. По крайней мере, со-блазнившись выгодным предложением финикийского коллеги, критянин отправляется в Ливию в надежде выгодно сбыть некий товар. Увы, его новое путешествие вновь заканчивается трагически: бедняга-купец теряет все, став жертвой шторма и кораблекрушения. Найдя очередной приют, на это раз — у греческого царя, он устраивается на торговый корабль, отправляющийся за зерном в соседнее царство. И снова герой попадает в переделку на море — команда корабля ведет себя с ним по-пиратски: грабит, раздевает и обращает в рабство. К счастью, ему удается обмануть вероломных купцов-пиратов и бежать во владения Одиссея, которого дома считают то ли погибшим, то ли пропавшим без вести.

В рассказе замаскированного царя Итаки о критском купце, становящемся пиратским капитаном и оказывающимся, в свою очередь, жертвой других торговцев-разбойников, большинство конкретных деталей типичны и точны. Ведь, начиная с древнейших времен и вплоть до образования и расцвета великой державы на Крите, средиземноморская торговля и пиратство были неразделимы.

Наследие «джентльменов удачи»

Купеческо-пиратские дружины, аналогичные команде многострадального героя рассказа Одиссея, составлялись из молодежи. Их возглавляли так называемые могущественные люди, физически сильные и наиболее активные представители как влиятельных, так и ослабевших родов. Согласно данным древнегреческого историка Фукидида, «нападая на неукрепленные города, состоящие из отдельных селений, они грабили их и большей частью вот так добывали себе средства к жизни. Тогда занятие это не считалось еще постыдным, скорее, приносило даже некоторую славу».

Реклама на dsnews.ua

Около 2000 г. до Р.Х. в крупнейших городах-государствах Крита, таких как Кносс и Фест, появляются первые царские дворцы-крепости, в которых сосредоточиваются богатства преемников былых пиратских капитанов. В этот период критяне активно торгуют с Египтом, Палестиной и балканским побережьем, недавно заселенным греками. Около ХVIII в. до Р.Х. на Крите происходит загадочная катастрофа, в результате которой разрушается древнейший Кносский дворец. Не исключено, что причиной ее было землетрясение, с которым нередко связывают и гибель легендарной Атлантиды. Однако в следующем столетии критская цивилизация возрождается, а на месте старых дворцов возникают еще более грандиозные палаты.

Апогей могущества критских царей попадает на XVI-XV вв. до Р.Х. В греческом сознании этот период отождествляется со временем правления мифического царя Миноса, который, согласно Фукидиду, «раньше всех… приобрел себе флот, овладел большей частью моря, … достиг господства над Кикладскими островами и первый заселил большую часть их колониями, причем изгнал карийцев и посадил правителями собственных сыновей. Очевидно также, что Минос старался, насколько мог, уничтожить на море пиратство, чтобы тем вернее получать доходы».

В истории средиземноморского мореходства и торговли подлинный переворот произвело изобретение критянами большой лодки-барки с поднятым носом и низкими бортами, очень удобной для транспортировки различных грузов. Объектами критской торговли служили предметы роскоши (слоновая кость, благовония), металлы, ремесленные изделия и, вероятно, рабы. В Египте критяне закупали сушеные овощи, различные масла, изделия из цветного стекла и фаянса. В стране фараонов они пользовались особыми привилегиями, так как египетские владыки нередко нанимали крит-ских моряков для перевозки из Ливана стройматериалов, прежде всего стволов знаменитого кедра. С Кипра вывозилась медь, обмениваемая на ремесленные изделия. Критские торговцы прочно освоили и малоазийский восток Средиземноморья (Троя с ее окрестностями, а также Хеттское царство), и западные земли (Сицилия, Италия, Испания). Первоначальной меновой единицей для расчетов служил скот. При Миносе начали использоваться стандартные весовые слитки меди, а также серебряные и золотые пластинки.

За кулисами Троянской войны

С упадком Критской державы гегемонию в средиземноморской торговле захватили греки. Фукидид повествует о том, что царь Агамемнон владел огромным богатством и имел флот, превосходивший морские силы всех прочих греков. Его столицу — Микены — по праву называли златообильной. Наглядными свидетельствами могущества, славы и влияния Агамемнона служат открытые археологами руины царского дворца, в котором главный тронный зал имел площадь 120 кв. м, а также масса находок изделий из драгоценных металлов. Где-то в конце ХII в. до Р.Х. микенский царь организовал генеральный поход на малоазийский город Трою (Илион).

Троя, как и Микены, пользовалась славой «богатого золотом и бронзой города» и всегда привлекала к себе хищные взоры потенциальных завоевателей. Под ее стенами ежегодно собирались купцы со всего Средиземноморья. Безусловно, поход ахейцев под Трою диктовался их торговыми интересами. Очевидной целью похода было устранение сильного конкурента. Но по-скольку силы греческой коалиции и троянцев с их союзниками оказались примерно равными, то война затянулась на 10 лет.

Живописуя события последнего года войны, гомеровская «Илиада» сообщает и некоторые любопытнейшие экономические подробности из практики снабжения греческой армии одним из союзных царей. С окончанием очередного, не слишком удачного дня осады вражеского города ахейцы «заклали быков и за трапезу сели в палатках». Лишь только начался ужин, к берегу пристал целый флот с о. Лемнос, ведомый тамошним басилеем Евнеем, сыном славного вождя легендарных аргонавтов Ясона. Последовавшая торговая операция лемносского царя началась классической рекламной акцией. Своим августейшим собратьям, «Агамемнону и Менелаю, // Чистого тысячу мер подарил он вина дорогого». Ну а потом «остальное вино пышнокудрые дети ахейцев // Все покупали, платя кто железом, кто яркою медью, // Кто же бычачьими шкурами, кто и самими быками // Или рабами-людьми».

Как видим, и в эпоху Троянской войны деньгами служил скот, в особенности быки. Наряду с ними в качестве меновых единиц употреблялись определенного веса куски бронзы, железа, а также металлические изделия (топоры, треножники) и золотые слитки-таланты, заимствованные из торговой практики ближневосточных народов (см. «Финансовые операции на заре цивилизации», «ВД №50, 2006 г.).

Эллинские аристократы поры Троянской войны пользовалась услугами как греческих, так и зарубежных купцов. Как свидетельствуют «Одиссея» и другие источники, большую роль в тогдашней средиземноморской торговле играли семиты-финикийцы, являвшиеся активными экономическими посредниками между древним Востоком и Западом. А после того как Микены и другие центры ахейской цивилизации, ослабленные Троянской войной, были завоеваны, финикийцы практически обрели торговую монополию в Средиземноморье.

Одной из главных статей их бизнеса была работорговля. Финикийцы практиковали скупку военнопленных или же захватывали людей, по преимуществу женщин, всякими хитростями и обманом. Об одном характерном случае сообщает античный историк Геродот: однажды, по прибытии в греческую область Аргос с египетскими и ассирийскими товарами, финикийцы занялись, казалось бы, обычной распродажей. «На пятый или шестой день после их приезда, когда все почти было продано, пришла на морской берег в числе других женщин дочь тамошнего царя Инаха, по имени Ио. Расположившись у кормы, женщины покупали наиболее понравившиеся им товары. Между тем финикийцы, заранее сговорившись, бросились на женщин. Большая часть их спаслась бегством, но Ио и несколько других были захвачены финикийцами. Посадив женщин на корабль, они отплыли к Египту». Стоимость тогдашнего живого товара определялась в зависимости от его «качества»: от 8 до 20 быков.

Ну а старик Гомер, продолжая познавательный рассказ о беседе законспирированного Одиссея со своим пастухом Эвмеем, поведал устами свинопаса еще одну историю о греко-финикийской торговле. Некогда на родину Эвмея — о. Сиру — прибыли «хитрые гости морей, финикийские люди, // Множество привезли украшений в своем чернобоком // Корабле и год целый на острове нашем прилежно // В свой крутобокий корабль грузили съестные припасы». Один из купцов встречает здесь рабыню-соотечественницу, служанку местного царя, некогда похищенную из Финикии греческими работорговцами, и заводит с ней роман, предлагая бежать на родину. Надеясь на скорое освобождение и домашнее счастье с миленочком, девушка обещает любовнику прихватить при бегстве хозяйское золотишко и сыночка своего господина, которого можно будет выгодно продать в чужедальней земле.

Хитроумный план удался. И хотя справедливые боги покарали воровку смертью, но похищенный мальчик все-таки остался в плену. Разбойник-финикиец продал беднягу на Итаке местному царю Лаэрту — отцу Одиссея. Так бывший царский сын Эвмей оказался рабом на чужбине и много лет спустя долго беседовал со своим господином, не признав под личиной бедного старца славного ветерана Троянской войны, знаменитого героя-мореплавателя, чье имя унаследовали все будущие морские и сухопутные странники.

    Реклама на dsnews.ua