• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Обыкновенный лоббизм

Реклама на dsnews.ua

Чрезвычайно жаркий июль внес паузу в подготовку к парламентской избирательной кампании. Но в августе партийные кассы с новой силой начали прием средств от граждан, ищущих места в парламенте. Причем желающих обзавестись мандатом или своим депутатом настолько много, что весенние прогнозы спикера ВР Владимира Литвина о том, что место будет стоить $5 млн, уже кажутся заниженными. По данным политтехнолога Тараса Березовца (Martin group), на рынок уже вброшены большие деньги, причем около трети капиталов имеют российское происхождение. Поэтому осенью место в списке будет стоить $10-12 млн. По другим данным, активное формирование списков идет именно сейчас. И в сентябре общественности будут представлены предварительные списки, которые могут уточняться при предъявлении убедительных аргументов.

В свою очередь, глава Комитета избирателей Украины Игорь Попов утверждает, что проходное место можно приобрести за $2-14 млн. В провластных партиях дороже: с одной стороны, больше гарантий попадания в ВР, с другой, желающих слишком много. По сведениям г-на Попова, недавно один киевский чиновник приобрел себе и сыну два места в списке партии «Народный Союз Наша Украина» за $14 млн. Такова цена вопроса для людей, рвущихся в парламент, открывающий перед народными избранниками нерядовые возможности в плане личного обогащения и общественной пользы.

Сыр-бор

Депутатская неприкосновенность, конечно же, привлекательна, равно как и материальные блага, положенные по депутатскому статусу. Если не принимать во внимание различные льготы типа «покупка билета на автобус без очереди» и пресловутых автономеров, наиболее очевидным бонусом выглядит жилье в Киеве. По данным экс-депутата вице-премьера Николая Томенко, около 300 депутатов призыва 2002 г. приобрели квартиры за счет госбюджета. В среднем на каждого выделялось по $100 тыс. Но даже решение квартирного вопроса выглядит мелочью в сравнении с доходами от основного вида неофициальной деятельности народных избранников — лоббизмом.

По данным того же Николая Томенко, за несколько месяцев этого года «оранжевый парламент» принял законов, которые стоили госбюджету около 20 млрд грн. Здесь и отраслевые льготы, и приватизация, и распределение бюджетных потоков по избирательным округам. В принципе, вещь довольно понятная — бюджетный пирог для того и создан, чтобы его делить. Другое дело, как это делается в украинском парламенте и его зарубежных аналогах. То бишь, речь идет о цивилизованности и законности.

Лоббизм по-украински

История легализации лоббизма в Украине уходит корнями в 1992 г. Тогда группа депутатов во главе с В. Суминым начала разрабатывать соответствующий законопроект, но до логичного завершения так и не дошла. Следующая попытка относится к 1999 г., когда в парламент были поданы законопроекты депутатов Игоря Шарова «О лоббизме в Украине» и Юрия Сахно «О правовом статусе групп, объединенных общественными интересами (лоббистских групп) в ВР Украины». Верховная Рада не стала рассматривать эти законопроекты, и они были сняты с повестки дня. История легализации лоббизма в Украине завершается еще одним незарегистрированным законопроектом депутата первого созыва Анатолия Ткачука «О регулировании лоббистской деятельности в органах государственной власти».
Почему же депутаты не захотели выводить на свет процессы, которые при их теневом положении являются ярким образцом коррупции? Оказывается, благие намерения разбились о банальный монополизм. Депутаты в массе своей не захотели отдавать в чужие руки доходы от лоббистской деятельности. Вышеупомянутыми законопроектами предполагалось, что депутаты становятся объектами лоббизма. А лоббировать (читай «получать доход за лоббизм») должны были бы некие «сертифицированные» физлица и организации, как это делается в других странах (об этом ниже). Таким образом, существовавшие теневые схемы «расширились и углубились» до нынешнего состояния.
Информированные источники рассказывают о нравах, бытующих в ВР, следующее. Доходными статьями считаются депутатские запросы, создание специальных депутатских комиссий по расследованию чего-либо или защите кого-либо. Вершиной депутатской деятельности во всех смыслах считается принятый закон. Поэтому говорят, что ни один законопроект, которым предлагается государственное дотирование или отраслевые льготы под соусом «допомоги вiтчизняному товаровиробнику» не проходит через парламент даром.

Реклама на dsnews.ua

Четкой шкалы не существует, но граждане, заинтересованные в продвижении того или иного закона, должны быть готовы расстаться с суммой, составляющей несколько процентов от предполагаемой выгоды. История отечественной демократии хранит поражающие воображение два дня 2004 г., когда с разницей в сутки принимались очень важные и актуальные законы, обошедшиеся их инициаторам в десятки миллионов безусловных единиц. 8 апреля эсдэки продавливали политреформу, а на следующий день «регионалы» протолкнули закон о приватизации «Укррудпрома». Очевидцы тех событий утверждают, что 8 апреля многим депутатам поступили предложения неслыханной щедрости: «решить любой вопрос безотносительно цены». А 9 апреля звучали суммы в несколько сотен тысяч долларов. Впрочем, когда речь заходит о менее значимых решениях ВР, то суммы становятся меньше, а методы продвижения законопроектов — проще.

Более-менее стандартная формула действий парламентария-лоббиста такова. Для принятия закона нужны 226 голосов. Первоначально лоббист прикидывает, в какие фракции он может обратиться, чтобы не нарваться на гарантированный отказ. Далее идет контакт с лидерами или уполномоченными представителями этих фракций, имеющими влияние на «рядовых» депутатов. На этом этапе договариваются о сокровенном — цене вопроса. Она может выражаться как в денежном эквиваленте, так и в обмене услугами («мы голосуем ваш, вы — наш»). Далее руководство фракций доводит до сведения подопечных принятое решение. На заседаниях фракций, которые обычно проходят утром в дни, отведенные в ВР для голосования, депутатов оповещают о том, какие кнопки они должны нажимать при голосовании за тот или иной законопроект. При этом распределяется «сумма аргументов». Если такая предварительная работа лоббистами не проводится, то рассчитывать на положительный результат сложно. Это засвидетельствовали недавние события вокруг принятия законов по ВТО. Например, социалисты в день голосования утверждали, что представители Кабмина так и не удосужились посетить заседание их фракции для разъяснения позиций. Отсюда и последовала их колеблющаяся позиция в отношении правительственных инициатив, связанных с экспортом подсолнечника, соблюдением авторских прав при тиражировании компакт-дисков и т.п.

Также нельзя бросать закон, который проголосован в ВР и нуждается в подписи Президента. Лучше умаслить сотрудников Секретариата Президента, которые подают закон на подпись, чтобы закон не пылился месяцами в ожидании президентского внимания или во избежание президентского вето.

Как в Украине становятся лоббистом

Меркантильные граждане идут в ВР, движимые такими мотивами:
1. Выполнение задач их патрона. В качестве примера можно привести донецкий отряд, стоящий на страже интересов Донбасса вообще и Рената Ахметова в частности.

2. Продвижение собственного бизнеса. Например, внефракционный депутат Игорь Челомбитько в этом году отметился законом о государственном дотировании производителей детского питания. Как говорят, не в последнюю очередь благодаря своей близости к фабрике «Салюс», производящей как раз детское питание. Или нынешний губернатор Одесской области социалист Василий Цушко, который в бытность депутатом прославился опекой винной отрасли из-за виноградников под Одессой, к которым якобы имеет непосредственное отношение. Нашеукраинец Александр Морозов, который до прихода в ВР возглавлял наблюдательный совет компании «Европейский страховой альянс», вместе с депутатами Виталием Хомутынником («Регионы Украины») и банкиром Сергеем Буряком (Партия промышленников и предпринимателей) дали жизнь закону об обязательном страховании владельцев автомобилей — знаменитой «автогражданке».

3. Заработки в стенах парламента. Слава одного из наиболее удачливых переговорщиков до сих пор сопровождает Сергея Терехина. Мол, в бытность депутатом от партии «Реформы и порядок» он находил точки соприкосновения с любыми фракциями по любым вопросам, которыми занимался.
Подобное деление весьма условно, так как в Верховной Раде все занимаются всем и перебирать способами заработков не приходится. В отличие от их западных коллег.

Лоббизм made in

Родиной лоббизма в его нынешнем виде считается США, хотя корни его прячутся в Англии. Lobby — вестибюль, прихожая, кулуары (англ.). В XVII веке так начали называть помещение для прогулок в палате общин в Англии. Но политический оттенок это понятие приобрело только два века спустя в Америке.

В нынешние времена в США под лоббизмом понимают «попытки организаций или отдельных граждан влиять не только на принятие, отклонение или изменение законов в парламенте, но также попытки влиять на административные решения правительства, опираясь на поддержку не только избранных депутатов, но и разных политических партий, государственных и негосударственных учреждений и общественности» (определение из «The Blackwell Encyclopaedia of Political Science», 1991 г.). Другими словами, лоббисты — это посредники между людьми или организациями, заинтересованными в принятии неких решений, и представителями власти с другой стороны. От первых они получают деньги в качестве оплаты своих услуг. Вторых они убеждают в тех или иных решениях. Для склонения сенатора или конгрессмена лоббисты опираются на деньги (они имеют право спонсировать избирательные кампании кандидатов) и общественное мнение (например, можно убедить конгрессмена в принятии решения о запрете личного оружия в силу того, что большинство избирателей его округа — отъявленные пацифисты, а значит, поддержат его кандидатуру на следующих выборах).

Профессиональными «толкачами» в Америке считаются те, кто тратит на такую деятельность не менее 20% личного времени. В 2000 г. лоббистской деятельностью занимались 129 бывших конгрессменов — в большинстве своем они представляли интересы крупных корпораций. Согласно закону экс-конгрессмен может заниматься лоббизмом через год после того, как перестал заниматься законодательной деятельностью. Для регулирования деятельности лоббистов в США принят ряд законов, последний из которых в 1995 г. окончательно легализовал эту профессию. За нарушение этих законов светит штраф до $50 тыс.

По некоторым данным, В 2000 г. в США на оплату деятельности лоббистов было потрачено почти $1,6 млрд. Еще $1,1 млрд было затрачено на выборы в Конгресс, состоявшиеся в том же году. Данные по числу лоббистов в США расходятся. По одним данным только в Сенате и Конгрессе США в 1999 г. действовали 12 133 лоббиста. Примерно 3 тыс. из них действовали в сфере налогообложения, 2 700 — занимались бюджетными вопросами, 2 400 — пытались влиять на сферу здравоохранения, чуть более 2 тыс. специализировались на торговле, 1 890 — занимались вопросами сохранения окружающей среды. Для сравнения: отстаиванием интересов коренных народов Америки — 305, международными отношениями — 605, вопросами иммиграции — 499. Любопытно, что отстаиванием прав безработных в Конгрессе и Сенате США занимались 16 лоббистов (их услуги оплачивали 10 общественных организаций), а защитой прав животных — 134 (58 организаций). В 1999 г. крупнейшие лоббистские бюджеты были у фармацевтических компаний ($90,6 млн), страховых компаний ($85,6 млн), производителей электроэнергии ($70,8 млн), нефтегазовых компаний ($60,5 млн) и телефонных компаний ($56,3 млн).

Американцы не одиноки в своем стремлении упорядочить неофициальные связи, имеющие тесное родство с коррупцией. Законодательным образом определена деятельность лоббистов в Германии, Канаде. Известно, что попытки принятия необходимых законопроектов были недавно в России, Казахстане и Польше. Впрочем, лоббистская деятельность настолько гибка, что попытки ее контроля не могут полностью исключить коррупцию, когда лоббирование заключается в банальном подкупе депутатов.

МНЕНИЕ

 «ВД» обратилась к известным депутатам c одинаковыми вопросами:
1. Весной Владимир Литвин заявил, что по его данным место в проходном списке будет стоить $5 млн. Вы согласны с такой оценкой?
2. Бизнес-структуры будут поддерживать фаворитов выборов или маленькие партии в надежде, что они преодолеют барьер?
3. Удалось ли бизнес-структурам, спонсировавшим выборы в 2002 г., отработать свои деньги?

СТЕПАН ГАВРИШ
Группа «Демократические инициативы»
1. Я считаю, что принятая модель выборов, при которой во главе партийных списков стоит пятерка нанятых «артистов», приведет к глубочайшей коррупции. Цена проходного места будет определяться на политической бирже, которой будут руководить лидеры списков. Сейчас, по слухам, это $2-5 млн. К осени, думаю, истерика и ажиотаж вокруг поиска защиты от реприватизации, национализации, силовых структур могут спровоцировать рост цен. Но самое страшное то, что эти списки могут привести к формированию парламента по модели «бизнес — власть». Раньше мы критиковали Кучму за то, что он во время своего правления не сумел разъединить бизнес и власть, в парламенте были созданы не партии, а бизнес-холдинги. Сегодня мы имеем крупные бизнес-корпорации. Спонсированием партий будут заниматься не отраслевые группы, а «летучие украинские голландцы», которые держат свои капиталы в офшорах. Мое предложение — сохранить пропорциональную систему, но с открытыми списками, где избиратели расставляют кандидатов по рейтингу.
2. Я думаю, что бизнес-структуры будут вкладывать средства в те корзинки, которые им положат ночью на окно.
3. Сумели вернуть деньги с колоссальной добавочной стоимостью. А после вступления в силу изменений в Конституцию именно парламент будет основным лоббистом в исполнительной власти. Поэтому есть колоссальная опасность, что приход бизнеса в парламент может повлечь за собой новое перераспределение собственности путем принятия законов.

ПЕТР СИМОНЕНКО
Фракция Коммунистической партии Украины
1. Я не могу такого утверждать, поскольку это не имеет никакого отношения к нашей партии. Но судя по тем взяткам, которые здесь платят друг другу олигархи, расплачиваясь за голосования по тому или иному вопросу, я не исключаю, что они готовы заплатить и такие суммы, чтобы получить неприкосновенность и возможность доступа к сферам влияния на правительство.
2. Если оценивать ситуацию здраво, без негатива, то те, кто хотел бы создать стабильные политические условия в Украине, должны думать о поддержке тех политических сил, которые действительно заботятся о государственных интересах и интересах граждан. И становится очевидным, что, кроме поддержки левой идеи, у представителей бизнеса вариантов нет.
3. Не могу этого утверждать, могу сказать лишь, что в парламенте рассматривалось слишком много вопросов, которые были предметом спекуляций. Вот, например, принятие закона о ввозе сахара-сырца. Если речь идет о 400 тыс. т, то они «заколотят» как минимум $40 млн.

РАИСА БОГАТЫРЕВА
Фракция «Регионы Украины»
1. Наша партия этим не занимается, и у меня нет оснований говорить о том, что списки Партии Регионов будут составляться по такому принципу.
2. Для бизнеса характерно отношение к политическим проектам именно, как к бизнесу. Поэтому каждый сделает свои ставки в расчете на выигрыш. То, каким образом распределятся симпатии электората к началу избирательной кампании, и будет сигналом для бизнесменов, которые хотят поучаствовать в политических проектах.
3. У меня нет опыта общения с бизнес-структурами, поэтому я не могу оценить их прибыли.

ЛОББИСТЫ-ЧЕМПИОНЫ
Депутаты, с 2002 г. выдавшие «на гора» наибольшее количество законопроектов в определенных отраслях народного хозяйства.

267 законопроектов
Сергей Буряк («Промышленники и предприниматели Украины») — глава комитета по вопросам финансов и банковской деятельности.
Работает в этом комитете с 1998 г., через его руки проходят фактически все решения по банковской отрасли. В прошлом году он провел через ВР ряд «антиотмывочных» законов, в этом году Брокбизнесбанк (в котором нардепу и его брату принадлежит контрольный пакет акций) был обвинен Генпрокуратурой в отмывании денег.

243 законопроекта
Станислав Гуренко (КПУ) — глава комитета по экономической политике, управлению народным хозяйством, собственности и инвестициям.
Абсолютное большинство законопроектов за подписью последнего первого секретаря Компартии УССР касаются вопросов приватизации, в том числе «Криворожстали» и «Укррудпрома». В числе соавторов наиболее часто фигурирует Владимир Демехин.

231 законопроект
Владимир Демехин («Единая Украина») — заместитель главы комитета по экономической политике, управлению народным хозяйством, собственности и инвестициям.
Спектр его интересов широк, но существенная часть законопроектов касается вопросов лицензирования хозяйственной деятельности и приватизации.

219 законопроектов
Владимир Мойсик (УНП) — глава комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности.
В июле избран судьей Верховного суда, в связи с чем расширились его возможности по влиянию на судебную ветвь власти.

195 законопроектов
Иван Томич («Наша Украина») — глава комитета по аграрной политике и земельным отношениям. Мимо него не проходит практически ни одно решение по выделению средств аграрному сектору, земельным вопросам и экспортно-импортной политике в АПК.

    Реклама на dsnews.ua