• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

АЛЕКСЕЙ КУЧЕРЕНКО

Реклама на dsnews.ua

Передав в середине 1990-х местным властям право устанавливать тарифы на коммунальные услуги, украинская власть фактически лишила государство в лице Жилкоммунхоза реальных рычагов управления отраслью. Как показал опыт, ни к чему хорошему это не привело. За последние 10 лет, пребывая в коммунальной собственности, предприятия ЖКХ фактически полностью исчерпали свой ресурс, а социально направленная тарифная политика сделала эту отрасль, за редким исключением, непривлекательной для частного капитала. Хотя сегодня понятно всем, что без инвестиций дальнейшее существование ЖКХ поставлено под угрозу. Своими предложениями, как привлечь в ЖКХ инвесторов, с «ВД» поделился нынешний руководитель Жилкоммунхоза Алексей Кучеренко.

Принятая больше года назад государственная программа реформирования ЖКХ, по замыслу ее авторов, должна была стимулировать приток частного капитала в эту отрасль. Но реально предприниматели пока что не спешат вкладывать деньги в ЖКХ. Что, по-вашему, мешает им инвестировать в сферу коммунальных услуг?

— Я бы не стал говорить, что частный бизнес не вкладывает деньги в ЖКХ. Другое дело, что этого не происходит системно. Принятая год назад программа реформирования ЖКХ предусматривала, в частности, финансовое оздоровление за счет бюджета коммунальных предприятий, что, соответственно, повышало их инвестиционную привлекательность. Но реально программа носила декларативный характер, и отрасль не получила запланированных денег. Хотя даже при нынешнем состоянии коммунальных предприятий они остаются интересными для инвестирования. Например, компания «Инфокс» посчитала Одесский водоканал перспективным и взяла его в аренду.

В прессе было довольно много скандалов вокруг передачи Одесского водоканала в аренду. В частности, городским властям ставилась в вину скрытая приватизация этого объекта. Как вы оцениваете этот эксперимент?

— Лично я оцениваю этот эксперимент неоднозначно. С одной стороны, аренда коммерческой структурой водоканала на 49 лет — это действительно потенциальная возможность скрытой приватизации. По такой схеме приватизировались многие государственные предприятия. С другой стороны, есть факт улучшения платежной дисциплины со стороны потребителей воды. Новые владельцы провели со всеми дебиторами очень жесткие переговоры, после чего сразу все начали платить за воду. Начиная от рынка «7 километр» и заканчивая прочими «крутыми» одесскими парнями, которые считали, что платить коммунальному водоканалу нет необходимости.

Жесткие переговоры — это как?

— Просто перекрыли воду. И такой подход можно только приветствовать. Сегодня в Одессе круглосуточно есть горячая вода. Но если говорить о серьезной инвестиционной программе, то у нас, к сожалению, нет точной информации о том, сколько «Инфокс» вложил собственных средств в водоканал. Не знаю, может быть, местная власть в курсе. Но я допускаю, что если инвестиции и были, то, скорее всего, за счет средств, полученных от деятельности водоканала.

Так все-таки, вы за или против приватизации таких предприятий, как городские водоканалы?

— К этому вопросу необходимо подходить очень избирательно. Водоканал — очень серьезная структура, естественная монополия. Здесь должны действовать другие принципы приватизации или привлечения частных инвестиций. Поэтому нам необходимо законодательно урегулировать вопрос ужесточения условий передачи в концессию этих предприятий, выписав их особенности.

А принцип простой передачи в долгосрочную аренду здесь не годится. Что касается других сфер жилищно-коммунального хозяйства — содержания жилья, уборки территории, вывоза мусора, утилизации отходов, озеленения, — здесь законодательно созданы все условия для демонополизации отрасли. На сегодняшний день уже есть необходимая нормативная база, позволяющая частным предпринимателям работать на этом рынке. И в Украине есть ряд городов, в которых около 50% услуг предоставляются не муниципальными ЖЭКАми, а частными компаниями. К примеру, Сумы.

Реклама на dsnews.ua

Вы говорите о частных ЖЭКах?

— Не совсем. Я имею в виду специализированные компании, которые, помимо своей основной деятельности, оказывают и коммунальные услуги.

Насколько эти компании рентабельны? Ведь все ЖЭКи жалуются, что они убыточны.

— Убыточность ЖЭКов — отдельная тема. Мы должны четко понять, что есть огромная когорта чиновников, которым это выгодно. Речь идет о местных органах власти, которые сегодня всячески сопротивляются демонополизации отрасли. Ведь посмотрите, все ЖЭКи находятся в управлении у местных органов власти, соответственно, местная власть назначает руководителей ЖЭКов, курирует закупки материалов и оборудования. Это же колоссальные деньги. Как известно, в Украине стало нормой зарабатывать именно на убыточных предприятиях. Знаете, как по Жванецкому — воруют с убытков, а не с прибыли. Получается, что, вроде бы, ЖЭКи в долгах как в шелках перед водоканалами и теплосетями, те, в свою очередь, должны десятки миллионов энергетикам, а посмотришь, менеджеры с дорогими мобильными телефонами, на приличных машинах. И всем понятно, на чем зарабатывают эти руководители.

И на чем же, если не секрет?

— Как правило, на закупках материалов по ценам выше рыночных с дальнейшей компенсацией разницы в пользу своего кармана.

Но ведь ЖЭКи в Украине действительно работают себе в убыток. Практически все владельцы частных ЖЭКов говорят, что тарифы на квартплату не окупают затраты, и фирме экономически невыгодно сосредотачиваться лишь на специализации предоставления коммунальных услуг. Как быть в этом случае?

— Здесь я с вами полностью согласен. Ну не пойдут предприниматели в частные ЖЭКи работать, если тарифы на содержание жилья не покрывают себестоимость работ.

Хорошо, почему тогда на протяжении последних трех лет все руководители Жилкоммунхоза сетуют на низкие тарифы, но никто ничего не делает для того, чтобы их повысить?

— Каким образом? Я еще раз повторю: тариф на оплату коммунальных услуг в каждом конкретном городе устанавливают органы местного самоуправления. А скажите, какой мэр пойдет на столь непопулярный шаг? Да еще в год выборов. Лучше он заберет деньги из другой расходной статьи бюджета города и перекинет на ЖКХ. Или того лучше — будет просить в Киеве на очередную ликвидацию аварии.
Я бы хотел еще раз акцентировать внимание наших жителей, что вопросы тарифов находятся в полной компетенции местных советов, а задачей Комитета является методическое обеспечение, т.е. разработка Порядков формирования тарифов.

Получается замкнутый круг: с одной стороны, частный бизнес не идет в ЖКХ из-за низких тарифов, с другой, местная власть тарифы не поднимает….

— Решить эту проблему не так просто. К сожалению, мы совершили целый ряд системных ошибок в отрасли. Начиная от бесплатной приватизации жилья. Раздав бесплатно жилье, мы породили категорию нищих собственников. К примеру, в Киеве многие владеют имуществом в сотни тысяч гривен, но не могут потратить 300 гривен на то, чтобы это имущество содержать. Нигде в мире так не бывает. А в Киеве жители Печерска в очередь выстраиваются за субсидиями на оплату коммунальных услуг.

Ваше видение решения проблем с тарифами?

— Я убежден, что если покопаться в составляющей себестоимости затрат на обслуживание жилья, можно найти ресурс для их снижения. Хотя все равно действующие тарифы в большинстве регионов не покрывают затрат. Кстати, в некоторых областях тарифы покрывают затраты. К примеру, власти Луцка каждый год понемногу повышали тарифы, и сейчас они вышли на самоокупаемость. А есть другой пример — Крым, где сегодня средние тарифы «отбивают» затраты по воде — на 25%, по теплу — на 40%, и правительству в регионе необходимо срочно принимать кардинальные меры, иначе вся система ЖКХ на полуострове уже в ближайший год просто развалится. И мы из Киева никак не можем повлиять на этот процесс.

Насколько мы поняли, вы настаиваете на том, чтобы передать в ведение Жилкоммунхоза право устанавливать размер тарифов на коммунальные услуги?

— Это вопрос непростой и требует обсуждения. Тарифы должны рассчитываться экономически на местах, а утверждаться регулирующим органом на принципах, установленных законом о природных монополиях.
У меня каждый месяц очередь стоит в приемной из руководителей городских водоканалов, которые меня буквально просят: ребята, заберите нас обратно в свое управление. С другой стороны, простым повышением тарифов проблемы тоже не решишь. Население и так сегодня справедливо спрашивает: почему мы должны оплачивать 40-50% потерь, которые коммунальщики закладывают в тариф. Вспомните пример, когда пару лет назад глава Киевского городского территориального отделения г-н Лисицкий в ходе расследования доказал, что от Киевэнерго население города не получило услуг в полном объеме. И в результате Киевэнерго заставили провести перерасчет на 20 млн гривен. Случай действительно беспрецедентный. Конечно, с юридической точки зрения, Антимонопольный комитет прав, но в этой истории просто повезло, что под удар попало довольно благополучное в материальном отношении Киевэнерго. Любые тепловики в другом городе просто «легли» бы после такого штрафа. Я согласен, что потребитель не должен платить за пропавшее тепло, но и коммунальщики становятся заложниками старых насосов, прогнивших труб и неутепленных домов. Чтобы ликвидировать потери или хотя бы их уменьшить наполовину, необходимо инвестировать огромные деньги в коммунальные сети, а денег таких нет ни в бюджете, ни у самих предприятий.

Получается, что другой альтернативы частному капиталу нет?

— Получается, что нет. Ведь в среднем в модернизацию сетей города-миллионника необходимо вложить около 200-300 миллионов гривен. Здесь нужен не просто инвестор, а крупный инвестор.

Но крупному инвестору необходимы, во-первых, гарантии вложенных инвестиций, во-вторых, каждый инвестор хочет в кратчайшие сроки «отбить» вложенные деньги. Что ему может гарантировать государство в сфере ЖКХ?

— К сожалению, сегодня в Украине нет действенного государственного механизма по стимулированию инвестиций в ЖКХ. Есть много различных вариантов, как это сделать, начиная от льготного налогообложения и заканчивая вообще освобождением инвестора от уплаты налогов сроком на три-пять лет. Хотя вряд ли даже такие меры станут стимулом к массовой приватизации тех же водоканалов. Скорее всего, первым массовым приходом частного бизнеса в ЖКХ станут в недалеком будущем управляющие компании, которые будут закупать воду, тепло и распределять их по микрорайону. И уже эти компании будут работать непосредственно с жильцами и будут вести все переговоры и судебные дела и с Киевводоканалом, и с Киевэнерго, и с мусорщиками.

Эти компании столкнутся с другой проблемой, из-за которой бизнес не хочет связываться с ЖКХ — это принудительное выселение за долги из квартиры. Как вы прокомментируете тот факт, что из Жилищного кодекса депутаты выбросили норму о принудительном выселении?

— Очевидно, что это заигрывание с электоратом добром не закончится. Естественно, что депутаты при этом в последнюю очередь думали о тех, кто работает в ЖКХ. С другой стороны, нигде в гражданском законодательстве не написано, что эту норму нельзя применять. Проблема в том, что до сих пор не было достаточной судебной практики в этом вопросе. Но прецеденты уже есть в Киеве, в Днепропетровске, где ЖЭКи просто переуступают свои долги частным компаниям, а те уже сами «выбивают» через суд долги с неплательщиков. Поверьте, для частного капитала не станет препятствием отсутствие в Кодексе нормы о принудительном выселении, они найдут способ получить свои деньги. Причем, любыми дозволенными методами. Яркий пример — в Киев недели две назад коммунальщики привезли довольно оригинальную установку «Спрут», которую изобрели полтавские умельцы. Так вот, с помощью этой установки в трубу врезается специальный клапан, с помощью видеокамеры его подводят в отросток трубы к конкретному потребителю и перекрывают воду. И все — проблема отключения каждого неплательщика решена. А ведь еще год назад голову ломали над тем, как не отключать целый подъезд или стояк из-за одного неплательщика.

Что интересно, как только эта машина въезжает во двор, где есть неплательщики, все дружно бегут платить за воду и тепло.

Ваши конкретные предложения по привлечению инвестиций в ЖКХ?

— Во-первых, разобраться с долгами коммунальных предприятий. С такими долгами инвесторы в отрасль никогда не придут.

Общая сумма задолженности по ЖКХ, без учета газа и электроэнергии, — около семи миллиардов гривен. Во-вторых, необходимо приучить население платить за коммунальные услуги. В-третьих, тарифы должны покрывать затраты коммунальных предприятий. И, в-четвертых, тарифная политика должна осуществляться на принципах закона о природных монополиях централизованно государством, а не местными властями. Только выполнение всех этих условий будет реально способствовать притоку частного капитала в отрасль.

Как вы оцениваете слияние Госстроя и Жилкоммунхоза в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства?

— Неоднозначно. Есть все возможности, чтобы это слияние пошло на пользу как Жилкоммунхозу, так и Госстрою. С другой стороны, это слишком разные сферы: строительство и ЖКХ. Поэтому здесь необходимо соблюсти баланс каждой отрасли.

Беседу вели Вячеслав Калугин, Руслан Ильичев

ОБЪЕКТИВКА

Алексей Кучеренко, 44 года. Уроженец г. Винницы. Окончил Киевский университет им. Шевченко, факультет кибернетики, Украинскую академию государственного управления при Президенте Украины, кандидат социологических наук. С 1992 по 1998 гг. работал генеральным директором СП «WDC», г. Киев, СП «Интеркас», г. Киев, президентом ОАО «Полтавский горно-обогатительный комбинат», председателем правления АОЗТ «Интергаз». С 14.06.2000 по 19.03.2001 — председатель Запорожской областной государственной администрации, с 09.2002 г. — президент ХК «АвтоКрАЗ», народный депутат Украины III созыва. Вице-президент УСПП, президент Всеукраинской общественной организации «Ассоциация потребителей услуг монополий — Антимонопольный союз». Владеет английским языком.

    Реклама на dsnews.ua