• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Степан Лизун

Реклама на dsnews.ua

Степан Лизун, первый заместитель министра охраны окружающей природной среды Украины: «Сегодня инвесторы без проблем могут взять у нас готовый участок под разработку месторождений».

ОБЪЕКТИВКА

Степан Лизун, 54 года, уроженец Читинской области. В 1973 г. окончил Львовский государственный университет им. Франко. Работал директором Института геологии и геохимии горючих ископаемых НАНУ г. Львова. С 03.2000 г. по 06.2003 г. занимал должности заместителя министра и 1-го замгоссекретаря Министерства экологии и природных ресурсов Украины, с 05.2005 г. — 1-й заместитель министра охраны окружающей среды Украины. Доктор наук, профессор, академик Украинской нефтегазовой академии, государственный служащий 1-го ранга.

В Украине уже второй год тормозится процесс выдачи и переоформления разрешений на разведку и промышленную разработку месторождений полезных ископаемых. Одним из виновников в сложившейся ситуации является Министерство охраны окружающей природной среды, которое лишь под конец года смогло утвердить в Кабмине порядок проведения аукционов по продаже лицензий. О том, как сегодня обстоят дела в этой области, «ВД» рассказал первый заместитель министра охраны окружающей природной среды Степан Лизун.

Минприроды еще около месяца назад должно было провести аукцион по выдаче лицензий на разработку различных месторождений. В чем причина того, что до сих пор аукцион не проведен?

— Одной из основных причин этого стала спорная ситуация вокруг переоформления уже действующих лицензий. Согласно законодательству, лицензии без аукциона выдаются лишь в двух случаях: продления действующей лицензии или ее переоформления, к примеру, в связи с изменением типа собственности предприятия. Ежегодно, как правило, мы переоформляем десятки лицензий в связи с изменением собственности. Особых проблем здесь нет. Другое дело, продление cрока действия лицензии. Критерием продления или непродления лицензий является, в первую очередь, выполнение так называемых лицензионных соглашений. Проверка соблюдения лицензионных обязательств и вызвала затягивание сроков с проведением аукциона. В ходе проверки комиссия из 28 человек должна была вынести решение по десяткам месторождений — продлевать той или иной компании лицензию или вынести ее на аукцион. По результатам последнего заседания комиссии 21 октября лицензии по разработке семи объектов были переданы на аукцион и включены в общий список лотов. Грубо говоря, у компаний лицензия отобрана в связи с тем, что, по мнению комиссии, лицензиат не выполнил своих обязательств.

Вы можете назвать компании, у которых аннулировали лицензию?

— Я бы не хотел раньше даты аукциона их называть. Могу лишь сказать, что среди отобранных есть лицензии и на разработку нефтегазовых месторождений.

По неофициальной информации, на аукцион могут быть выставлены спорные лицензии на разработку Сахалинского (Краснокутский район Харьковской области) и Акташского (Крым) месторождений.

— Эта информация не соответствует действительности. Я вообще хочу пресечь все спекулятивные разговоры о том, что есть две лицензии на разработку Сахалинского месторождения. Нет двух лицензий! Есть лишь одна, и судом признано, что она принадлежит компании «Полтаванефтегазгеология». И в связи с этим министр издал приказ ликвидировать соответствующий приказ Госкомитета по природным ресурсам.

Летом в интервью «ВД» вы говорили о работе специальной комиссии, которая проверяет законность выданных лицензий. Каковы результаты ее работа?

— Работа комиссии на определенном этапе приостановлена в связи с запросами некоторых народных депутатов. По ее результатам около двух десятков лицензий на различные месторождения будут переданы в суд для оценки правомочности их выдачи.

Реклама на dsnews.ua

Назовите самые крупные из этих месторождений?

— Это объекты в Днепровско-Донецкой впадине, несколько месторождений в Карпатах… Это самые крупные из объектов.

С декабря 2004 г. продажа лицензий была блокирована из-за отсутствия порядка проведения аукционов. Какая сегодня готовность аукциона по продажам лицензий на разведку и разработку месторождений?

— У министра на столе уже лежит текст официального объявления об аукционе, готовый для опубликования. Есть сформированный список из 35 месторождений. Общая стартовая стоимость всех лотов будет составлять приблизительно около 80 млн грн. В этом списке находятся преимущественно нефтяные месторождения.

Сегодня предприниматели обвиняют Министерство экологии в том, что они платят дважды за геологическую разведку месторождения. Один раз, покупая непосредственно информацию о геологоразведке, а другой раз — покупая лицензию на аукционе, в стоимость которой якобы заложены затраты на разведку. Почему так происходит?

 — Это не совсем обоснованные жалобы. С одной стороны, прежде чем покупать на аукционе лицензию, предприниматель должен для себя рассчитать привлекательность того или иного месторождения. Для этого он и покупает информацию о геологоразведке. С другой стороны, выставляя на аукцион, мы должны подготовить месторождение как товар. То есть должна быть готова геологическая модель месторождения, все данные о нем, в том числе и данные геологоразведки. Мы просто не имеем права продавать площадь, на которой геологическая разведка до конца не проведена. Есть куда более серьезные проблемы для бизнеса в сфере добычи полезных ископаемых. К примеру, отвод земли. Чаще всего мы попадаем на землю, которая находится в частной собственности, и возникают большие проблемы. Есть еще один спорный вопрос. В соответствии с действующим законодательством, мы не должны получать согласование местных властей только на разработку нефтегазовых месторождений. На все остальные месторождения мы должны получить согласование областных советов. На практике областные депутаты начинают отсылать нас вплоть до сельских советов. Вы даже не представляете, в какой мы втягиваемся бюрократический механизм предоставления нам согласования по землеотводу.

Сегодня Министерство экологии решает проблему землеотвода самостоятельно или это, как правило, делает инвестор, купивший лицензию?

— Это делает инвестор. Откровенно говоря, мы думали полностью взять на себя оформление всего пакета документов, чтобы к моменту продажи лицензии все было полностью согласовано. Но как показывает практика, Министерство, к сожалению, самостоятельно с проблемами землеотвода не справится.

Многие инвесторы обвиняют «Надра України» и «Нафтогаз України» в том, что руководство этих государственных компаний не допускает частный бизнес к разработке многих привлекательных месторождений. Как вы прокомментируете подобные заявления?

— У министерства есть большие претензии к тому, на каких условиях частные инвесторы заключали с дочерними предприятиями НАК «Надра України» договора о совместной деятельности. Есть конкретные примеры, когда фонд совместного предприятия составлял всего лишь 10 тыс. грн., из которых инвестор вносил 8 тыс., а государственное предприятие — 2 тыс. Естественно, в таком же соотношении делилась прибыль: 80% уходило в карман частной структуре. А интересы государственной компании, которая предоставила к разработке скважину, дающую до 200 тыс. куб. м газа в сутки, по сути, не учитывались.

 А при чем тут предприниматели?! Вы не интересовались у руководства компании «Надра України», зачем они соглашались на таких условиях заключать договора о совместной деятельности?

— Сейчас как раз это выясняет новое руководство НАК «Надра України».

Почему у инвесторов не пользуются спросом неразработанные месторождения?

— Сегодня инвесторы без проблем могут взять у нас готовый участок под разработку месторождений, но таких желающих очень мало. Слишком велики риски. К примеру, по газу вероятность того, что скважина будет продуктивной, составляет всего около 30%. С учетом глубины бурения в 3-4 км затраты на освоение одной скважины составят около 30 млн грн. Поэтому, как правило, частный бизнес ориентирован на месторождения, где уже есть разведанные скважины, причем с реальной добычей. И это на самом деле плохо.

Почему?

— Как правило, в этом случае из денег, которые частники получают от инвестиционной деятельности, почти ничего не вкладывается в реальное бурение, ремонт скважин и т.д. Это касается не только нефти и газа. Такая же ситуация с камнем. Для инвестора желательно, чтобы карьер был уже подготовлен, чтобы добыча была налажена.

Насколько нам известно, все крупные иностранные инвесторы, у которых сейчас отбираются лицензии, как раз и вкладывали деньги в бурение, разведку и т.д.

— В принципе, да. Та же «Regal Petroleum Corporation Ukraine Inc.» вложила больше 100 млн грн. в бурение. Возьмите компанию «КрымТехасНефть». При всем том, что со стороны местных властей к ней были претензии, связанные с финансированием социальной сферы, разработка месторождения была проведена по самым высоким стандартам.

Получается, что у инвесторов, которые больше всего вложили денег, и самые большие проблемы. Вы считаете это нормальным?

— Это другой вопрос. Вы сами прекрасно знаете, что случилось с компанией «КрымТехасНефтью». Они все сделали, обустроили, разработали и обратились за получением лицензии на добычу (компания провела полную геологическою разведку Акташского газового месторождения в АРК Крым — прим. «ВД»). Официально все было по-другому: местные власти не давали «добро» на согласование, потому что, мол, инвесторы не построили дорогу, не отремонтировали школу. Хотя по обязательствам инвестор и не должен был строить никаких дорог. А без согласования местных властей мы не смогли дать лицензию.

С «КрымТехасНефтью» получилось так, что, проведя геологическую разведку, они не смогли получить лицензию на промышленную разработку месторождения. В результате лицензию на добычу получила компания «Крымтопэнергосервис», чей офис, по слухам, зарегистрирован в Симферополе по адресу частной квартиры.

— Я не хотел бы раньше времени обсуждать детали этого вопроса. Вы абсолютно правильно заметили, у нас остался законодательно неурегулированный момент перехода от геологоразведывательных работ (ГРР) к эксплуатации. То есть проведение разведки, вовсе не означает автоматическое получение лицензии на добычу. Этот момент мы постараемся отрегулировать в соответствующем проекте постановления КМУ. Система, когда ГРР закончились, а переход к эксплуатации идет только через аукцион, себя не оправдала. И все инвесторы, прежде всего иностранные, говорят: ребята, а что у нас будет через десять лет? Кто нам скажет, дадите вы нам лицензию на добычу, если мы проведем разведку. Этой гарантии, фактически, на сегодняшний день нет. Поэтому мы вносим сейчас изменения в законодательство примерно такого типа: если инвестор выполнил полностью лицензионные соглашения, то он получает определенные преимущества при покупке лицензии на промышленную разработку.

Но в случае с тем же Сахалинским месторождением выполнение инвестиционных обязательств ДП «Полтавнефте- газгеологией» при разведке и опытной добыче оценили двояко. Одна проверка показала, что выполнили, другая, что нет…Тем не менее, лицензию отобрали.

— Срок действия лицензии по Сахалинскому месторождению заканчивается в мае следующего года. И вот сегодня уже начинается возня вокруг этого, потому что все договора, которые заключены по совместной деятельности на Сахалинском месторождении, действительны на срок выданной лицензии. И если мы закроем лицензию на ГРР, значит, мы закрываем всю деятельность. Это месторождение уже можно вносить в книгу рекордов Гиннеса: 21 год ведутся геологоразведывательные работы на Сахалинском месторождении. Сколько еще надо его исследовать?! И моя позиция абсолютно жесткая: есть уже приказ министра закончить разведку Сахалинского месторождения, провести защиту запасов до окончания срока лицензии. После этого в зависимости от ситуации она будет выставляться на аукцион.

Как вы оцениваете объемы незаконной добычи полезных ископаемых, которые, по сути, никем не контролируется?

— Я бы не согласился с вами, что это не контролируется никем. Я считаю, что в зависимости от вида добычи. К примеру, в угольной промышленности сейчас незаконная добыча составляет примерно 50% от общего объема добычи. В части добычи камня — около 20 %. В нефтегазодобыче почти все контролируется, и говорить можно лишь о разработках нескольких старых скважин.

По некоторой информации в Министерстве сейчас лежит на переоформлении и продлении до тысячи и более лицензий. Причем некоторые компании не могут пройти эту процедуру уже больше года. В чем причина?

— Дело в том, что нам удалось принять порядок переоформления и выдачи лицензий без аукциона лишь 30 августа этого года. Сейчас порядок готов, и переоформление лицензий уже началось. Беседу вели: Антонина Бажан, Руслан Ильичев

    Реклама на dsnews.ua