• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Сергей Власенко

Реклама на dsnews.ua

Сергей Власенко, председатель правления Украинской государственной инновационной компании: «Мы как компания не должны формировать приоритеты инновационной политики»

ОБЪЕКТИВКА

Сергей Власенко, 43 года, родился в городе Лепень Витебской области в Беларуси.
В 1984 г. окончил математический факультет Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко.
С декабря 1992 г. по август 1993 г. занимал должность начальника отделения департамента по управлению имуществом в г. Киеве городской государственной администрации Фонда коммунального имущества.
В 1995-2000 гг. возглавлял ЗАО «Украинский центр поддержки инновационной деятельности», которое с 1997 г. было реорганизовано в ГП «Украинская инновационная финансово-лизинговая компания».
С декабря 2000 г. по апрель 2005 г. работал директором ЗАО «Финансовая компания «БЛК».
С апреля 2005 г. назначен первым заместителем председателя правления Украинской государственной инновационной компании.

Сегодня УГИК является единственной небанковской финансово-кредитной организацией, осуществляющей кредитование инновационных проектов. Однако за четыре года своего существования за счет привлеченных денег компанией не профинансировано ни одного такого проекта. Многие эксперты находят работу УГИК неэффективной, а проверки, проведенные ГлавКРУ и Счетной палатой, выдают шокирующую статистику. О том, как сегодня обстоят дела в этой компании, «ВД» рассказал председатель Украинской государственной инновационной компании Сергей Власенко.

«Деятельность УГИК не являлась инновационной»

 Как вы оцените деятельность Украинской государственной инновационной компании?

— Я не называл бы ее абсолютно негативной, но в то же время очевидно, что ее деятельность не соответствовала критериям государственной инновационной политики. Это не моя личная оценка. И ГлавКРУ, и Счетная палата признали, что деятельность компании не являлась инновационной. Почти все профинансированные проекты не прошли государственную экспертизу и не были зарегистрированы как инновационные.

Вы уже разобрались, что это за проекты? Кто принимал решение об их финансировании, почему они не были зарегистрированы как инновационные?

Реклама на dsnews.ua

 — Были различные проекты, в том числе и коммерческие, к инновациям не имеющие никакого отношения. К примеру, производство труб, добыча газа. За весь период существования компании научно-технический совет так и не был создан, несмотря на то, что положение об обязательном наличии такого совета содержится в уставе УГИК. Никто не оценивал проекты. Все решало правление компании. То есть по сути четыре человека во главе с председателем правления собирались и решали, что финансировать, а что — нет.

Насколько известно «ВД», к региональным отделениям УГИК у проверяющих ГлавКРУ было немало претензий. Если не смогли наладить экспертизу в центральном офисе в Киеве, то можно представить, что творится в регионах.

— Региональная структура нужна, в первую очередь, для сбора предложений на региональном уровне и сопровождения этих проектов на местах. Что же касается отбора проектов, то проводиться он будет только центральным аппаратом в Киеве. Здесь нам региональная структура не поможет. В то же время региональные отделения все-таки сегодня реально работают над возвратом ранее выданных кредитов. Я считаю, наши сотрудники в регионах все-таки лучше знают и местные условия, и финансовые возможности самих предприятий. Я думаю, если бы мы не имели региональной структуры, то возвратность кредитов у нас была бы намного ниже, чем сейчас.

Какая задолженность на сегодняшний день «висит» на УГИК? По информации ГлавКРУ, просроченная задолженность заемщиков составляет около 400 млн грн. Сколько денег вам удалось уже вернуть?

— Во-первых, 400 млн грн. — это долги, которые перешли к нам еще от Государственного инновационного фонда. За три месяца с момента моего назначения мы вернули 14,5 млн грн. С начала 2005 г. возращено порядка 55 млн грн. Конечно, больше всего проблем с кредитами, выданными Госиннофондом. Все они давно просрочены, по многим предприятиям-заемщикам ведется процедура банкротства, идет реализация имущества. Как только УГИК передали в управление Министерству промышленной политики, была создана специальная комиссия, которая начала инвентаризацию всех долгов и проектов. Итоги работы комиссии будут подведены к концу года.

В 2003 г. ваш предшественник, Владимир Рыжов, добился создания Украинского банка реконструкции и развития, подконтрольного УГИК. В каком сейчас состоянии находится этот банк? Почему он не работает?

— В принципе, сама идея создания государственного банка, который будет под льготную процентную ставку финансировать инновационные проекты, позитивна. Но случилось так, что деньги, которые были направлены на наполнение уставного фонда банка, почему-то оказались на счетах «Украинского кредитного банка». И сейчас у нас проблема с их возвратом.

Как деньги УГИК оказались в «Украинском кредитном банке»? Они находятся там на депозите?

— Я детально ответить на этот вопрос пока что не могу. Идет следствие, открыты уголовные дела, и я думаю, что прокуратура и МВД скажут, почему эти деньги там оказались. Могу заявить только следующее: как руководитель компании я буду добиваться, чтобы эти 30 млн грн. как можно скорее вернуть. Ведь, по сути, речь идет об уставном капитале банка. Физически банк существует, у него есть лицензия, нормальное помещение, штат сотрудников.

«Кредиты должны быть льготными»

Какими финансовыми ресурсами сегодня располагает компания?

 — На сегодняшний день компания располагает ресурсами в размере около 100 млн грн. К тому же мы рассчитываем, что реально сможем вернуть еще около 250 млн грн., которые опять направим на финансирование инновационных проектов. В принципе, это все. Дальнейшая работа компании будет зависеть от привлечения иностранных и отечественных инвестиций, а также бюджетного финансирования.

Куда сейчас направляются возвращаемые от должников деньги?

 — Средства, возвращаемые должниками, находятся на счетах компании и направляются на формирование уставного капитала, который составляет приблизительно 260 млн грн. На данный момент мы не можем их использовать, поскольку не сформировано правление, а в дальнейшем средства будут инвестированы исключительно в инновационные проекты.

Почему до сих пор не утвержден состав правления компании?

— Всего в правление компании входит председатель и три заместителя. Как и руководителя УГИК, его заместителей тоже назначает Кабмин. Я думаю, что до конца года в компании будет работать правление.

Каким критериям должен соответствовать инновационный проект, чтобы попасть под финансирование УГИК? На каких условиях вы собираетесь работать с заемщиками?

— Я считаю, что эти критерии необходимо дорабатывать, более детально выписывать. Безусловно, проект должен быть интересен с точки зрения научных и технических разработок и быть окупаемым. Как раз в этом и заключается задача научно-технического совета УГИК — с помощью комплексной и научно-технической экспертизы определить, насколько этот проект является инновационным. Основным условием является инновационность проекта, обеспеченность кредита со стороны заемщика и долевое участие в проекте других инвесторов.

Какими должны быть сроки окупаемости проектов, финансируемых УГИК?

 — В принципе, ориентироваться стоит на сроки 5-7 лет, это нормально с точки зрения внедрения инновационного проекта.

Какими будут схемы финансирования инновационных проектов? До вас УГИК либо напрямую кредитовал заемщика, либо передавал оборудование в лизинг, либо заключал договора о совместной деятельности. Причем все схемы были с элементами коррупции. К примеру, та же передача оборудования в лизинг шла не напрямую, а через комиссионера, который брал за это немалые комиссионные…

— Наличие комиссионера — это не проблема, его можно просто убрать. Инновационная компания сама может напрямую закупать оборудование и передавать его в финансовый лизинг заемщику. То есть сама по себе схема финансового лизинга достаточно льготная с точки зрения лизингополучателя. В кредитной схеме я тоже не вижу никаких проблем. Просто под кредит необходимо брать определенное обеспечение — залог или поручительство и т.д. И по такой схеме вполне может работать и инновационная компания. Другое дело, что кредиты на инновационные проекты должны быть льготными, иначе нет смысла их брать. На сегодняшний день процентная ставка по таким кредитам не должна превышать 7-9% годовых.
«В Украине существует огромный разрыв между наукой и бизнесом»

 Какими вы видите приоритетные инновационные направления в работе УГИК?

 — Оборонный комплекс, авиастроение. Это важнейшие наукоемкие отрасли промышленности. Хотя я хочу сказать, что мы как компания не должны формировать приоритеты инновационной политики. Наша задача — организовать экспертизу проектов. И я считаю, что с помощью нашей региональной структуры можно эффективно наладить отбор проектов и их финансирование.

Почему-то до сих пор деятельность инновационной компании в большинстве своем не имела никакого отношения к отечественной науке. Оборудование если и закупалось, то зарубежное. Каким образом вы намерены привлекать украинских разработчиков к работе компании?

— Я думаю, компания должна самостоятельно заниматься поиском различных перспективных разработок и предлагать заемщикам не просто кредит, а кредит под готовый коммерческий инновационный проект. В этом случае мы будем уверены в том, что речь в действительности идет об инновациях.

Бытует мнение, что сама идея государственной поддержки инновационных проектов в Украине не будет работать, даже при правильном подходе. Ведь большинство ноу-хау, на которых можно было заработать, бизнес уже «раскрутил».

— Это заблуждение. Сегодня в Украине существует огромный разрыв между наукой и бизнесом, и как раз задача государства — этот разрыв сократить. По большому счету, предприниматели не знают, какие перспективные разработки существуют в наших НИИ. Поэтому с помощью инновационной политики можно реально внедрить многие отечественные ноу-хау. Если бы их не было, то никто бы не говорил об инновационном пути и инновационной модели развития украинского общества. Любое государство, если оно хочет двигаться вперед, не имеет альтернативы инновационному пути развития. Задача государства предоставить бизнесу нормальный доступ к научно-техническим разработкам.

Как вы относитесь к переподчинению УГИК Министерству промышленной политики?

 — Положительно. Это многоотраслевое министерство, которое курирует 60 базовых отраслей промышленности. В том числе инновационные: авиастроение, оборонная промышленность, приборостроение, судостроение. Это те отрасли, в которых действительно есть достаточно реальных инновационных проектов, которые мы могли бы финансировать. Сейчас инновационные приоритеты размыты, и если Министерство промышленной политики определится с конкретными четкими приоритетами — это будет серьезным шагом в развитии инновационной политики.

Беседу вели Ярослава Йовенко, Руслан Ильичев

    Реклама на dsnews.ua