• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

«ШРЕК» СТРАНЕ НЕ ПО КАРМАНУ

Реклама на dsnews.ua

Поисковая система интернета полна неожиданностей. На сайте banker.com.ua можно наткнуться на объявления следующего содержания: «Дамы и господа! Киевская анимационная студия предлагает вам оригинально поздравить руководителей, сотрудников, родных, близких с любой знаменательной датой или праздником. Предлагаемое нами поздравление представляет собой веселый короткометражный анимационный фильм на любом носителе информации…».

Когда-то Киевская анимационная студия создавала совсем другие мультфильмы. Но дело оказалось неприбыльным, вот и пришлось сменить профиль. Увы, такова судьба и остальных четырех существующих ныне в Украине анимационных студий.

Иных уж нет, а те далече

Те, кто когда-то трудился на «мультяшной» ниве, с грустью констатируют, что украинской анимации не существует. «В начале 1990-х нам перестали платить деньги, и наиболее талантливые ребята разъехались по всему миру: сегодня они работают в Польше, США за достойную плату, многие создали там семьи и осели навсегда», — рассказывает бывший аниматор главной государственной анимационной студии «Укранимафильм», пожелавший остаться неназванным.

На Западе создание полнометражного анимационного проекта требует минимум $35-50 млн. Такие проекты приносят американским прокатчикам $70-100 млн за несколько недель. Украина не может себе позволить запустить малобюджетный проект стоимостью даже $5 млн.

«Три года назад, когда мы начали возрождать «Укранимафильм», — говорит Виктор Слепцов, генеральный продюсер-директор «Укранимафильма», — Министерство культуры нам выделяло около 400 тыс. грн. Сегодня это 4 млн грн. (в год — прим. «ВД»)».

Еще в более плачевном положении пребывают коммерческие студии. Создавались они, чаще всего, под конкретные разовые заказы европейских телеканалов — дешевые мультсериалы. В Украине аниматор в среднем получает $25 за секунду мультипликационного продукта (что в 12 раз меньше, чем в Европе или США), а его среднемесячная зарплата не превышает $100.

Реклама на dsnews.ua

При всем при этом Украина имеет весьма неплохую школу мультипликации. Работы украинских аниматоров, к примеру, Александра Шмыгуна («Пьеса для трех актеров»), Анатолия Лавринишина («Next»), Евгения Алехина получили признание на международных фестивалях. Но, справедливости ради нужно сказать, что речь идет об авторской мультипликации, не рассчитанной на широкую аудиторию. Для подъема же индустрии необходимо нечто другое.

Алло, мы ищем инвесторов

Мировой опыт свидетельствует: анимационный проект должен быть либо мультсериалом, либо полнометражным мультфильмом, сделанным с использованием 3D-технологии — такой продукт появляется на телеканалах и на большом экране. Но прокатчики не вкладывают деньги в создание фильма — они покупают уже готовый продукт, который должен собирать полные зрительские залы. Наш же маленький зритель избалован американскими блокбастерами «Мадагаскар» и «Король-Лев». Чтобы предложить нечто подобное, нужен хороший сценарий. Однако разработка собственного сюжета требует исследования предпочтений украинских зрителей, а это — немалые средства. Да и кто в Украине сможет качественно провести подобный анализ — неизвестно. Вот почему прокатчики не хотят рисковать.

«На нашем рынке еще не создано качественных украинских анимационных фильмов, а если даже они и есть, то либо не доходят до прокатчика, либо их никто не пытается продвигать таким образом», — говорит Алена Дмитриева, PR-менеджер прокатной компании «Синергия». Ей вторит и Денис Иванов, директор прокатной компании «Артхаус трафик»: «Украинские студии снимают только короткометражную анимацию, которая не может закупаться для показа в кинотеатрах и на телевидении. Сегодня они специализируются в основном на изготовлении компьютерных игр для западного рынка либо второсортных сериалов».

В свою очередь, туманные перспективы сотрудничества с прокатчиками отпугивают тех, кто был бы не прочь вложить деньги в украинскую анимацию, но не привык строить воздушные замки.

«У меня на столе лежит пять проектов полнометражных мультфильмов со сметами, — рассказывает Виктор Слепцов. — Я веду переговоры с десятками инвесторов. Эти люди прекрасно разбираются в металле, зерне, земельных участках, но только не в анимации. Чтобы вложить $5 млн, они требуют от меня залог. Я объясняю им, что в конце третьего года мы гарантируем возврат 150% инвестированного капитала, а всю дальнейшую прибыль от проекта будем делить пополам: 50% — инвестору, 50% — продюсеру».

Сотрудничество с телевидением видится более перспективным. В этом случае аниматоры получают не только гарантию финансирования и размещения своего продукта, но и обратную связь со своим зрителем, ибо телеканал, формируя свою программную сетку, пытается максимально учесть зрительские предпочтения.

«Положа руку на сердце, все украинские телеканалы готовы транслировать национальный анимационный продукт, главное, чтобы он был конкурентным — как по качеству, так и по цене, — объясняет Александр Богуцкий, генеральный директор телекомпании ICTV. — А с этого все и начинается. Бюджет «Шрека» для Украины не реален в принципе. Если же говорить о производстве анимации по заказу украинского телеканала, то пока на это никто не пойдет: ведь только инвестиции в техническое оснащение и обучение специалистов сведут на «нет» мало-мальскую прибыль от мультика даже в далекой перспективе. Во всем мире качественная анимация стоит от $300 за секунду, и окупиться она может только при условии экспорта национального анимационного продукта. Потому что внутренний рынок еще, по крайней мере, лет 10 не сможет окупить инвестиции в анимацию».

«Анимация должна пройти тот же путь, что и кинематограф, — убежден Валерий Бабич, арт-директор телеканала «Интер». — Сначала мы покупали дешевые латиноамериканские телесериалы, потом заменили их более качественными американского и европейского производства, затем осознали, что и сами можем делать продукт не хуже. И, наконец, следующим шагом стало создание блокбастера вроде «Ночного дозора». Анимации предстоит пройти тот же путь. Наш анимационный проект «Украина» пользуется огромным успехом у подростков. В будущем году мы планируем запустить анимационные иллюстрации к «Илиаде» и «Одиссее». Так что лет через пять анимация на телеканалах будет занимать весомое место, а там и появление мультипликационного блокбастера не за горами».

Не секрет, что детская аудитория — это колоссальный рынок (в мировом масштабе речь идет о $90-100 млрд), на который западные производители уже давно обратили пристальное внимание. Емкость рынка рекламы детских товаров только в Европе оценивается в сотни миллионов долларов, а манипулировать детским сознанием куда проще, чем взрослым.

И хотя Украина существенно отстает от общемировых тенденций, тем не менее, нельзя исключать, что объемы рекламы, ориентированной на детскую аудиторию, на нашем телевидении будут расти. Не случайно ведь, несмотря на существующий запрет законодателей на рекламу внутри детских телепрограмм, в скором времени в рейтингах телеканалов будет учитываться доля зрителей в возрасте от 4 до 18 лет, хотя раньше речь шла лишь о совершеннолетних зрителях.

За государственный счет

Беда украинской анимации в том, что в своем развитии она упрямо идет по пути советской мультипликации. Конечно, это позволяет надеяться на получение качественного продукта, вот только во всем мире авторская анимация — убыточна. Советские времена, когда государство выделяло большие деньги на снятие шедевров, абсолютно не надеясь на возврат денежных средств, уже не вернутся. И пример студии Walt Disney, купившей студию Pixar, специализирующуюся на создании мультпродукции с использованием 3D-технологии, свидетельствует: рисованные мультфильмы — уже вчерашний день. Перестроиться под новые стандарты украинские аниматоры могут, но для этого нужен толчок со стороны телевизионных каналов — именно они способны стать главными заказчиками анимационной продукции, которая станет конкурентоспособной и появится в украинском прокате.

Что же касается бюджетного финансирования, то, по мнению «ВД», его стоит направить на создание авторских мультфильмов. Но Министерство культуры и туризма хотело бы получить «украинский «Мадагаскар», основанный исключительно на произведениях Ивана Франко и Ивана Нечуя-Левицкого.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

СТЕПАН КОВАЛЬ: «Авторское анимационное кино не вписывается в телестандарты»

40-летний мультрежиссер Степан Коваль попробовал себя в анимации лишь раз, в 2002 г., по собственному сценарию создав мультфильм «Шел трамвай девятый номер» и сразу же получив за него «Серебряного медведя» на престижнейшем Берлинском кинофестивале. Степан Коваль охотно поделился с «ВД» своими мыслями о судьбах отечественной анимации.

» Почему украинские аниматоры и режиссеры работают на иностранные компании, а не производят мультипликационные сериалы для украинских телеканалов?

— Для того, чтобы разместить для показа полнометражный мультфильм, нужна мощная производственная база. Нужна еще возможность привлекать специалистов. По слухам, Минкультуры сейчас собирается запускать в производство полнометражный проект, но я сомневаюсь, что в такие проекты удастся привлечь талантливых аниматоров.

» Почему телеканалы и прокатчики пока не заинтересованы в том, чтобы закупать анимационную продукцию?

— Дело в том, что большинство качественных мультфильмов создается как авторское анимационное кино, а оно не вписывается в телестандарты. Только с недавнего времени можно производить мультфильмы длительностью 13 или 26 мин, их уже можно разместить в расписании телеканала.

» Но даже эти мультфильмы не появляются на экранах, и ваш «Шел трамвай девятый номер» остается неизвестным широкому кругу зрителей.

— Правообладателем снятых за деньги Министерства культуры мультфильмов является государство, а оно не заинтересовано в продвижении такого продукта на информационном пространстве Украины. У них просто нет подразделения, которое бы этим занималось, не разработаны механизмы продвижения. Режиссер может только «приткнуть» свой мультфильм на какой-то фестиваль, ну, в лучшем случае, его могут «по указке» прокрутить по УТ-1, и на этом — все. Это ведь проект не коммерческий.

Коммерческие каналы заинтересованы в мультсериалах или в полнометражных анимационных фильмах, чтобы была возможность подогнать под такой мультик рекламный блок.

» Если говорить о международной конкуренции, у украинской анимации есть хоть какой-то шанс быть достойным соперником, скажем, анимации американской?

— Почему нет?! До сих пор этим просто никто не занимался. Нужны инвесторы, а они не хотят вкладывать деньги в анимацию, потому что у нас не существует ни развитой системы проката, ни развитой системы продюсирования. Инвестора можно понять: никто не даст ему гарантий, что средства пойдут именно на анимацию, и что они ему вернутся. А средства это немалые, если мы говорим о конкурентоспособном анимационном фильме.

Беседу вела Марина Бердичевская

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

БОРИС ГРАЧЕВСКИЙ: «С тех пор как мультипликаторы стали называть себя «аниматорами», они начали отторгать все истинно детское»

Создатель и бессменный художественный руководитель тележурнала «Ералаш» Борис Грачевский недавно загорелся новой идеей: создать в России специализированный детский телеканал. О том, почему сегодня так важно вновь создавать передачи для детей и, в частности качественную анимацию, Борис Грачевский рассказал «ВД».

» В прошлом году вы задумали новый проект: федеральное детское телевидение. Очевидно, на постсоветском телепространстве нет места для детских передач и, в частности, анимации?

— Что касается России, то здесь оказались повинны благие намерения: Госдума запретила рекламу внутри детских программ, в результате каждый канал стал отторгать продукт, не приносящий денег. Автоматически присутствие детских передач на российском телевидении снизилось до анекдотично низких цифр. В среднем это 6,7%, а на федеральных каналах — меньше 5%.

Так образовался вакуум. Было бы лучше, если бы рекламу ребенок смотрел внутри детских передач. Ничего страшного, по моему мнению, в этом не будет.

» Почему сегодня ни в России, ни в Украине не делают уже таких мульфильмов, как, например «Маугли», «Каникулы в Простоквашино» или «Ну, погоди!»?

— С тех пор как мультипликаторы стали называть себя «аниматорами», они автоматическим образом начали отторгать все истинно детское. Все они ездят на фестивали, и чем современнее они сделают мультфильм, тем больше премий получат. Они аплодируют друг другу, но никто не смотрит того, что они производят.

Кончилась эра той мультипликации, которую все любили. Да, сейчас полнометражный анимационный фильм требует огромных капиталовложений. И что интересно: у нас уже начали появляться качественные полнометражные анимационные фильмы, но они не российские, вот что обидно. Серьезная полнометражная мультипликация идет на кинопоказах, но телеканалы ее не закупают.

Что касается украинской анимации, я ничего не могу сегодня понять. Знаю, что ежегодно проходит фестиваль «Крок», на котором россияне с украинцами обнимаются и присуждают друг другу премии. Но все, что имеет отношение к детям, сделано на таком странном языке и вряд ли для детей.

» Вашу идею создать специализированный детский канал поддерживают в России?

— Нет. Канала нам не дали. Будем, конечно, бороться дальше. Честно говоря, у меня нет намерения получить крупную должность, я хочу воплотить свою идею в жизнь. И если кто-то это сделает вместо меня, я буду только счастлив.

Беседу вела Марина Бердичевская

    Реклама на dsnews.ua