Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Для Израиля война в Сирии более благоприятна, чем стабильный режим Асада"

Четверг, 9 Марта 2017, 10:00
Военный инструктор-волонтер Цви Ариэли объяснил "ДС", почему сложно построить демократию на Ближнем Востоке
Фото: farsnews.com

Фото: farsnews.com

Первая часть интервью

Вторая часть интервью

«ДС» В Сирии и Ираке война. Насколько опасна для Израиля эта ситуация? С одной стороны, там война. С другой — пока там война, нет дела до Израиля. Я такое мнение в Израиле слышал от простых людей...

Ц.А. Для Израиля нынешняя ситуация в Сирии более благоприятна, чем стабильный режим Башара Асада. Дело в том, что Сирия всегда была одним из наиболее непримиримых и опасных врагов Израиля. Поэтому, пока сирийский диктатор занят борьбой со своими внутренними врагами, угроза широкомасштабного нападения со стороны Сирии на Израиль практически исключена.

Сирия граничит с Израилем на небольшом участке Голанских высот. Они традиционно усеяны опорными пунктами и разными естественными и инженерными препятствиями, которые защищают Израиль от вторжения. Там граница под замком: электронная система слежения, ВВС, радары и визуальный контроль. До тех пор, пока Израиль контролирует Голанские высоты, у сирийской армии, «Хезболлы» или ИГИЛА нет технической возможности прорваться на израильскую территорию, а это лучший гарант фактического мира между двумя странами.

Пока Иордания сильная и стабильная, проблем особых нет. Сегодня у Израиля есть с Иорданией мирный договор, и он достаточно хорошо соблюдается двумя государствами. Другое дело, если нынешний режим короля Иордании Абдуллы ІІ, опирающеюся на такие национальные меньшинства страны, как бедуины и черкесы, вдруг падет, а это довольно реальная опция, так как более 70% населения Иордании называют себя палестинцами и желают свергнуть военную и политическую власть Хашимитской династии, Израилю придется экстренно закрывать брешь по весьма продолжительной линии границы. Это довольно серьезный вызов.

«ДС» Почему ИГИЛ, «Хезболла», ХАМАС сейчас такие важные игроки, не будучи государствами? В Украине-то представление об исламистах как о бородатых дядьках на верблюде с керосинкой и винтовкой...

Ц.А. Все эти люди — живые бомбы, которых используют разные режимы в своих целях. Вот что такое радикальный ислам? Обычный ислам, только человек берет в руки нож, автомат или бомбу. Нет отдельной религии, которую можно назвать «радикальный ислам». Есть концепция джихада, войны против неверных, она есть в любой версии ислама. А это вопрос промывки мозгов. Вот вроде бы обычный верующий человек, но радикальные проповедники стали интенсивно промывать ему мозги всякими там идеями панисламизма, джихада и т. п., и он уже не торговец на рынке, а боец очередной экстремистской группировки. Но если в иудаизме, христианстве и в целом в западной цивилизации присутствует культ жизни (т. е. что человек должен жить, быть счастливым, у него есть права и их нужно уважать), то в радикальном исламе есть только культ смерти — убивай неверных и будь рад самому погибнуть в этой войне. Ощущаете коренную разницу в мировоззренческих подходах и установках?!

Кроме того, нужно смотреть на геополитические центры влияния, которые стоят за этими радикальными организациями. Когда мы смотрим на организации типа «Хезболлы» или ИГИЛ, нам надо расширить контекст для анализа их деятельности.

«ДС» Как?

Ц.А. Например, есть Иран — влиятельная шиитская страна. Есть суннитские монархии — Катар или Бахрейн. Все они используют концепцию джихада в своих целях. Здесь ничего нового, меняются центры влияния. Ни для кого не секрет, что главный спонсор ХАМАСа — Катар. Катар — богатое государство. Сама страна может и не спонсирует, но ее шейхи спонсируют. Это касается и саудовских шейхов. Мы знаем, что ХАМАС убедили стать более умеренным, поэтому возникли более радикальные группировки в секторе Газа.

Шииты всегда были слабым и забитым меньшинством среди мусульман. Сегодня шиитский Иран наиболее сильная мусульманская страна, они видят себя в роли лидера на Ближнем Востоке. Между Тегераном и суннитскими монархиями есть противоречие. Если брать только ХХ век, то противоречия можно проследить сразу после ухода англичан и французов. Была конференция в Сан-Ремо 1920 года, когда делили границы, создали несколько стран. В Иордании дали правление Хашимитской династии. Французы в Ливане передали правление христианам. В Ливане 19 группировок. Постепенно христиане стали меньшинством, хотя формально власть у них, по сравнению с шиитами, суннитами и друзами. Поэтому началась гражданская война, которая идет там уже долго. В Иордании Хашимитская династия, а по факту 70% населения — выходцы с Западного берега реки Йордан и их потомки, так называемые палестинцы. Ирак — страна с шиитами, суннитами и курдами. Когда европейцы ушли, то они оставили искусственные границы, в пределах которых жили разные люди, с разными идентичностями. Теперь мы видим кризис этих стран.

Цви Ариэли. Фото: Илья Литвиненко/"<a target="_blank" href="http://www.dsnews.ua/">ДС</a>"

Основная борьба идет между суннитами и шиитами. В Бахрейне большинство у шиитов, но все финансовые потоки контролируют сунниты. Иран дает деньги шиитам в Бахрейне, Ираке и Сирии на борьбу против суннитов. Сунниты воюют против шиитских группировок. «Хезболла» — это по факту гибридная армия Ирана. Точно так же, как гибридная армия на Донбассе — это по факту армия РФ. «Хезболла» точно так же получает деньги, командные кадры и вооружение из Ирана. Так Тегеран ведет прокси-войну против своих соперников. Все остальные — друзы, армяне и христиане — только страдают в этой бойне.

«ДС» Как мне кажется, в Европе не понимают Ближний Восток. Европейцы пытаются перенести пример франко-немецких или украинско-польских отношений на Ближний Восток, а там такого сознания нет. И это большая проблема. Почему?

Ц.А. В пустыне всегда были ограниченные ресурсы. Был островок зелени. Чей скот будет пастись — это важный вопрос, вопрос вооруженного конфликта. Это не украинский чернозем. Вода — тоже ценный ресурс. Кто контролирует колодец — тоже важно. Если мы посмотрим Библию, то между Авраамом и Лотом были де-факто боевые действия. И за что? За колодец. Это война за ресурсы, где на удар надо отвечать ударом. В противном случае трудно выжить. В регионе, к сожалению, идет игра с нулевой суммой.

Еще один момент. На Ближнем Востоке нет наций в европейском понимании. Есть семьи, так называемые хамулы — кланы. Есть еще религии. Народы как политические нации там на стадии формирования. Единственное исключение — евреи. Это одновременно и религиозная группа, и нация в политическом смысле этого слова. Клан не мыслит масштабами народа или государства. Придел их интересов — это те территории, на которых проживает клан или группа семей. Израильтянин, живущий в Хайфе, что на севере Израиля, без всяких агитаций пойдет защищать жителя Сдерота, что на юге Израиля, на границе сектора Газа, так как евреи мыслят национальными категориями. В то же время арабские кланы сектора Газа будут вырезать своих братьев из кланов, которые приехали жить в этот же сектор Газа, скажем, с Рамаллы, что на Западном берегу реки Иордан. То есть и те и другие называют себя палестинцами, все яро ненавидят Израиль, но при этом убивают друг друга в межклановой борьбе. Подобные процессы вы можете наблюдать в Сирии, Ираке, Ливии и многих других странах Ближнего Востока.

«ДС» То есть линии раздела идут  между семьями и религиями?

Ц.А. Да, это факторы идентичности. В арабской традиции и ментальности просто не может быть такого, чтобы члены одной семьи голосовали за разные партии. Если глава клана (хамулы) решил голосовать за ХАМАС, то все члены его большой семьи также проголосуют за ХАМАС. Если за ФАТХ — все за ФАТХ.  Это проблема. Демократия предусматривает право выбора и право индивида. На Ближнем Востоке такого нет. Там мнение индивида в расчет не принимается. Все меряется хамулами. Поэтому полагать, что на Ближнем Востоке можно силой насадить демократию, — неправильный подход и абсолютная утопия.

Даже десятилетия вхождения арабских земель в различные европейские империи, будь то Франция или Британия, и попытки создать там похожую на европейскую юридическую систему и парламенты обернулись полным фиаско сразу же после их ухода с колоний. Видим ли мы хоть одну демократию на Ближнем Востоке, кроме Израиля? Нет. Кроме Израиля, на Ближнем Востоке пока нет демократий. Может быть, война в Сирии откроет европейцам глаза на реальное положение дел в регионе.

«ДС» Почему?

Ц.А. Это хорошо показывает европейцам, у которых нет идеологических предубеждений, что проблема не в Израиле. Ведь за несколько лет гражданской войны в Сирии уже погибло приблизительно полмиллиона людей. Это в разы больше, чем Израиль убил арабов за всю историю арабо-израильских войн. Но мы не видим по этому поводу акций протеста в европейских столицах и ежедневных резолюций ООН, как это имеет место быть по любому поводу и без повода в отношении Израиля — единственной демократической страны в этом регионе.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество