• USD 36.6
  • EUR 35.7
  • GBP 40.4
Спецпроекты

Кина не будет? Что такое Довженко-Центр и почему Госкино пытается его ликвидировать

Громкий скандал разразился в украинской киноотрасли — Государственное агентство Украины по кино выдало приказ о реорганизации Довженко-Центра

Реклама на dsnews.ua

Согласно приказу все фильмы из коллекции и имущество Довженко-Центра должны быть переданы Государственному учреждению "Научный центр кинематографии Украины", основным видом деятельности которого по данным ЕГРПОУ является "высшее образование". Из структуры Центра также должно быть выделено Государственное предприятие "Украинская анимационная студия", которой передадут авторские права на украинскую анимацию, которые сейчас принадлежат Центру. Сотрудникам Центра грозит увольнение.

Отметим, что Довженко-Центр – самый большой и единственный международно признанный киноархив Украины, в котором хранится более 10 тысяч художественных, документальных, анимационных украинских и зарубежных фильмов, более 24 тысяч архивных документов по истории украинского кино, более 400 музейных экспонатов. Единственный украинский представитель Международной федерации киноархивов (FIAF). Коллекция Довженко-Центра по значению и объему равна коллекциям Национального художественного музея Украины, Музея Ханенко, Музея истории Украины, Библиотеки имени Вернадского и является крупнейшим в мире сборником произведений украинского киноискусства. В структуре Довженко-Центра действуют Фильмофонд, Киноархив и Музей кино, Медиатека, издательство, книжный магазин, киносценическое пространство "Сцена 6", кинолекторий и единственная в Украине кинокопировальная лаборатория с цельным пленочно-цифровым циклом.

В Довженко-Центре настаивают, что приказ "де-факто означает ликвидацию национального киноархива, который с 1994 года последовательно занимается сохранением, исследованием и популяризацией украинского кино, а отвечать за уникальное кинематографическое наследие Украины Госкино поручает де-факто "спящему" учреждению, которое момента своего основания во времена Януковича в 2011 году не осуществляла никакой деятельности, не имеет штата, соответствующих компетенций, сайта и т.д.

Также авторы отмечают, что в приказе о реорганизации не упомянута киноархивная и музейная коллекция Довженко-Центра, которые являются частью соответственно государственного архивного и музейного фондов Украины и подпадают под действие отдельного законодательства.

Ни в преамбуле приказа, ни в публичной коммуникации Госкино не обосновало свое решение.

В Госкино настаивают, что обсуждать вопросы реорганизации Центра начали еще задолго до полномасштабной войны, когда он еще находился в сфере управления Министерства культуры. "Приказом Госкино не предусматривается ликвидация Национального центра Александра Довженко, только его реорганизация", — отмечают в учреждении. По их словам, после реорганизации Довженко-центр сможет "уделить большее внимание развитию музейного дела и кинокультуры, организации разнообразных ивентов для его обогащения и распространения. /…/ При реорганизации Центра Александра Довженко будут образованы три самостоятельных (отдельных) юридических лица и все работники смогут по своей специальности получить рабочее место в одной из этих организаций".

В свою очередь Минкульт заявил, что "выступает против пренебрежения и ликвидации кинонаследия", и подобные заявления стали неожиданностью.

Реклама на dsnews.ua

Но киносообщество настроено решительно и уже планирует публичные акции протеста с требованием отставки главы Госкино Марины Кудерчук.

Мы обратились за разъяснениями к Марине Скирде – главному искусствоведу Музея кино Довженко-центра.

"ДС" Насколько неожиданным был этот приказ Госкино?

М.С. Формально нам об этом сообщили в прошлую пятницу вечером. Прислали факс. Хотя сам документ датирован еще 5 августа. Это при том, что наша директор Елена Гончарук все время на работе, на связи, она с самого начала войны делает все, чтобы защитить Центр и находится там постоянно. Оправдывать такой способ доставки тем, что ее не нашли, очень странно. Так или иначе нас поставили перед фактом. Именно о таком решении мы не думали. Хотя понимали, что есть попытки и желание что-то сделать с нами. По опыту различных контактов с Госкино у нас создалось впечатление, что там совершенно не понимают, что такое Довженко-Центр.

"ДС" А что такое Довженко-центр? Давайте объясним читателям.

М.С. Когда возникла независимая Украина, у нас оказалась нехватка культурных институций. Был Госфильмофонд СССР – а у нас подобной структуры не было. То есть, Украина оказалась в ситуации, что у нее нет своей истории кино – все сохраняется в Москве. И потому усилиями кинохудожников был создан специальный Центр в год юбилея Довженко. Центральной идеей было вернуть наше наследие, ведь Россия присвоила и фильмы, и имена. На это направлена наша собирательская и исследовательская работа.

У Центра есть коллекция. Ее важнейшая часть состоит из копий ранних украинских фильмов, которые мы искали по всему миру, и оригиналов отечественных фильмов, снятых после 1994 года. Но коллекция состоит не только из плёнки. Мы собираем свидетельства, касающиеся всего кинопроцесса – поэтому у нас есть и бумажный архив. А третья часть наших фондов – это Музей кино, где хранится киносъемочная техника, мемориальные вещи и кинодекорации. Это все целостное собрание. Мы его привели в порядок, для каждой части создали отдельные условия хранения с учетом площадей, показателей влажности и т.д. Музейное хранение – это целая наука.

"ДС" Так в чем проблема?

М.С. Я с удивлением выяснила, что Кудерчук совершенно в этом не разбирается. Сначала у нее была идея, что всю нашу пленку стоит взять и передать в архив кинофотодокументов имени Пшеничного. Некомпетентность такого подхода в том, что не разделяется кино как изучаемый историками документ и кино как искусство. Собственно, Довженко-центр является учреждением, где хранят и исследуют кино, а затем публикуют результаты этих исследований, выносят их к публике, популяризируют украинское кино. И эта цепочка неразрывна. Без коллекции мы не можем создавать наши программы, выставочные проекты. Мы сохраняем культурное наследие, хотя об этом Госкино неизвестно.

"ДС" Изменило ли ситуацию выделение Госкино в отдельную структуру с правами министерства?

М.С. Условием этого выделения было формирование программы развития отрасли. Однако ничего подобного сформулировано не было. В обсуждениях говорилось только о том, что нужно зарабатывать деньги. То, что на культурном наследии деньги не заработаешь и что оно, наоборот, нуждается в дотациях – это Кудерчук тоже неизвестно. Зато еще до войны выдвигались такие идеи: хорошо, нельзя передать в архив Пшеничного – значит, зачем это вообще хранить? Можно все оцифровать, а пленку выкинуть. Ну, а что? Компактненько будет. Само мнение об оригинальном носителе не существует в мировоззрении руководства Госкино. А о бумажном и музейном фонде вы все придумали, его нет в документах.

"ДС" Даже так?

М.С. Когда Кудерчук вступала в должность, у нас описывали наше здание, компьютеры, столы, все, что есть. Мы буквально навязывали этой комиссии, что главное, что нужно описывать – это наша коллекция: пленка, бумага, трехмерные предметы. Мы напечатали наши учетные книги, передали им. Но они на это слабо реагировали. И по этому мы поняли, что их интересует совсем другое.

"ДС" Что не так с идеей разделения Центра? Звучит как будто вполне обоснованно: фильмофондом будет заниматься одна структура, публичными мероприятиями – другая…

М.С. Наша цепочка – от нахождения, реставрации, хранения, исследования до популяризации. Кроме этой цепочки, у нас еще есть такие замечательные локации, как "Сцена 6", "Довженко. Книги. Кофе. Кино". Проходят разные мероприятия. Но, без совета с нами, без внешнего экспертного мнения Марина издала приказ разделить Довженко-центр. Куда передать пленочный фонд? И, о чудо, возникает институт "Научный центр кинематографии Украины". Мы нашли минимальную информацию – то, что у этого учреждения есть руководительница и адрес – одна комната в Доме художника, причем там даже указано старое название улицы – Артема, потому что регистрировались они еще в 2011 году. Никаких других подтверждений, что этот институт существует, занимается кино, наукой, что-то публикует – нет, социальных контактов в сетях нет, сайта нет. То есть одному человеку без квалификации хотят отдать на хранение самую большую коллекцию украинского кино. Ранее этот человек возглавлял "Научный центр туризма Украины". Он немного просуществовал, закрылся, а затем открылся уже как "Центр кинематографии". Очевидно, при Минкультуры существовали такие фирмы-прокладки, через которые можно было перечислять средства для организации конференций, дней или недель культуры. Вот Кудерчук нашла это замечательное учреждение и решила, что оно будет заниматься коллекцией, потому что там присутствует слово "научный".

Кстати, Довженко-центр является единственным в Украине членом FIAF – Международной федерации киноархивов. Туда входят учреждения, которые в каждом государстве хранят коллекцию кино. Мы как члены FIAF разделяем, в том числе, и кодекс этики Федерации. А там четко указано, что кино является одной из самых угрожаемых отраслей искусства, и поэтому мы должны относиться очень осторожно и даже нежно к хранению пленки, создавать соответствующие условия, сопротивляться попыткам разрушить нашу коллекцию. То есть сопротивление прописано в кодексе. Наша организация имеет постоянную международную репутацию, у нас множество контактов, масса партнеров, которые с нами организовывали фестивали и кинопрограммы. Мы уникальный институт, казалось бы, Госкино должны беречь нас как зеницу ока, а оказалось наоборот.

"ДС" Вчера появилось еще и заявление Госкино, выдержанное в успокаивающих тонах, мол, все это только во благо, а работникам Довженко-центра могут быть предложены аналогичные должности во вновь созданных структурах.

М.С. Какие могут быть аналогичные должности? Это же разрывает логику нашей деятельности. Во-первых, у нас мероприятия не столько развлекательные, сколько культурно-просветительные. Но это конец цепи, начинающийся со сбора, исследования, изучения коллекции, на основе которой формируются программы. Создают эти разнообразные события исследователи, работающие с киноархивом и с музеем. Так что делать? Уйти в фильмофонд? Тогда они не будут иметь отношения к культурным событиям. А если оставить их в событиях, то у них не будет основы для разработки этих событий. На каком материале они будут писать книги, создавать эти программы? Это как музей разделить на фонды и экскурсионное бюро. Такого же быть не может. Но Госкино хочет так поступить. Так что сотрудникам разорваться на части? Настолько неорганическое деление… Это сделано нелогично, за пределами здравого смысла. Нам не объяснили – какая из этого выгода государству? Какая польза поставить руководить научным заведением человека, не имеющего никакого научного опыта?

"ДС" Собственно, мы и подошли к вопросу выгоды. Она все же должна быть. Кому это все выгодно, по вашему предположению?

М.С. На совещаниях с Кудерчук вопросы культурного наследия, общественного культурного блага не находили никакого отклика. Однако постоянно была сосредоточенность на деньгах. Мы понимаем, что ситуация такова, война идет, мы готовы терпеть. Живем на копейки, но чтобы взять и просто уничтожить – мы не видим в этом резона, какая из этого выгода? Очевидно, если ее внимание направлено на эти аспекты, значит, она эту выгоду видит. А что у нас ценного? Имущество и территория. Итак, Довженко-центру хотят оставить развлекательные функции – давайте, продавайте билеты, зарабатывайте, – но вместе с тем нам оставят и все долги. Они накопились из-за радикального недофинансирования, которое началось с 2019 года, когда мы впали в немилость у власти, а затем еще и пандемия, война. Мы уже несколько лет просто теплимся, у нас на зарплаты не хватает денег, мы сокращаем рабочую неделю, кого-то отправляем дистанционно работать. А если долги, что дальше? Банкротство и ликвидация. Бренд Довженко-Центра просто исчезает. А затем идут переговоры с инвесторами, застройщиками. Территория за Центром уже давно продана и на ней ведется строительство, от которого наше здание страдает. Раньше застройщики контактировали с нами, и мы в дебатах производили какие-то взаимовыгодные условия сосуществования. Но сейчас они нашли пути к сердцу Госкино и ведут переговоры напрямую. Для этого можно предположить, чью сторону держит Госкино. Центр доведут до банкротства, сократят количество площадей и помещений до минимума – только для сохранения пленок. А остальные займут чем-нибудь другим.

"ДС" Что вы собираетесь делать?

М.С. Мы хотим спросить от имени общества у Госкино: что происходит? Мы сообщили общественность, привлекли внимание СМИ, будем обращаться к FIAF, к культурным деятелям, к лидерам общественного мнения, к нашим партнерам, а среди них есть много музеев и библиотек, есть посольства, зарубежные культурные центры. А дальше как общество решит. Вижу, что кто-то настроен выходить на митинги. Мы не инициировали эти действия, но для удовлетворения своих культурных потребностей общество может делать то, что оно своим коллективным разумом решит.

    Реклама на dsnews.ua