Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Александр Вальчишен: Страны, оказавшиеся под санкциями, все равно не смогут полностью отказаться от доллара США

Пятница, 1 Июня 2018, 09:00
Какая бы валюта не пришла на смену доллару, у развивающихся стран проблемы и угрозы останутся неизменными
Александр Вальчишен: Страны, оказавшиеся под санкциями, все равно не смогут полностью отказаться  от доллара США

Дискуссии о том, когда же закончится гегемония доллара как мировой резервной валюты, ведутся не первый год. Однако целый ряд событий на мировом финансовом рынке прибавил остроты этим обсуждениям. Среди наиболее знаковых - отказ Венесуэлы от "американца" при расчетах за нефть, запуск Китаем нефтяных фьючерсов, номинированных в юанях, и, наконец, уже анонсированный переход на евро при расчетах за нефть между ЕС и Ираном. Способны ли эти события подкосить господство доллара, сможет ли другая валюта в обозримом будущем занять его место и что это будет означать для развивающихся рынков, - об этом "ВД" беседовала с руководителем аналитического подразделения финансовой группы ICU Александром Вальчишеным.

ВД: Аналитики уже давно предрекают юаню место будущей мировой резервной валюты. Сможет ли приблизить к этой цели Китай запуск на Шанхайской бирже фьючерса на нефть, номинированного в юанях? Ведь Поднебесная является крупнейшим в мире импортером нефти.

А.В. Китайские власти действительно предпринимают шаги по продвижению своей валюты и усилению ее значимости на мировом финансовом рынке. И запуск нефтяных фьючерсов - один из таких шагов. Но наиболее значимым событием в этом плане стало внесение с 1 октября 2016 года Международным валютным фондом юаня в расчет корзины специальных прав заимствования - SDR (искусственное резервное и платежное средство, которое используется в расчетах между МВФ и его членами, а также еще 14 официальными организациями. - "ВД").

Начальная доля юаня в SDR - 10%, что выше уровня иены (8,3%) и фунта стерлингов (8,09%). Хотя пока и значительно меньше, чем доллар (41%) и евро (31%). Таким образом, Фонд официально включил юань в так называемый клуб резервных валют. Запуск нефтяных фьючерсов, номинированных в юанях, - менее важное событие. Однако оно подтверждает, что юань уже становится единицей монетарного учета на международной арене. В этой денежной единице компании готовы заключать договоры на торговлю товарами, услугами, финансовыми инструментами. У значимых для Китая стран появляются стимулы включать монетарные резервы, номинированные в юанях, наряду c резервами в долларах, евро, фунтах и иене. Китайский центральный банк их уже предоставляет национальным центральным банкам ряда стран согласно заключенным договорам сотрудничества. Таким образом, Китай постепенно выстраивает международную структуру по поддержанию использования юаня в других странах.

ВД: Какие новые шаги могут быть предприняты Китаем для продвижения своей валюты на мировом финансовом рынке?

А.В. Судя по всему, Китай хочет стать второй Америкой. Но сейчас ключевая задача китайских властей - удержание стабильного развития экономики и выход на новую модель ее развития. Китай пытается уйти от модели, при которой экономический рост базируется на внутренних инвестициях и экспорте продукции на внешние рынки, и перейти к модели, при которой основу роста экономики составляет внутренний спрос. Возросший уровень благосостояния населения уже позволяет начать движение в этом направлении.

Расширение использования национальной валюты и переход к новой экономической модели - параллельные процессы. Для того чтобы повысить вес валюты на мировом финансовом рынке, нужно стать покупателем продукции из других стран. Наращивание импорта в том числе позволит удовлетворять растущий внутренний спрос.

По сути, чтобы юань мог претендовать на место доллара в мировой финансовой системе, Китаю придется стать вторыми Штатами: перейти от торгового профицита к торговому дефициту и постепенно наращивать бюджетный дефицит, благодаря которому происходит безрисковый выпуск своей денежной единицы.

ВД: Отчасти США сами провоцируют сокращение использования доллара, расширяя список стран, оказавшихся под санкциями. Ведь страны и компании из санкционного списка не могут использовать в расчетах с контрагентами доллар и просто вынуждены переходить на другие валюты. Может ли это оказать существенное влияние на позиции "американца" как главной мировой валюты?

А.В. Уход некоторых компаний или даже стран от расчетов в долларе не изменит существующей расстановки сил на мировом финансовом рынке. Страны, оказавшиеся под санкциями, все равно не смогут полностью отказаться от доллара США, поскольку уже обременены немалыми долгами, номинированными в этой валюте. Это означает, что доллар им будет необходим по меньшей мере для того, чтобы рассчитываться по долгам.

Доступ к долларам по-прежнему необходим и для того, чтобы и далее получать импортную продукцию. В свою очередь, долги в долларах могут иметь и поставщики продукции в эти страны. При этом объем долгов в долларах у находящихся под санкциями стран гораздо меньше объема новых долгов, которые создаются бизнесом в тех же США и за их пределами.

ВД: Может ли евро стать альтернативной доллару как мировой резервной валюты?

А.В.  Евро тоже имеет достаточно сильные позиции на мировом финансовом рынке, в этой валюте также выпускаются достаточно большие объемы долгов.

Но евро не хватает внутренней устойчивости: экономики некоторых стран - членов ЕС застряли в длительной стагнации после глобального финансового кризиса (те же Греция и Италия). Кроме того, для поддержания ключевой резервной валюты необходима активная фискальная политика как по налогам, так и по расходам, которая будет поддерживать экономику через дефицитный бюджет. Проще говоря, правительство (в случае ЕС - это Европейская комиссия как орган исполнительной власти) должно иметь возможность реализовывать бюджет, направляя поддержку в отстающие регионы (страны), не остерегаясь роста госдолга, так как он номинирован в своей денежной единице. Но в ЕС, и особенно в еврозоне, превалирует совершенно другой подход к фискальной позиции национальных правительств, а создание единой бюджетной политики для всех стран ЕС все откладывается. Ключевая страна еврозоны, Германия, придерживается правила бездефицитного бюджета. Соблюдение жестких фискальных правил требуется и от других стран - участниц Евросоюза (одно из них - дефицит бюджета не более 3% от ВВП). К тому же евро - не совсем национальная валюта, она очень зависит и от проблемных экономик еврозоны. Последний долговой кризис, который, к слову, продолжает еще тлеть, показал, что еврозона как монетарный союз имеет серьезные проблемы.

ВД: Какие факторы будут обеспечивать доллару доминирующую роль в мировой экономике?

А.В. Для сильной денежной единицы, которая используется не только в рамках своей страны, необходимо три составляющих. Первое - сильная фискальная политика, когда все, от компаний до физических лиц, строго придерживаются правил уплаты налогов в своей денежной единице. Второе - готовность властей придерживаться дефицита госбюджета. Третье - готовность заемщиков (не только внутренних) привлекать финансирование в этой денежной единице. Например, та же Аргентина совсем недавно выпустила государственные ценные бумаги, номинированные в долларе США, на 100 лет. Согласно данным Института международных финансов (IIF) по итогам IV квартала 2017 года глобальный долг вырос до рекордных $237 трлн.

По данным Банка международных расчетов (БМР), совокупный долг между странами, исключая внутренние долги, составил на конец 2017 года $26,3 трлн. Из них долг, номинированный в долларах США, - $13,3 трлн, или около 50%. Следующая позиция - у евро, это эквивалент $7,6 трлн, или 29%, далее идут фунт стерлингов - 5%, японская иена - 3%, швейцарский франк - 1,5%.

Такие долги определяют текущий и будущий спрос на денежную единицу, в которой они номинированы, то есть спрос на доллар. Это значит, что государства или бизнес будут заинтересованы, возможно, даже вынужденно, в долларовых расчетах со своими контрагентами - им нужно получать доллар изо всех возможных источников, чтобы обслуживать свои долги.

ВД: Но вот как раз готовность американских властей жить по средствам вызывает большое сомнение. Штаты активно наращивают долги, и тот же МВФ не раз призывал США снизить уровень государственного долга. Тем не менее к 2023 году США, по расчетам Фонда, обгонят Италию по соотношению национального долга и ВВП: у Штатов это соотношение вырастет до 116,9%, а у Италии, наоборот, уменьшится до 116,6%...

А.В. Уровень государственного долга, безусловно, важный, но не решающий показатель. Например, самый крупный государственный долг имеет Япония - почти 251% от ВВП по результатам прошлого года. Но это не несет угрозы ее экономике, потому что долг сформирован в национальной валюте. Более того, этот долг - основа богатства японских граждан и компаний. Ведь держатели государственных ценных бумаг получают по ним стабильный доход. Аналогичная ситуация и с США. Долги США номинированы в национальной валюте, а потому устойчивы. Штаты полностью контролируют свой долг. И наоборот, долги в чужой валюте очень рискованны. Например, долг будет автоматически расти вместе с укреплением этой валюты.

ВД: Сейчас мировые аналитики разделились на два лагеря. Одни считают, что до 2050 года китайский юань заменит доллар в статусе мировой резервной валюты. Другие полагают, что после доллара не будет мировой доминирующей валюты: будут лишь валюты, имеющие влияние в отдельных сферах. Какой из вариантов вам кажется наиболее реалистичным?

А.В. Развитие мировой экономики циклично. И после подъема будет очередной спад. Как правило, кризисы имеют монетарную природу. То есть начинаются с того, что компания или страна не могут рассчитаться по своим долгам. Такие кризисы становятся очередным поводом для пересмотра существующей в мире монетарной системы. И я не исключаю, что в будущем возможны различные эксперименты в этой сфере, в том числе в выборе денежной единицы учета, технологии того, что из себя будут представлять денежные единицы, в создании монетарных союзов и их модификации. Кстати, таким экспериментом можно назвать реформирование еврозоны, также можно вспомнить зону советского рубля - это был длительный монетарный эксперимент с известным исходом. Но в конечном итоге стабильная монетарная система будет в любом случае базироваться на сильном государстве, денежная единица которого поддерживается действиями государства в определении налогов и других платежей, их взыскании, монетарных операциях, которые будут преимущественно в этой денежной единице.

ВД: Что будет означать для развивающихся рынков, в том числе и для Украины, смена валюты-гегемона?

А.В. Какая бы валюта не пришла на смену доллару, у развивающихся стран проблемы и угрозы останутся неизменными. Наращивая долги в чужой валюте, страна всегда имеет риск неконтролируемого роста долга из-за укрепления валюты, в которой номинированы долговые обязательства, и роста процентных ставок по ней. Еще одна проблема - угроза резкого сокращения иностранного кредита, как это происходит сейчас в ряде стран. Инвесторы выходят из финансовых инструментов этих стран в более ликвидные, и это сопровождается девальвацией национальных валют. Так, рост доходности госбумаг США (уже около 3% по десятилетним облигациям) стимулирует отток капиталов инвесторов из развивающихся стран на более стабильный американский рынок.

ВД: Как можно уйти от этих рисков, в том числе и Украине?

А.В. Главный рецепт - переход на выпуск долгов, номинированных в своей валюте. Конечно, такие долги будут интересны инвесторам, если экономика будет стабильной. Расходы правительства должны быть направлены на то, чтобы сделать экономику инновационной и способной выигрывать международную конкуренцию по производимым товарам и предоставляемым услугам.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика