Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Будут ли наемники Путина защищать мечту принца Мохаммеда

Вторник, 3 Декабря 2019, 08:00
Масштабная модернизация Саудовской Аравии, задуманная и осуществляемая наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, способна радикально изменить расстановку сил на Ближнем Востоке
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Модернизация на триллион долларов

Несмотря на имевшее место перебрасывание мяча между американскими партиями относительно последствий убийства Джамаля Хашогги, для Саудовской Аравии, похоже, даже при потенциальном президенте-демократе отношения Эр-Рияда с Вашингтоном как минимум не ухудшатся. Симптомов, указывающих на такое положение вещей, сегодня уже более чем достаточно. В частности, любопытную сентенцию выдал генеральный директор Uber Дара Хосровшахи 12 ноября в журнале Esquire: "Я думаю, правительство (Саудовской Аравии. - "ВД") признало, что сделало ошибку. Это серьезная ошибка, мы тоже делали ошибки. Мы остановили программу (беспилотных машин. - "ВД") и восстановились после той ошибки. Я думаю, люди делают ошибки. Это не значит, что они не могут быть прощены. Я думаю, все это принимают слишком серьезно". По-видимому, такое заявление связано вовсе не с каким-то поверхностным доброхотством, а с определенными системными причинами, а именно нарастающим интересом высокотехнологических компаний к проекту наследного принца Мохаммеда бин Салмана - городу Неом, который планируется едва ли не полностью цифровым и беспилотным.

Причем все это уже не фантазии с оглядкой на наличие беспилотного метро в Дубае.
Под этот амбициозный проект кронпринц, по сути, переворачивает вверх дном всю социальную, экономическую и политическую структуру королевства. Кроме того, Саудовская Аравия остается единственной страной региона, помимо Израиля, с которой США эпохи Дональда Трампа пытаются поддерживать системные неагрессивные отношения (несмотря на историю с Хашогги), другое дело, что не они одни. Тем более что КСА находится на переднем крае противостояния иранской угрозе, хотя получается это сегодня из рук вон плохо, причем с американским оружием или без, по крайней мере, пока что. Но, несмотря на трудности, часть из которых имеет внешний, навязанный характер, принц Мохаммед уверенно гнет свою линию.

Так, 3 ноября текущего года самой громкой новостью глобального фондового рынка стало, разумеется, окончательное решение о продаже акций саудовской нефтяной корпорации "Сауди Арамко". Предполагается, что будет продано вначале 2% акций, а затем, если результат будет признан удовлетворительным, еще 3%.

Беспрецедентность происходящего заключается в величине корпорации - ее капитализация оценивается в $1,5-2 трлн. Такой колоссальный разброс в оценках - до $500 млрд - связан с ее легендарной закрытостью, а также с тем, что 100% ее собственности на сегодняшний день является государственной, так что объективной биржевой оценки, по сути, не существует. В любом случае "Арамко" стоит примерно в два раза больше самой дорогой на сегодняшний день компании "Амазон".

Саудовская казна в итоге может получить от $70 до $100 млрд. Предполагается, что эти средства пойдут в основном на реализацию магистрального проекта развития страны - в программу "Видение Саудовской Аравии 2030" (предполагает уменьшение нефтезависимости страны, диверсификации ее экономики и развитие государственного здравоохранения, образования, инфраструктуры, рекреационной сферы и туризма). Для подавляющего большинства королевских подданных строительство Неома и связанные с этим трансформации социальной ткани королевства - это стратегия прорыва из (в лучшем случае) XIX в XXI в., если не XXII. Несмотря на свои огромные богатства и формально высокий показатель ВВП на душу населения, 33-миллионная Саудовская Аравия все же продолжает во многом оставаться страной третьего мира (в ОЭСР, обладающей лицензией на определение развитых стран, королевство не входит). И вот, едва ли не впервые, двенадцатое по размеру территории государство пытается по-настоящему прорваться в первый мир. Оценочно стоимость всей программы доходит до триллиона долларов, и это только в первой ее фазе.

Чартерные города против старого уклада

Естественно, в Саудовской Аравии далеко не все - и не первый год - довольны происходящим. Ведь принц Мохаммед подвинул многих родственников, а также представителей знати, которая десятилетиями живет в симбиозе с монархией, выстроенной по системе лествичного наследования (от брата к брату, редко от отца к сыну). Многие осознают, что часть правящей династии и шейхи ведущих племенных объединений, уже в третьем поколении живущие на ренту от продажи нефти, могут быстро оказаться в новом КСА откровенными аутсайдерами.

Вдали от софитов глобальных СМИ сопротивление планам кронпринца оказывается огромное - и после обретения реальных властных рычагов он продержал ряд аристократов под арестом, небезуспешно выжимая из них финансирование своих планов модернизации. За что они, скорее всего, и отомстили правителю, сначала подстроив убийство Хашогги, а затем, совсем недавно, подозрительно успешной бомбардировкой нефтедобывающих мощностей руками иранских прокси с территории Ирака. Дело в том, что высказываются обоснованные подозрения, что провал саудовской разведки и ПВО был не случаен и призван выставить кронпринца в глупом свете, заодно обвалив акции "Сауди Арамко" и спровоцировав скачок цен на нефть (который быстро сошел на нет в силу своей явной искусственности).

Но пока что Мохаммед вполне уверенно реализует свою стратегию, и продажа небольшой доли "Сауди Арамко", при всей грандиозности этого мероприятия, лишь небольшая ее часть.

Фото: neom.com

И здесь надо подчеркнуть два момента.

Первый - проводящаяся бин Салманом подготовка общества, пусть не быстрая, но достаточная для того, чтобы Неом не завершился чем-то наподобие безлюдного туркменского курорта на Каспии и других заброшенных и полузабытых проектов подобного рода. Похоже, Мохаммед и впрямь надежда нации, а также, учитывая разворачивающуюся в Иране, Сирии и Йемене гуманитарную катастрофу, и всего региона. Примечательно, что он учился не в Европе или в США, как принято у многих династий, а в родном ему Эр-Рияде, но при этом прекрасно понимает, где находится будущее, а где прошлое. Женщины в Саудовской Аравии еще недавно не могли водить машину (им просто не давали возможность получить водительские права), даже выехать за границу без мужа или отца. Принц начал наступление на наиболее дикие религиозные предрассудки, притом что правление династии аль-Саудов намертво переплетено с благословением теологов. И все эти вещи он отменил. Так что, несмотря на болезненные удары с разных сторон, Мохаммед явно проводит реформы широким бреднем, пусть и сравнительно постепенно. Либерализация происходит и в других сферах. Так, к примеру, страна открывается для туризма, что еще недавно выглядело немыслимо (уместен был только хадж). Иностранцам разрешили не просто приезжать на отдых, но и туристам противоположных полов жить в одних апартаментах.

Второй момент - это то, что едва ли не впервые (Сингапур был экспериментом, осуществленным на основе одного карликового государства, чем закончится расцвет ОАЭ, пока неясно, частичный импорт тех же социальных технологий в Астану только начат) подобный проект делается по науке. Этот рецепт борьбы с архаикой и системной нищетой предложил неожиданно получивший в прошлом году Нобелевскую премию по экономике крайне неполиткорректный исследователь Пол Ромер. Его концепцию чартерных городов в интерпретации аргентинского политолога Китти Сандерс можно охарактеризовать как создание анклавов первого мира в третьем. Сам Ромер призывает "создавать новые Гонконги". Его идея (которой прониклось множество предпринимателей и политиков некоторых стран), заключается в следующем. Фактически на пустом месте в бедной отсталой стране создается высокотехнологичный город, который не подконтролен правительству и, по сути, принадлежит группе акционеров - в их роли выступают крупные международные корпорации. Город подчиняется собственному уставу (хартии), контролируется советом директоров под наблюдением страны с безупречной репутацией (сам Ромер обычно предлагает Канаду или Швейцарию). Во главе совета должен стоять губернатор, назначаемый той же Канадой или Швейцарией. Экономически он не зависит от государства. А судебная система просто заимствуется у Британии (как это пытаются сделать в сфере арбитража в Казахстане).

Обычно такая постановка вопроса вызывает массу возражений у сторонников "суверенных национальных государств" и "защитников идентичности" в странах третьего мира, однако в действительности, как уточняет Сандерс, очень многие системы, считавшиеся незаменимыми и выступавшие "гарантами национальной суверенности", сегодня успешно заменены международно-космополитическими. К примеру, Панама и Эквадор ликвидировали собственные национальные валюты, импортировав доллар США, большинство стран Европы отказались от национальных валют, импортировав евро, а "вступление в ВТО является надежным способом импортировать" экономические структуры первого мира (так в статье о методе Ромера пишет The Atlantic). В таком случае почему бы не пойти дальше и не заменить вообще все коррумпированные и неработающие структуры бедной страны на импортные образцы и систему частных договоренностей? "Какие механизмы необходимо внедрить в развивающихся странах, чтобы дать дорогу правилам, работающим в остальном мире?" - спрашивает Ромер. Вполне вероятно, что развитие социально-экономического поля планеты двинется именно таким путем, тем более в условиях участившихся атак архаичных элементов на глобализацию и давно предсказанной, продолжающей развиваться фрагментации развитых и развивающихся стран на современные и застойные территории-системы.

Кто защитит Неом

Вместе с тем очевидно, что в саудовской ситуации существуют специфические ограничения - страна окружена агрессивными соседями, у нее отсутствует ядерное оружие и политических ресурсов Мохаммеда пока хватает лишь на внутренний контроль. Отсюда остро встает вопрос: а кто, как и чем будет защищать Неом?

Ведь, как недавно нефтяные поля, он может быстро превратиться в гигантскую мишень для иранского КСИР и его многочисленных гибридных союзников вроде Хезболлы, йеменских и иракских террористических группировок. Получается, чтобы построить Неом, необходимо сначала сломать Иран (который, между прочим, раскинул свои сети влияния по всему миру - и это не только Ближний Восток, Европа и Россия, но и Латинская Америка).

Поэтому очевидно, что на буквальную физическую и техническую защиту своего монументального проекта у саудовской власти уйдут огромные средства.

Причем, как видим, несмотря на титанические усилия Эр-Рияда, направленные на то, чтобы сохранить отношения с Вашингтоном, эта связка сегодня ослабла из-за внутриполитической борьбы в США. С Германией у саудовцев горшки побиты - в европейском случае придется ждать ротации элит с надеждой на приход к власти более прагматичных персонажей. Отсюда и недавний визит в Саудовскую Аравию Владимира Путина, промышляющего продажей услуг наемников, хакеров и пытающегося создать нефтяной картель. Очевидно, что переговоры российского диктатора с королем Салманом носили церемониальный характер - король тяжело болен, причем болезнь Альцгеймера, как утверждается, только видимая часть всего букета имеющихся у него недугов. Даже внутри дворца король вынужден перемещаться на электрокаре для гольфа. Реальные переговоры Путин проводил с принцем Мохаммедом. Вроде бы Москва и Эр-Рияд договорились о создании совместной лизинговой компании по поставкам самолетов с инвестициями в $600 млн. Откровенно говоря, сумма для этого бизнеса символическая - на эти деньги можно закупить разве что пять среднемагистральных "Боингов" или 12 скандальных "Суперджетов", которые в РФ теперь списывают в регионы. Любопытно, что ранее Саудовская Аравия подобным бизнесом не занималась, ее интересуют в основном вложения в наземную инфраструктуру, так что решение чисто декоративное, нечто вроде подарка. Который, как и зондирование саудовцев на ядерную тему, и инвестиции в российские фонды распределения средств, скорее всего, никогда не заработает в силу тотальной российской коррупции.

Ясное дело, что ключевой темой поездки Путина была нефтяная - теперь Россия пытается протолкнуться в состав ОПЕК, что говорит о тяжелой деградации базовой отрасли (как известно, "Роснефть" докатилась до вывоза из Венесуэлы нефти контрабандой). Ведь участие в картеле накладывает ограничивающие обязательства. Ранее обособленное положение по отношению к ОПЕК позволяло Кремлю проводить самостоятельную политику, пусть она и носила с каждым годом все более согласованный с картелем характер. Сегодня РФ критически зависит от цены на нефть, долги ее условно государственной компании огромны, а потому Путин вынужден согласовывать свою нефтяную политику, чтобы хоть как-то иметь возможность влиять на цену.

К примеру, США, имея такие же объемы производства нефти, как Саудовская Аравия и Россия, не зависят в такой мере от конъюнктуры нефтяного рынка, а потому вообще не видят для себя смысла ограничивать себя соглашениями с конкурентами. Это позволяет Штатам в полной мере задействовать ценовые возможности, наращивая добычу при благоприятной ситуации на рынке, не обращая внимания на реакцию конкурентов. Но подобное положение "над рынком" может себе позволить только сильная и многоотраслевая экономика. Москва давно выпала из этого списка, и готовящееся соглашение по окончательному вхождению в новый картель лишь подчеркивает ее убогое экономическое положение.

Подписанная Хартия сотрудничества стран - производителей нефти фактически является новым уставом новой ОПЕК, которую ранее называли ОПЕК+. Хартия - это тот же ОПЕК, но уже вместе с Россией, и Россия теперь обязана подчинять свою нефтяную политику решениям ОПЕК. И если ОПЕК+ был относительно добровольным форматом участия, то теперь подписанная Хартия накладывает и международные обязательства. Что закрепляет новое положение России как полноценной страны третьего мира, равной по положению той же Саудовской Аравии, Нигерии, Конго или Габону. Это еще один подарок, который ничего не стоил принцу Мохаммеду. А вот российское оружие и наемники ему вполне могут пригодиться, если американцы продолжат свою невнятную политику, а европейцы - страдать инфантильностью. Китайцев в Эр-Рияде видят как инвесторов, но в целом пока что побаиваются в роли системных союзников. Дело в том, что вокруг визита мелькали данные, что вроде бы саудовцам разрешат модернизировать ряд российских ракет. Исключительно в частных целях, но ведь модернизировать, не получив всю техдокументацию, невозможно.

Понятно, что Россия сегодня не способна продать Саудовской Аравии ничего стоящего или современного. Да и защитить Неом от персов, регулярно получая от них сдачи в Сирии, да еще и сосуществуя там с ними в некоем бромантическом симбиозе, тоже. Тем не менее Путин в макияже коммивояжера свою работу в ходе турне по Ближнему Востоку и Персидскому заливу выполнил. Пойдут ли в США и ЕС (у Китая линия более понятная) против желания своих технологических гигантов, строящих большие планы по поводу Неома, - неизвестно. И вопрос о том, кто будет защищать этот проект в стране, которую, по словам самого принца, оборонять непросто, поскольку она немногим менее континента, остается открытым.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир