Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Политическая блажь или прорыв? Нужен ли Украине промышленный безвиз с ЕС

Четверг, 26 Марта 2020, 14:00
Украинскими политиками проект рассматривался и рассматривается как красивая игрушка, которую можно выгодно поместить на предвыборные плакаты
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Украинские и брюссельские чиновники опять обсуждают сроки начала работы технической миссии, которая должна проверить готовность Украины к переговорам по промышленному безвизу с ЕС.

Еще один безвиз

Как и безвиз для граждан, аналогичный режим для нашей промышленной продукции звучит притягательно. Но у каждого явления есть две стороны. На аверсе - упрощение сложных процедур преодоления разграничительной черты между общим европейским экономическим пространством и Украиной. Ну а на реверсе - сопутствующие риски от соприкосновения технологической эффективности и отсталости, высоких стандартов жизни и низких, европейской зарплаты и украинской. И если не в полной мере оценить баланс рисков и возможностей, то в результате безвиз приводит к безлюдью, а экспорт древесины - к "безлесу". К чему же приведет промышленный безвиз?

Обратимся к дефинициям. Сам термин "промышленный безвиз" - квинтэссенция смысла, который формируется в соответствии с АСАА - Соглашением об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции (Agreement on Conformity Assessment and Acceptance of Industrial Products).

Перед нами классический транснациональный механизм, благодаря которому украинские производители промпродукции смогут продавать свои товары на европейском рынке, не получая при этом товарные сертификаты ЕС.

Казалось бы, логика у движения Украины по пути подписания АСАА есть, и вполне зрелая.

Но вернемся в историю. Философия соглашения о создании между Украиной и ЕС зоны свободной торговли (ЗСТ) предполагала совсем иной алгоритм трансформации украинской экономики. Конечно, европейцам выгодно иметь у себя под боком колоссальный резервуар сырьевых ресурсов, продуцируемых украинской экономикой. Но чтобы покупать наше сельскохозяйственное сырье, руду или металл соглашение о ЗСТ как бы и не нужно.

На самом деле общее торговое пространство выгодно европейцам лишь тем, что оно дает возможность продавать в Украине свою продукцию беспошлинно или с минимальными ставками.

Рынок 40-миллионной страны с потенциалом роста - хороший приз для европейских компаний, выпускающих продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости. Но не стоит низводить философию Восточного партнерства ЕС до уровня дискриминации "глобального юга" осевыми экономическими странами в рамках мир-системного анализа. Европейцы достаточно зрелая общность, чтобы понять: неоколониализм в чистом виде на продолжительной восточной границе - это игра со спичками рядом с большим стогом сена. Именно поэтому они и предложили более композитную и глубокую модель сотрудничества, чем покупка сырья в обмен на доступ к рынку.

В понимании европейцев Украина в обмен на часть своего внутреннего рынка должна получить компенсатор в виде низкопошлинной торговли потребительскими и промышленными товарами, произведенными национальной экономикой.

Рынок на рынок

В Евросоюзе отдавали себе отчет, что в случае заключения соглашения о ЗСТ Украина может утратить традиционные рынки в СНГ и прежде всего в таких странах, как Беларусь, Казахстан, РФ и государствах Средней Азии. Конечно, никто не предполагал, что торговое взаимодействие ЕС и Украины вызовет такую реакцию России, как аннексия Крыма и война на Донбассе, ведь та же Германия активно продвигала идею единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, и в Москве не были против. Единственное уточнение - в России хотели войти в общую торговую зону с Европой во главе регионального пула стран в виде Таможенного союза и ЕАЭС, что было неприемлемо для Украины, ведь у нас уже был опыт вхождения в ВТО прежде восточного соседа. Тем не менее определенную реакцию со стороны Москвы в Брюсселе предполагали, ведь это было ожидаемо, как, например, реакция Вашингтона на гипотетическое торговое сближение Мексики и Китая... Именно поэтому модель соглашения ЗСТ включала в себя ключевую опцию: возможность Украины торговать с Европой потребительскими и промышленными товарами, созданными с помощью реновации индустриального ядра нашей страны. В Европе не нужны наши котлы, реакторы, промышленное оборудование, корабли и самолеты. Еврочиновники отдавали себе отчет, что украинский "Турбоатом" вряд ли сможет войти на европейский рынок так же активно, как и на рынки стран СНГ и Азии. Большая часть нашей промышленной продукции никогда не была бы сертифицирована для продажи европейским потребителям, а если бы сертификация таки состоялась, то это потребовало бы таких существенных затрат, что наша продукция тут же утратила бы свою конкурентоспособность по цене. А для предоставления безвозвратных дотаций для сертификации у государства попросту не было денег, ведь речь шла о миллиардах долларов.

Именно поэтому формат соглашения с ЕС предполагал, что Украина превратится в своеобразный восточноевропейский Китай с тысячами мелких и средних промышленных предприятий, производящих все то, что европейцы покупают в Китае настоящем.

Неудавшаяся перезагрузка

Стоимость рабочей силы и прочих факторов производства в Украине не намного отличалась от Китая, а логистика значительно дешевле. Такие производства изначально должны были создаваться для выпуска сертифицированной в ЕС продукции - как потребительской, так и промышленной. В этом плане Украина могла повторить успех не только Китая, но и Польши. Для столь масштабной перезагрузки экономики нужны были прямые иностранные инвестиции в размере десятков миллиардов долларов, но, учитывая заинтересованность арабского мира, да и тех же китайцев в расширении гибридных каналов сбыта, необходимый ресурс нашелся бы. Естественно, при условии защиты в Украине титулов собственности инвесторов, налоговой реформы, перезагрузки судов и системной дерегуляции. Данные изменения должны были проводиться уже в рамках Соглашения об ассоциации, но в Брюсселе явно не рассчитали инерционное сопротивление киевских элит, ведь соглашение выполнено всего на 43% даже спустя пять лет после заключения. Причем наиболее негативные результаты наблюдаются в таких разделах документа, как "Статистика и обмен информацией", "Управление государственными финансами" и "Защита прав потребителей".

Трансформация соглашения о ЗСТ так и не привела к появлению новой украинской экономики по той простой причине, что в Европе недооценили укорененность у нас так называемых экстрактивных институтов - речь о сплаве большого бизнеса и политической надстройки. Этот управленческий субстрат привык самостоятельно снимать с национальной экономики ренту, а максимально удобно это делать именно в сырьевых сегментах. Ему не нужны иностранные инвестиции и проникновение в страну новых технологий и производств. Не нужны чужие транснациональные корпорации, малый и средний бизнес и системный инвестор, ведь все эти субъекты формируют противоположные инклюзивные институты, сужают их экономическое пространство и площадь сбора экономических рент и расширяют границы общей системы для равноправной рыночной игры, в которой побеждает не тот участник, у кого есть популярный телеканал, а наиболее эффективный.

Именно поэтому вся философия ЗСТ между Украиной и ЕС свелась к поставкам сырья, в основном сельскохозяйственного, продуктов его переработки и беспрерывным жалобам Украины на быстрое исчерпание лимитов на поставку курятины и меда, что вызывает в Брюсселе недоумение, ведь такой масштабный проект, как Соглашение об ассоциации и ЗСТ, затевался явно не только для птицефабрик и пасек.

К каким последствиям это привело?

Структура украинского экспорта в 2014-2019 гг., $ млн

Виды товаров

Период  
2014 2015 2016 2017 2018 2019*
Всего 50552 35420 33560 39701 43341 45911
Продовольствие и сырье 16670 14478 15250 17739 18594 21415
Минеральные 5291 2672 2391 3517 3883 4550
Химия 3730 2436 1832 2052 2381 2172
Древесина и товары 1954 1540 1510 1647 1965 1829
Промтовары 704 503 463 575 649 687
Металлы 14953 9164 8099 9890 11402 10451
Машины и оборудование 5432 3339 2748 2862 3002 3315
Прочие 1818 1288 1267 1419 1465 1492


* 2019 - предварительные данные

Источник: НБУ

По данным Нацбанка, с 2014-го наш экспорт сократился с $50,5 млрд (дата подписания соглашения) до $33,56 млрд в 2016-м - минимальная точка экстремума. Затем показатели перешли в фазу восстановления: в 2019-м экспорт составит $46-47 млрд. Таким образом, первый шок утраты традиционных рынков и переориентации на рынки ЕС экономика преодолела, хотя параметры 2014 г. еще не достигнуты.

Но произошло это за счет резкого увеличения экспорта сельскохозяйственного сырья и продуктов переработки: с 16,67 до $21,42 млрд. В то же время поставки оборудования и машин сократились с 5,4 до $3,3 млрд. Мы потеряли более $2 млрд экспортного потенциала своей промышленности и около $5 млрд в секторе металлургии.

То есть структура экспорта существенно изменилась: удельный вес сельхозсырья и продуктов переработки вырос с 34 до 48%, а один из основных сегментов сложной промышленности (производство машин и оборудования) сократился с 11 до 7%.

Источник: НБУ, предварительные данные

Если оценивать изменение структуры экспорта по категориям товаров, то удельный вес средств производства сократился с 5 до 3%, а в абсолютном измерении с 2,5 до $1,3 млрд. На 2% упал удельный вес полуфабрикатов (промежуточных товаров): минус $4,8 млрд. Зато выросла роль в общей структуре экспорта потребительских товаров - с 14 до 19%, или +$1,5 млрд, что также является следствием адаптационной волны, которая трансформирует нашу экономику под изменившейся внешний спрос.

Структура украинского экспорта по категориям товаров в 2014-2019 гг., $ млн

Категории

Период
2014 2015 2016 2017 2018 2019*
Всего 49,542 34666 32859 38928 42602 45215
Средства производства 2,495 1429 1214 1151 1243 1307
Промежуточные товары 39825 27473 25190 30277 33216 35059
Потребительские товары 6,961 5576 6182 7247 7872 8527
Прочие 261 188 273 253 271 322

* 2019 - предварительная оценка

Источник: НБУ

Что касается региональной структуры, то экспорт в страны СНГ за период с 2015 по 2019 гг. (2015-й взят в качестве дна падения) сократился с 7,73 до $6,76 млрд, в том числе поставки товаров в РФ упали с 4,2 до $2,8 млрд. Зато выросли поставки в ЕС с 10,47 до $17,45 млрд. Активизировались и альтернативные рынки: продажи в Америку удвоились - с 0,76 до $1,5 млрд, в Африку - с 3,75 до $4,77 млрд. Но не менее важной, чем рынок ЕС, для нас в части наращивания экспорта является Азия: продажи товаров на этот континент выросли с 12,27 до $14,6 млрд, что сопоставимо с европейским направлением.

Региональная структура украинского экспорта в 2015-2019 гг., $ млн

 

2015 2019*
Всего 35,420 45,911
Страны СНГ 7,729 6,755
в т.ч. РФ 4,200 2,764
Другие регионы 27,691 39,156
Европа 10,619 17,890
Азия 12,275 14,602
Америка 762 1,530
в т.ч. США 462 1,044
Африка 3,755 4,773
Австралия и Океания 14 50
справочно: ЕС 10,447 17,454

Источник: НБУ

Со стороны ЕС отношение к предоставлению Украине промышленного безвиза не вполне однозначное, что даже вылилось осенью прошлого года в публичную дискуссию между торговым представителем Украины Тарасом Качкой и Люком Девинем, представляющем внешнеполитическую службу ЕС.  Девинь заявил, обращаясь к украинскому коллеге: "Вы ставите себя в сложную позицию - мол, если ACAA нет, то Украина проиграла. Зачем? И я могу еще раз четко сказать, что мы не обещали вам ACAA". Данное высказывание прозвучало как гром среди ясного неба, ведь согласно Соглашению об ассоциации (ст. 57) "после проверки со стороны ЕС и достижения договоренности о состоянии согласования соответствующего технического законодательства Украины, стандартов и инфраструктуры Соглашение ACAA добавляется как Протокол к этому Соглашению по договоренности между сторонами в соответствии с процедурой внесения поправок к Соглашению, которая будет охватывать такие секторы из списка в Приложении III к настоящему Соглашению, которые должны быть гармонизированы".

На данный момент ЕС подписал классическое соглашение АСАА с Израилем и еще ряд идентичных по содержанию, но несколько отличных по форме, с США, Канадой, Японией, Австралией, Новой Зеландией. Кроме того, сертификация промтоваров отменена в ЕС в отношении стран, входящих в осколок соглашения о Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), которая является наследником некогда мощного британского проекта евроинтеграции. Речь идет о Лихтенштейне, Исландии, Швейцарии и Норвегии.

В дальнейшем еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства ЕС Оливер Вархеи во время визита в Киев подтвердил возможность присоединения Украины к АСАА.

Инструмент защиты

Сама история движения Украины к промышленному безвизу составляет уже без малого 15 лет: первые шаги в этом направлении были сделаны в 2005-м. К сожалению, у нас этот проект рассматривался и рассматривается как красивая политическая игрушка, которую можно выгодно поместить на предвыборные плакаты. "Промышленный безвиз" - это звучит гордо! Но для полноценной имплементации соглашения Украине необходимо привести свое законодательство в части технических процедур сертификации к европейскому. Но это полбеды - затраты тут лишь на зарплату депутатов. Кроме того, на нашу страну возложена задача унифицировать технические требования с принятыми в ЕС и создать специальные органы контроля. А это уже миллиарды гривень затрат как со стороны государства, так и бизнеса. На практике все выглядит следующим образом: украинские контролирующие органы смогут выдавать национальным производителям сертификаты качества, и они будут признаны на рынке ЕС без дополнительного подтверждения в европейских сертификационных центрах.

К тому же мы должны отменить все регуляторные практики, которые не соответствуют требованиям ЕС. За этим неприметным пунктом и скрывается вся соль соглашения.

После подписания АСАА мы уже не сможем вводить специальные национальные требования по сертификации импортных товаров из Евросоюза, а следовательно, полностью демонтируем возможность обычных протекционистских практик, к которым прибегают страны для защиты своих рынков, особенно в преддверии мирового кризиса и глобальной дефрагментации международной торговой кооперации.

К примеру, вспомним запрет на поставки стрелочных переводов из Украины, введенный в РФ на основании специальных сертификационных требований, которые были признаны законными в рамках спора в ВТО по стандартам ГАТТ.

Понятно, что Украина - не Россия, и не будет прибегать к подобным действиям в отношении импортеров из ЕС, но возможность защиты своего рынка оборудования в рамках специальных технических требований (которые, кстати, вполне обоснованны) всегда может стать надежным инструментом.

Угроза замещения

В противном случае Украину ждет усиление замещения отечественной продукции на европейскую, особенно в сегменте энергетического оборудования (котлы, реакторы), железнодорожного (подвижной состав, тяга, инженерное оборудование), сельскохозяйственной техники, производство которой только-только начало возрождаться с помощью скупых госметодов стимулирования. Ведь в случае принятия АСАА вряд ли наши вагоны и сеялки найдут рынок сбыта в ЕС даже с сертификатом качества, зато импорт из ЕС уже не будет подвержен заградительным мерам в виде особых национальных технических и лицензионных требований. Последним инструментом защиты мы, к сожалению, пока не пользуемся и поэтому недооцениваем его, но мы будем вынуждены к нему прибегнуть в случае реализации активной национальной политики.

А с другой стороны, активация новых промышленных точек, как-то производство запчастей, электротехники, комплектующих, уже нашла выход на рынок ЕС и без АСАА. В ЕС прекрасно понимают, что промышленный безвиз для наших чиновников - такая же политическая блажь, как ЗСТ с Канадой, и такая же бессмысленная, как проект ЗСТ с Албанией. На данный момент ЕС заключил соглашение АСАА с наиболее технологически зрелыми экономиками, среди которых нет ни одной развивающейся страны. А Украине нужно подумать о промышленном безвизе с Азией, но это тема отдельной статьи.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика