Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Потягаться с Китаем. Зачем Индии "база" на Дальнем Востоке

Пятница, 4 Октября 2019, 10:00
Индия – просто очень крупная региональная держава с ядерным оружием, и сможет ли она помешать Китаю достичь его целей на Дальнем Востоке, да и сама там появиться – большой вопрос. Но использовать в своей внешней политике Россию она, безусловно, может
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Россия уже некоторое время выступает страной-объектом в рамках глобального соперничества США и Китая. Как минимум Дональд Трамп, явно с подачи Генри Киссинджера, много лет рассматривающего Китай в качестве главной угрозы, именно так рационализирует свои ухаживания за Владимиром Путиным. Однако в подобной роли РФ, на словах много лет ратовавшую за многополярный мир, используют и некоторые другие государства.

Тихий ужас инвестора

Активизация Москвы в развивающихся странах - в той или иной степени двусторонняя - связана с обмелением финансовых потоков из стран первого мира. Скрыть это обстоятельство уже невозможно. Как известно, 2018 г. стал в России "годом инвестора" - по его итогам инвестиции упали в 14 раз по сравнению с 2017-м и в 30 раз по отношению к докризисному 2013 г. Только в третьем квартале 2018-го из страны были выведены рекордные $5,3 млрд, чего не случалось за всю историю квартальных наблюдений ЦБ РФ. Причем уходят из России как западные компании, так и восточные партнеры.

Российские власти с момента введения санкций часто говорят о переориентации на Восток, особенно на Китай, который в Москве называют "стратегическим партнером". Но, как выяснилось, китайские инвесторы выводят деньги из России так же, как и "западные партнеры". Более того, по данным председателя Русского экономического общества Валентина Катасонова, Китая нет в списке ведущих инвесторов в Россию. Общий объем китайских инвестиций, накопленных к середине 2018 г., составлял всего $3,2 млрд (0,6% всех иностранных инвестиций). "Это примерно столько же, сколько на сегодня составляют накопленные прямые иностранные инвестиции из США, объявивших санкции", - подчеркнул Катасонов.

По информации Банка России, за первое полугодие 2018 г. китайские инвесторы вывели из России больше $1 млрд, причем 92% этой суммы ($921 млн) китайский бизнес вывел напрямую из капитала российских компаний (участие в капитале сократилось с $2,5 млрд до $1,6 млрд). При этом, по данным ООН, Китай остается третьей страной в мире по объему исходящих иностранных инвестиций, но в Россию эти деньги "почему-то" не направляются. Отсутствие китайских инвестиций в российской экономике Катасонов объясняет тем, что китайский бизнес не хочет "подставляться под вторичные санкции Вашингтона". Однако следует отметить, что и до введения санкций Китай не являлся лидером среди инвесторов в РФ. Так что в этой плоскости "поворота на восток" не получилось. Но придерживаются ли такой логики и другие страны?

Характерно, что инвесторов пугают не только санкции, но и внутренние проблемы РФ: стагнация в экономике, коррупция, падение доходов и спроса внутри страны, плохой деловой климат, преследование иностранных граждан, похищения, рэкет, организуемая через СМИ травля бизнеса как профессии, пропаганда сталинизма. Как оказалось, что Россия за последние четыре года (с 2015-го по 2018-й) привлекла меньше всего "настоящих" прямых иностранных инвестиций среди 23 основных развивающихся рынков, признавали ранее эксперты Института международных финансов (IIF). По их подсчетам, ПИИ в Россию в среднем за 2015-2018 гг. - без учета реинвестированных доходов - составили лишь 0,2% ВВП. Эксперты признают, что специально исключили из расчета компонент реинвестирования, чтобы сфокусироваться на "настоящих" вложениях.

Скорректированный таким образом показатель оказался в итоге даже ниже, чем у Нигерии (0,3% ВВП), Венесуэлы (0,5% ВВП) и Украины (2,7% ВВП). По итогам 2018 г. объем прямых инвестиций, по данным ЦБ, составил всего $1,9 млрд (меньше, чем в Украину за аналогичный период). Это самый низкий показатель за 11 лет.

По данным аналитиков NordeaBank, ПИИ стали сокращаться после введения санкций с 2014 г.: в 2005-2013 гг. среднеквартальный приток составлял $10,5 млрд, в 2014-2018 гг. - $4,5 млрд. А теперь, можно сказать, превратился в брошенное рекой русло, в котором кое-где мелькают озера-старицы. Одним из таких озер является Восточный форум во Владивостоке, который проводится как раз с момента введения санкций и должен был послужить символом пресловутого "поворота на восток". Однако после недавнего сентябрьского мероприятия форум не без иронии стали называть "поворотом на юг".

Поворот на юг

Дело в том, что руку помощи утопающей в болоте бесперспективности России решил протянуть великий южный брат - Индия. Или так кажется на первый взгляд. 

5 сентября в ходе Восточного экономического форума (ВЭФ) Нью-Дели и Москва заключили пятьдесят соглашений на $5 млрд. Кроме того, Индия выделит России $1 млрд на развитие дальневосточных регионов.

"Это беспрецедентный случай, это наша стартовая площадка на Дальнем Востоке", - заявил премьер-министр Индии Нарендра Моди.

Моди отметил, что его правительство "очень активно работает в этом регионе". Но если взглянуть на карту, то можно увидеть, какое расстояние (осязаемое присутствие Китая, обеих Корей и Японии на российском Дальнем Востоке в этом смысле понятны) разделяет Индию и дальневосточные берега РФ. Которые в последнее время стали неспокойны - местное население настолько обнищало, что не испугалось прогнать из власти партию Путина, а задыхающаяся от санкций Северная Корея перешла к пиратству. Что же так манит индусов в эти глухие края, чьи огромные природные богатства вывозятся московским криминалитетом и гибридными китайскими колонизаторами?

В официальной плоскости заявлено, что подобный шаг (кредит, надо понимать, выдается на льготных условиях, вызывая неконтролируемое слюноотделение у изголодавшихся по валюте российских чиновников) будет способствовать развитию экономической дипломатии двух государств.

Вместе с тем можно увидеть, что, выдав Путину миллиард долларов, Моди на самом деле не дал ничего. Потому что общая задолженность Индии перед Россией по кредитам на конец 2018 г. составляла не менее $1,1 млрд. К ней относятся, кроме всего прочего, кредиты, взятые на закупку вооружений еще у СССР. Так что если РФ что-то и направит на развитие Дальнего Востока, которым Путин уже всем уши прожужжал, то собственные деньги. Потому что, как говорят, на пару с профильным вице-премьером Юрием Трутневым и сбежавшим из Монако бизнесменом Дмитрием Рыболовлевым Путин в каких-то личных интересах строит в регионе логистический хаб. К тому же, несмотря на обилие двусторонних межведомственных комиссий, реальные инструменты контроля над расходованием россиянами средств у Нью-Дели отсутствуют.

Но тогда здесь следует задаться рядом вопросов. Не являются ли подписанные соглашения таким же "фуфломицином", как и кредит? И, независимо от этого, что нужно Нью-Дели в российском сегменте Азиатско-Тихоокеанского региона? Наконец, что вообще происходит в индийско-российских отношениях?

Эти три вопроса тесно между собой переплетены. Обилие красивых слов и слоновья доза оптимизма - это рутинная дипломатическая риторика Индии, маскирующая длящийся уже больше года кризис на российском направлении. Он связан с тремя факторами. Первое - из традиционного - это попытки России вставить копыто в урегулирование афганского конфликта (усиление Талибана будет означать усиление Пакистана, с которым Индия опять сцепилась в Кашмире, а таких "кашмиров" немало).

Второе - быстрое превращение РФ в сырьевую колонию Китая, и без того подкармливающего Пакистан вплоть до известной степени зависимости. Еще один "Пакистан" Индии без надобности, и в Нью-Дели с тревогой наблюдают за тем, как Китай, которому все еще нечего противопоставить индийскому флоту, прорывается к Северному морскому пути через АТР, превращая малоразвитое восточное побережье России в свою опорную базу.

В китайско-российских отношениях индийцев волнует не только это, но, применительно к региону, - само по себе китайское присутствие. Во Владивостоке Моди даже выдал свои мысли, сказав о том, что рассматривает эту инвестицию как появление определенной "базы". Нельзя не подумать, что Путин распродает тихоокеанское побережье подобно тому, как это делается в Джибути...

Третий фактор - деградация российского военно-промышленного комплекса и ядерной отрасли, уже доставившие Индии немало бед. Если раньше она заморозила ряд военно-промышленных контрактов, то теперь колесница Шивы настигает и самую козырную фишку российской внешнеполитической стратегии - атомщиков, которых до сих пор неформально курирует первый зам АП РФ Сергей Кириенко.

Миллиарда не жалко

В конце августа индийский государственный заказчик АЭС "Куданкулам" внезапно предложил заменить турбины "Силовых машин" для АЭС на японские. Компания уже не впервые столкнулась с проблемами в работе турбинного оборудования, поставленного российской компанией (кстати говоря, частично находящейся под западными санкциями). На новом объекте "Росатома" в Индии уже могут быть использованы японские агрегаты - если до строительства этого объекта вообще дойдет дело, равно как и до завершения строительства атомных станций в Бангладеш и Мьянме, входящих в индийскую зону влияния.

Поэтому на ВЭФ индийскому руководству, которое при Моди всячески демонстрирует этакую специфическую независимость на арене международных отношений, мол, национальные интересы прежде всего, - пришлось делать хорошую мину при плохой игре.

Ведь пока что из успехов сотрудничества в той же военно-промышленной отрасли можно назвать лишь открытие в Индии в марте этого года завода по производству автоматов Калашникова. Проект предполагает создание 750 тыс. единиц АК-203 с поэтапной локализацией производства, то есть состоится переход на индийские комплектующие к автоматам. В феврале индийская газета The Economic Times со ссылкой на источники в правительстве страны сообщила, что соглашение о производстве 750 тыс. автоматов оценивается в $1,7 млрд. При этом, по данным издания Indian Defence News, партия в 50 тыс. единиц АК-203 должна была быть передана Индии сразу после подписания соглашения для удовлетворения срочной потребности ее армии.

Также Индия якобы закупила у России несколько дивизионов С-400, притом что российские ЗРПК "Панцирь-С" и ЗРС С-400 оказались уязвимы перед производимыми европейскими компаниями ракетами SPEAR-EW. В то же время от С-300 внезапно отказался даже режим в Дамаске, пожелав поменять их на иранский аналог.

Главная же проблема для Нью-Дели в том, что - несмотря на многочисленные провалы (кстати говоря, теперь интересно становится, кто же собирал упавший на Луну индийский космический корабль) - вся эта пестрая картина сотрудничества по масштабу все равно сильно уступает китайско-российской системе отношений.

Ведь, как известно, Китай и Россия недавно подписали ключевое соглашение, касающееся едва ли не всех мыслимых средств сотрудничества. В особенности оно касается оборонной отрасли, новых технологий и логистики. Конечно, в этом видится противоречие - ведь едва ли не все, за что берутся россияне, они проваливают, а крупных средств китайцы им в руки давать не хотят, и, тем не менее, договорная база расширяется. Но если взглянуть на ситуацию под тем углом, что КНР нужно только сырье, безопасные территории и сравнительно покорные аборигены, на которых Народно-освободительная армия Китая не будет тратить слишком много пуль, - тогда все понятно.

Индия же рассматривает этот ход событий как нарастание влияния Китая, которое неплохо бы если не сдержать, то хотя бы понаблюдать за ним - в том же Приморье. Для этого не жаль отдать России взятый у СССР взаймы миллиард, сказать много теплых слов и подписать множество меморандумов. В какой степени эта цель позволит закрыть глаза на халтуру и хищения российскими партнерами во взрывоопасных секторах, пока трудно сказать, но правящая партия Индии в этом году выиграла выборы, и в ближайшие годы ей со стороны общественного мнения опасаться нечего. А на массовые митинги индийцы выйдут разве что в случае масштабного ядерного инцидента, да и то не факт.

Иное дело, что возможности Индии в том, чтобы превзойти Китай, - невзирая на те или иные сигналы замедления китайской экономики - пока довольно ограничены. Например, тот далеко впереди в космической программе, создал систему союзников или близок к этому, строит орбитальную спутниковую группировку (куда заводит вроде бы и Россию), толкает вперед энергосбережение и чистые виды энергетики (о чем в Индии, кажется, и не думают). Да и глобальный проект у Индии пока отсутствует - и нужен ли он ей, неизвестно. Поэтому Индия сегодня - просто очень крупная региональная держава с ядерным оружием, и сможет ли она помешать Китаю достичь его целей на Дальнем Востоке, да и сама там появиться, - большой вопрос. Но использовать в реализации своей внешней политики деградирующую Россию Индия, безусловно, может. Вопрос в том, не слишком ли дорогой окажется цена подобного плана.

Чернобыли на экспорт

Департамент коммуникаций "Росатома" пустил слух, что Индия всего лишь пытается сбить цену на оборудование для нового проекта. Но на деле все гораздо серьезнее, поскольку проблемы с турбинным оборудованием от ПАО "Силовые машины" проявились не только на АЭС "Куданкулам" (и станциях других стран), но и на российских. В первую очередь на тех, где были установлены новые энергоблоки: на Нововоронежской АЭС-2 и Ленинградской АЭС-2.

От турбин Мордашова уже отказался Китай (а это важнейший сигнал для Индии, она может игнорировать США, но не такого соседа), поскольку на энергоблоки АЭС "Тяньвань" приходил откровенный брак. Пекин направил Росатому около 3 тыс. рекламаций по качеству оборудования.

Кстати говоря, лет шесть назад возник отчет Счетной палаты РФ обо всех этих поражающих воображение зарубежных стройках "Росатома", который тогдашний руководитель аудиторов Сергей Степашин засекретил. Что и позволило ему тихо выйти на пенсию и заняться делами Императорского Палестинского общества - еще одной крышей для внешнеполитической деятельности особого рода.

Кто же поставил под удар всю амбициозную программу "Росатома": не жалея средств, застроить весь мир своими реакторами, превратив их в неприступные бастионы, подобно американским военным базам, но куда практичнее?

По горячим следам этого скандала Служба экономической безопасности ФСБ (сегодня самая богатая и влиятельная организация в России после центробанка) выяснила, что оборудование для АЭС делалось из более дешевых марок стали, а выручку от афер делили руководители нескольких крупных компаний "Росатома". Вскоре под арест пошел директор по закупкам машиностроительного завода "ЗиО-Подольск" Сергей Шутов. А вот генеральный директор компании "Атом-Индустрия" Дмитрий Голубев пустился в бега.

Хищения были поставлены на поток. "Атом-Индустрия" поставляла заготовки из дешевых марок металла на "ЗиО-Подольск", а далее неликвидная продукция шла "Росатому" и иностранцам на протяжении 12 лет.

Некачественные материалы, в частности, применялись при производстве оборудования для болгарской АЭС "Козлодуй" и индийской "Куданкулам". В мае 2014 г. на последней прогремел взрыв, пострадали шестеро сотрудников. С тех пор первый энергоблок "Куданкулама" несколько раз отключался от сети из-за проблем с турбиной.

Завод "ЗиО-Подольск" также был уличен и в поставках бракованных переключателей на Калининскую АЭС - команды включения и выключения были перепутаны! При этом, что характерно, в 2008 г. россияне пытались обвинить в некачественных поставках Харьковский машиностроительный завод, но в следственные органы РФ пришла бумага из Харькова, что завод к этой халтуре отношения не имеет, а сертификаты тоже оказались поддельными.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир