Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сценарии падения. Что будет с экономикой Украины через год

Среда, 6 Мая 2020, 12:00
Сценарии предполагают, что карантинные мероприятия в мире будут постепенно демонтироваться, а применение вакцины в конце года существенно амортизирует вторую волну пандемии зимой 2021-го, иначе все будет еще хуже
Сценарии падения. Что будет с экономикой Украины через год

Нынешний глобальный экономический кризис, для которого пандемия коронавируса стала лишь спусковым крючком, будет иметь не обычное влияние в виде разрушения цикла деловой активности и падения ВВП. Речь о "нулевой точке" экономики или точке макроэкономической сингулярности, за которой - создание иного глобального экономического рельефа. Заметим, не нового, а именно иного. В каком виде окажется украинская экономика в этом ином мире и насколько глубокое влияние на нашу страну окажет нынешний кризис?

Дела прогнозные

Крупнейшие международные финансовые организации уже успели пересмотреть свои прогнозы касательно динамики развития украинской экономики. Согласно данным апрельского обзора МВФ "Перспективы мировой экономики" (World Economic Outlook) глубина падения ВВП Украины может составить в 2020-м 7,7%, это в 2,5 раза больше, чем в основной группе стран мира. Что, впрочем, не вызывает особого удивления: в 2009 г. мы также падали в несколько раз сильнее, чем многие другие экономики. Это объясняется сырьевым характером нашей экономической системы, сложность которой лишь упрощалась и уплощалась в последние годы. В то же время МВФ прогнозирует восстановительный рост нашего ВВП в 2021 г. на 3,6%. По данным Фонда, уровень безработицы в Украине превысит 10% в 2020 г. и снизится до 9,3% в 2021-м (в 2019 г. данный показатель составлял в среднем по году 8,5%). Таким образом, если прогнозы МВФ верны, то нас ждет потеря примерно 1,6% рабочих мест среди экономически активного населения, или около 280 тыс. Как видим, МВФ не верит в обещания украинского премьера Дениса Шмыгаля о создании 500 тыс. новых рабочих мест.
Что касается прогнозов Всемирного банка, то его данные пока более оптимистичны: падение ВВП Украины в 2020 г. на 3,5% и восстановительный рост в 2021-м на 3%.
Учитывая скорость обновления прогнозов, вполне возможно, что, читая эту статью, вы уже ознакомились с более негативными данными касательно экономических перспектив мировой экономики в целом и украинской в частности. Ведь многие международные институции пока анализируют лишь симптомы экономической болезни, то есть оценивают прямое влияние на темпы роста экономик мира пандемии кронавируса. Оставляя пока в стороне глобальные предпосылки произошедшего обвала, а именно - давно назревавший распад устаревшего цикла деловой активности, сформированного еще в 2009 г. Тем более что перезагрузка глобального экономического цикла происходит на переходной фазе между пятыми и шестым технологическими укладами, что сопряжено с распадом устаревших мировых технологических цепочек добавленной стоимости и мучительным созданием новых. То есть зарождение иной мировой производственной кооперации происходит на фоне обострения торговых и валютных войн, протекционизма и закрытия внутренних рынков отдельных стран.

Опыт Великой депрессии не поможет

Сейчас мы наблюдаем процесс заиливания реального сектора экономики, который, как подводная лодка, пролежавшая месяц на дне, уже не может сдвинуть себя с помощью внутренней двигательной активности. Мы столкнулись с внезапной остановкой экономического сердца страны, и запустить его можно лишь с помощью прямого укола адреналина, который должен сделать опытный реаниматор в виде правительства и центрального банка. Ну а пока карантин продолжается, холодное тело экономики необходимо обложить со всех сторон льдом антикризисных амортизирующих государственных пакетов, которые позволят замедлить процессы распада до начала активных реанимационных процедур.

Нынешний кризис уже успели сравнить с Великой депрессией в США в 1929-1939 гг. Но если бы сегодня мы бы столкнулись с подобным форматом экономической деструкции, то уже условно завтра знали, что нам необходимо делать для ее преодоления. На сегодняшний день существуют три основных концепции, как возник упомянутый выше глобальный кризис прошлого века. Представители австрийской школы экономики считают, что причина обвала заключалась в гиперкредитной активности 1920-х, приведшей к появлению потенциально убыточных бизнесов, для которых кризис выполняет роль "санитара леса", а любое вмешательство государства лишь растягивает кризисную волну.

Представители чикагской школы экономики, Милтон Фридман и монетаристы, наоборот, считали, что ключевая ошибка руководства США тогда заключалась в непроведении широкой эмиссии, ведь массированный выпуск денег, по их мнению, мог трансформировать Великую депрессию в рядовую рецессию на год-два с меньшей глубиной падения.

В свою очередь кейнсианцы считали, что причиной кризиса было сокращение совокупных расходов, в том числе со стороны государства, и для преодоления спада достаточно было лишь нарастить государственные инвестиции в экономику.

В чем парадокс указанных выше утверждений? Да в том, что нынешнее мировое правительство в лице "Большой семерки" пытается делать все перечисленное в одном пакете мер и почти одновременно. Кредитная гиперактивность, в том числе с помощью отрицательных процентных ставок, накануне кризиса наблюдалась, государственные инвестиции наращиваются, эмиссия расширяется новыми рекордными темпами. Но даже применение "всего подряд" пока не приносит ощутимых результатов.

Мировое правительство  в лице

Уроки предыдущих кризисов

Наш Кабмин также прогнозирует падение реального ВВП: скорректированный показатель номинального значения валового продукта (3,98 трлн грн) сокращен не только по сравнению с предыдущим планом на 2020-й (4,5 трлн грн), но относительно фактического показателя за прошлый год - 4 трлн. Для оценки глубины падения ВВП необходимо дать прогноз в части размера дефлятора, который является агрегированным показателем потребительской и промышленной инфляции. Первая, по оценкам Кабмина, может ускориться до 6,8%, а вторая - до 12% (в прогнозах обозначен показатель декабря 2020 г. к декабрю 2019-го, хотя для более точной оценки необходимо применять среднегодовой индекс). В целом дефлятор вполне может составить около 8%, то есть при почти равенстве показателей номинального ВВП в 2020 и 2019 гг. падение валового продукта, исходя из макроэкономического прогноза правительства, может достигнуть 8-10%. Что касается реальных трудовых доходов, то их брутто-показатель для наемных работников сократится примерно на 4,5%.

А теперь попробуем оценить достоверность прогноза. Ключевую роль при формировании таких показателей, как плановый среднегодовой обменный курс, инфляция и значение номинального ВВП, играет монетарная модель реагирования на кризис, которую предложит НБУ.

И здесь можно вспомнить о моделях реагирования на два последних кризиса. Как явствует из данных Госстата, в 2009 г. мы потеряли 15,1% ВВП, но уже в 2010 г. возобновили экономический рост в размере 4,1%.

В 2014-2015 гг. падение ВВП составило почти то же значение: 16,4% суммарно за два года. Вот только рост оказался не таким динамичным, как в предыдущий посткризисный период: всего 2,3%.

В 2008 г. ВВП составил 991 млрд грн, а показатель монетарного агрегата М3 (денежная масса) - 516 млрд грн, уровень монетизации ВВП, таким образом, достиг 52%. Предполагалось, что глубина падения валового продукта в 2009 г. достигнет не менее 10%, следовательно, размер денежной массы надлежало сократить на аналогичную величину. И она была сокращена в первом квартале 2009 г. до 464 млрд грн, то есть на те же 10%.

В 2013 г. ВВП составил 1465 млрд грн, агрегат М - 3893 млрд грн, монетизация ВВП - 61%. С учетом регионального продукта Крыма и части территории Донецкой и Луганской областей суммарные потери национальной экономики в 2014 г. должны были составить чуть более 300 млрд грн. Для приведения в соответствие уравнения денежного обращения необходимо было изъять примерно 190 млрд грн денежной массы (агрегат М3), то есть довести ее в третьем квартале до уровня чуть более 800 млрд грн. А сколько она составила на самом деле? Почти триллион гривень, если быть совсем точными - 994 млрд грн. То есть допустимый показатель был превышен на 200 млрд. Если кто забыл - именно осенью того года начался очередной виток девальвации гривни.

Куда ушла непродуктивная эмиссия? На докапитализацию государственных банков и "Нафтогаза" и на скрытое финансирование дефицита госбюджета. Начиная с января 2014 г. такой показатель, как чистые требования НБУ к центральным органам государственной власти, вырос со 153 млрд грн до 324 млрд грн в декабре, или более чем в два раза. НБУ влил в государственные институты 171 млрд грн, то есть подавляющую часть избыточной денежной массы, размер которой был определен нами выше.

Результатом этой политики стали два ключевых негатива: девальвация гривни и галопирующая инфляция. Если в 2009 и 2010 гг. она составила 12,3 и 9,1% соответственно, то в 2014-м данный показатель ускорился до 24,9%, а в 2015-м - до 43,3%. Ответ на причины столь разительного отличия двух ценовых динамик лежит в плоскости формирования ВВП. В период кризиса 2008 г. было принято решение сократить денежную массу в обращении, в результате чего номинальный ВВП в 2009 г. в гривнях, даже с учетом инфляции, оказался ниже, чем годом ранее: 947 млрд против 991 млрд грн. Зато в 2015 г. номинальный ВВП в гривнях по сравнению с предыдущим годом вырос с 1,6 трлн грн до почти 2 трлн, хотя, как мы знаем, реальный валовой продукт упал на 6,6%. Такой резкий рост номинального ВВП был обусловлен лишь одним фактором: намеренно созданной инфляцией, когда показатели бюджета и обязательства по социальным выплатам выполнялись, но ценой полного обесценивания оных. Не случайно пик скрытого дефицита сводного госбюджета был достигнут именно в 2014 г. - 14% от общего уровня расходов.

Кризис 2008 г. Украина прошла лучше, чем кризис 2014-2015 гг., потому что в первом случае власть не злоупотребляла непродуктивной эмиссией гривни

Модели падения

Попробуем промоделировать потери украинской экономики на период карантина. За базу расчета возьмем показатель выпуска товаров и услуг в рыночных ценах, а также индикатор ВВП за 2018 г. В дальнейшем, с учетом ориентировочного дефлятора, применяемого в 2019-м, и планового дефлятора на 2020-й, а также с помощью оценочных коэффициентов сокращения предпринимательской активности в тех или иных отраслях экономики оценим суммарный показатель потерь от эпидемии коронавируса и сопутствующих эпидемиологических и карантинных мероприятий.

Суммарно за 30 дней карантина экономика Украины может потерять примерно 250 млрд грн в выпуске товарной продукции, работах и услугах и около 114 млрд грн ВВП (эквивалент 4 млрд евро). Таким образом, прямое влияние карантинных мероприятий на экономику страны можно оценить в 30-40% месячного валового продукта. В оценку суммарных потерь в полной мере не включено влияние на национальную экономику обвала мировых сырьевых рынков. В динамике роста ВВП указанная выше экономическая дисфункция вполне может привести к его замедлению на 1,5-2% в годовом исчислении. С учетом двух месяцев карантина экономика потеряет уже 230 млрд грн ВВП и примерно 4% в годовой динамике. Учитывая, что изначально на 2020-й планировался рост на 3-3,5%, мы уже имеем отрицательное значение годовой экономической динамики в пределах 1%. Но это лишь механическая оценка карантинных мероприятий. С учетом эффекта заиливания экономики и потери ею структурных запасов прочности, а также принимая во внимание падение мировых сырьевых рынков, в том числе и по индексам зерновых сырьевых товаров и промышленных металлов, общий кумулятивный токсичный эффект для экономики будет существенно выше. Каким может быть этот мультипликатор падения? Примем его на уровне 1 к 3, то есть общемировая динамика сокращения ВВП в наших условиях будет ухудшена примерно в три раза.

Применение консервативного варианта реагирования на кризис (реструктуризация внешних и внутренних долгов, отказ от предоставления "лифта ликвидности" для западных спекулянтов) на фоне ограничения оттока капитала и формирования национального антикризисного резервного фонда в размере не менее 10% ВВП (за счет реструктуризации государственных долгов и соответствующего секвестра бюджета, а также использования плановой эмиссии НБУ, ювелирно откалиброванной в размере до 100 млрд грн по четким адресным транзакциям в пользу ключевых реципиентов финансовой помощи) может ослабить глубину падения до 5% и удержать среднегодовую инфляцию в коридоре 5-10% (потеря реальных доходов населения в пределах 5%). Номинальное значение ВВП при этом составит примерно 4 трлн грн. Обменный курс гривни в такой системе координат может балансировать в диапазоне 26-29.

В случае применения гиперэмиссионного решения "кризисного уравнения", например, в виде выкупа НБУ облигаций на вторичном рынке, косвенного предоставления финансовым спекулянтам ликвидности для репатриации их вложений в ОВГЗ, а также на фоне погашения внешних и внутренних государственных долгов, уже осенью придется включить печатный станок и вбросить в систему 200-300 млрд грн необеспеченной эмиссии. Это приведет к усилению глубины падения ВВП до 10% и ускорению инфляции на конец года (декабрь 2020 г. к декабрю 2019-го) до 10-15% (потеря реальных доходов населения в пределах 10%). Обменный курс гривни при этом выйдет за 30. Это римейк 2014 г., после которого экономика окажется на дне, но наши кредиторы не только получат с помощью НБУ свои деньги, но и вовремя репатриируют их в свои тихие гавани.

Указанные выше сценарии предполагают, что карантинные мероприятия в мире будут постепенно демонтироваться, а применение вакцины в конце года существенно амортизирует вторую волну пандемии зимой 2021 г. В случае ухудшения глобальной ситуации с пандемией все прогнозы подлежат корректировке в сторону ухудшения.
В этих условиях каждый день промедления в контексте утверждения общенациональной антикризисной программы чреват для Украины тем, что двери в иной мир для нее будут закрыты. Исторический ход времени ускоряется.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика