• USD 36.6
  • EUR 39.8
  • GBP 45.1
Спецпроекты

Электоральное сотрясение. Помогут ли подземные толчки переизбраться Эрдогану

В понедельник на юго-востоке Турции и в соседних с ней районах Сирии произошло землетрясение силой 7,8 балла. Оно повлияет и на результаты выборов, условно намеченных на 14 мая текущего года

Землетрясение в Турции
Реклама на dsnews.ua

Землетрясение привело к гибели нескольких тысяч людей и вызвало масштабные разрушения. Это самое мощное землетрясение в регионе с 1939 года. Под полсотни стран мира, включая государства-члены НАТО и ЕС, Украину и Россию уже выразили свои соболезнования и предложили помощь Турции. Это, до известной степени, выводит Эрдогана из зоны критики и одновременно, позволяет ему воздерживаться от осуждения действий стран, предоставивших помощь. Пусть даже чисто формальную и символическую, как это, по своему обыкновению, сделает Россия.

Кроме того, президент и правящая Партии справедливости и развития (ПСРAdalet ve Kalkınma Partisi, AKP) будут иметь решающее влияние на распределение помощи в пострадавших регионах. Это не означает, что ее распределение будет сообразно поддержке Эрдогана и его партии в том или ином пострадавшем районе. Опытный политик и манипулятор, Эрдоган наверняка сыграет тоньше. Но нюансы распределения помощи – отличные инструменты для перераспределения партийных симпатий, и Эрдоган, находящийся в сложном электоральном положении, использует их полностью.

Магия чисел

Президентские и парламентские выборы в Турции, запланированные на июнь 2023 года, внезапно перенеслись на 14 мая. Об этом Эрдоган заявил 23 января, но заявить — еще не значит перенести. Между тем, Эрдогану был необходим этот перенос, поскольку, согласно конституции Турции, президент не может переизбираться на третий срок. А Эрдоган уже побеждал на президентских выборах в 2014 и 2018 годах.

Правда, юристы AKP заявляют, что конституция изменялась в 2017 году, в связи с переходом на президентскую форму правления. Это значит, что президентские полномочия 2014 года были иной формой власти, а в рамках измененной конституции Эрдоган заканчивает свой первый срок и может баллотироваться на второй. Эту схему, напомним, вполне успешно обкатывали в России и Казахстане. В свежей редакции ежегодного рейтинга демократий, опубликованной изданием The Economist, обе страны определяются как авторитарные, так что "гибридной" (более "гибридной", чем Украина) Турции определенно есть на кого равняться.

Однако вопрос бонусного срока Эрдогана — спорный и скользкий. Причем все юристы, и те, кто против третьего срока Эрдогана, и те, кто за него — поскольку он второй, — сходятся на том, что если выборы состоятся досрочно, до истечения нынешнего президентского срока Эрдогана 18 июня 2023 года, то переизбрание действующего президента будет конституционным, даже в рамках версии второго срока.

Но решение о переносе выборов должен принять парламент двумя третями голосов депутатов, то есть 400 из 600. А ПСР и ее союзники имеют только 340 голосов. Таким образом, объявляя досрочные выборы, Эрдоган играл ва-банк, рассчитывая додавить оппозицию. На уровне пиара был запущен в оборот символизм дат: Эрдоган вспомнил о выборах 14 мая 1950 года, по результатам которых, 73 года назад, впервые в истории Турецкой Республики, пало единовластие Республиканской народной партии (СНР), длившееся 27 лет. К власти тогда пришла Демократическая партия.

Реклама на dsnews.ua

Сейчас до выборов три месяца, и определенности с датой все еще нет. До землетрясения был возможен компромиссный вариант: назначение внеочередных выборов до 6 апреля. Дело в том, что 6 апреля 2022 года, в избирательное законодательство Турции были внесены крайне невыгодные оппозиции изменения. Но, согласно конституции, если выборы состоятся в течение года со дня внесения поправок в избирательное законодательство, они должны проводиться по старым правилам.

По новым же правилам, семипроцентный барьер на парламентских выборах должны пройти не коалиции партий, а каждая партия в отдельности. Этот пункт нового закона ставит перед Объединенным оппозиционным блоком из шести партий проблему трансфера голосов и укрощения партийных амбиций, чтобы пройти в новый парламент, возможно, меньшим числом политических сил, но с достаточным числом мест для получения большинства.

Сплошь и рядом ПСР

В настоящее время в Объединенный оппозиционный блок входят две больших и четыре малых партии:

  • СНР – основная оппозиционная партия страны;
  • İYİ Parti (Хорошая партия), в 2017 году отделилась от партии МНР, сейчас являющейся главным союзником АКР;
  • Gelecek Partisi (Партия будущего) – партия, отделившаяся от АКР, во главе с бывшим премьером Ахметом Давутоглу;
  • DEVA Partisi – еще одна партия, отделившаяся от АКР, под руководством бывшего главы МИД Али Бабаджана;
  • Saadet Partisi (Партия счастья) – близкая корнями с АКР консервативная партия;
  • Demokrasi Partisi (Демократическая партия) – со времен перехода страны на многопартийную систему в 1950 году представляет наиболее консервативную часть общества.

Список заставляет вспомнить старую шутку времен распада СССР: какую партию в постСоюзе не создавай, все равно получится КПСС. Подставив на место КПСС — ПСР, получим ситуацию в Турции. Близкое видовое происхождение выводит большую часть предвыборной борьбы на чисто популистский уровень. На этом уровне ликвидация стихийного бедствия, когда все козыри матпомощи будут на руках у правящей партии, создает для нее идеальную электоральную ситуацию. 

До землетрясения торг о дате выборов до 6 апреля был возможен, о чем свидетельствовал ряд осторожных заявлений лидера блока, главы СНР Кемаля Кылычдароглу. Но сейчас расклад изменился. Ликвидация последствий землетрясения даст в руки власти очень длинный список способов побудить оппозицию уступить, и поддержать перенос выборов на 14 мая.

Перебить неприятную повестку

Впрочем, даже выход на выборы 14 мая не решает всех проблем Эрдогана. Оппозиционный блок имеет некоторые шансы если не победить, то выйти в пат.

Президентские выборы Эрдоган, очевидно, выигрывает — у оппозиции нет яркого лидера. 75-летний Кемаль Кылычдароглу старше Эрдогана, которому 69, несколько раз проигрывал ему и значительно уступает в харизме. Мэр Стамбула Экрем Имамоглу (СНР ) – идеальная кандидатура, выбит из выборной обоймы. 14 декабря он был приговорен к двум годам и семи месяцам лишения свободы по обвинению в оскорблении членов Высшего избирательного совета Турции. Пока идут апелляции, и все, скорее всего, окончится компромиссом: Имамоглу получит условный срок, сохранит пост мэра, но участвовать в выборах не сможет. Больше ярких кандидатур у оппозиционеров нет, а те, что могли бы ими стать, благоразумно предпочли заявить о неучастии в выборах. Иными словами, главная проблема Эрдогана – не президентский, а парламентский блок.

И тут уже все сложно, поскольку у оппозиции есть серьезный козырь – экономический провал. Только по официальным, до крайности комплиментарным, данным, инфляция за 2022 год составила 57,68%. Независимые эксперты говорят о 121,62%, опросы "по субъективным ощущениям" — о 600%. Но даже официальная цифра – это очень много. Турция потеряла третье место в мире по количеству миллионеров: в 2018-21 годах, после избрания Эрдогана на второй срок, из страны выехали 23 000 бизнесменов, в том числе 10 000 миллионеров. В 2020 году отток турецкого капитала достиг почти $44 млрд. Сейчас пик пройден, но, не потому, что дела пошли лучше, а потому что все, кто хотел и мог, уже, в основном, уехали.

Конечно, власть предприняла энергичные меры, чтобы сгладить ситуацию к выборам, и достигла определенных успехов. На оппозицию очень жестко давят, не особо стесняясь законностью. Тем не менее, у Эрдогана был шанс получить третий президентский срок в комплекте с оппозиционным парламентом. И для недопущения проигрыша на парламентских выборах оказание помощи на местах открывает просто огромные возможности.

Катастрофа в Турции также позволит на некоторое время замести под ковер неприятные разборки с США и НАТО, в связи с организацией Анкарой обхода антироссийских санкций, в комплекте с блокированием вступления в Альянс Швеции и Финляндии. Наконец, последствия землетрясения ускорят вымывание из страны молодых, высокообразованных и проевропейских избирателей – электората, заведомо прозападного и недружественного Эрдогану. Впрочем, этот процесс и так шел полным ходом: согласно недавнему опросу немецкого фонда Конрада Аденауэра, более 70% турецких граждан в возрасте от 18 до 25 лет заявили, что предпочли бы жить в другом месте, а более 60% — что не видят хорошего будущего в Турции. 

В то же время, более чем вероятное продолжение президентской карьеры Эрдогана наверняка доставит хлопот Украине. В российско-украиснкой войне Анкара является скорее бенефициаром, чем нашим союзником. Участие в российских схемах кражи украинского зерна и металлолома с оккупированных территорий — с одной стороны. Содействие в Черноморской инициативе по экспорту украинского зерна — с другой. Передача Украине вооружений — с третьей. Крайне избирательная поддержка западных санкий против РФ — но при этом санкции собственные (вроде массовых отказов в виде на жительство). Наконец, заступничество за крымских татар и посредничество в обменах военнопленными. Все это — на фоне продолжающегося политического конлфикта с Западом и "самодеятельности" на иракском и сирийском направлениях — ведет к усилению роли Турции в качестве регионального лидера. Это значит, что цена эрдогановой "золотой акции" неизбежно будет расти.

    Реклама на dsnews.ua