• USD 36.6
  • EUR 37.3
  • GBP 44.2
Спецпроекты

Коммерческая русофилия. Как наказать компании, не желающие терять российский рынок

Что делать Украине с брендами, которые продолжают продаваться в рф, оплачивая налогами убийство наших граждан?

Реклама на dsnews.ua

Уход с российского рынка около 200 компаний является предвестником коллапса, к которому пикирует кремленомика, оказавшаяся неспособной импортозаместиться хотя бы настолько, насколько того требовало самостоятельное производство "Лады-Калины", состоящей на треть из зарубежных комплектующих. А ведь именно для спасения российского автопрома, по мнению многих экспертов, Кремль и затевал "таёжный" (он же Таможенный) союз, неудачная попытка развернуть Украину в сторону которого закончилась Евромайданом и российской агрессией.

Деньги не пахнут

Однако вместе с жалостливыми воплями с болот раздаются и радостные по поводу того, что далеко не все западные компании сворачивают свой бизнес в стране-агрессоре.

Эти компании даже стали отдельной темой в одном из видеообращений Президента Украины: "Ви знаєте ці бренди. Вони добре відомі. І тут немає жодних секретів. Nestle, Mondelēz та інші гіганти харчової індустрії. А також Raiffeisen, Societe Generale та інші банки. BASF, Samsung та LG. Bayer, Sanofi та інша фарма. Unilever, Johnson & Johnson… ".

Ряд этих компаний просто отмахиваются от вопросов о российской агрессии против Украины и говорят о намерении продолжать бизнес в стране, грубо попирающей международное право. Чаще всего в этом контексте упоминаются торговые сети – немецкое Metro, а также французские Auchan и Leroy Merlin. Последняя даже ограничила работу своей украинской "дочки", не только лишив её возможности "закрыть многочисленные заявки от волонтеров и защитников Украины", но и лишив Леруа Мерлен Украина "инструментов оказывать гуманитарную, медицинскую помощь сотрудникам, которые в ней нуждаются". Мотивируется это заботой о "простых россиянах", работающих в 107 гипермаркетах, раскиданных на "необъятных просторах" страны, которой этих просторов все равно мало. О чем заботится владелец контрольного пакета "Автоваза" Renault, восстановивший производство на своем московском предприятии, — очевидно.

Но есть и другие компании, чью политику иначе как двурушничеством и мародерством не назовешь. Они ищут самые разные возможности остаться на рынке страны-террориста, "сохранив лицо" при помощи заявлений о различных ограничениях, которое якобы сами накладывают на свое сотрудничество с Кремлём. Наиболее часто в этом контексте упоминался McDonald's, приостановивший на 3 месяца работу своих заведений в России с сохранением на этот период помещений и зарплаты сотрудникам. Многие увидели в таком шаге желание переждать, пока Москва сможет принудить Киев пойти на капитуляцию, чтобы потом вернуться к business as usual с "чистой" совестью. А что, "ведь уже не стреляют?"

Но некоторые компании их гражданская позиция не стимулирует пойти даже на наименьшие убытки, связанные с уходом из страны-агрессора. Чтобы далеко не ходить, возьмем компанию Nestle. Эта "прописанная" в кантоне Во владелица таких известных мировых брендов, как Nescafe, Nesquik, Kit Kat, Purina, Nuts, и украинских "Світоч", "Торчин", "Мівіна" объявила о намерении лишь ограничить инвестиции в РФ и продажу там отдельной продукции. Но полностью прекращать работать в стране-оккупанте она не намерена.

Реклама на dsnews.ua

"Сладкую парочку" Nestle составил американский Mars, который после российского вторжения в Украину лишь "ограничился ограничением" инвестиции. А эти две компании занимают, соответственно, 8-ю и 9-ю позиции в Топ-10 крупнейших иностранных наполнителей российского бюджета. Их ежегодный взнос в кубышку государства-террориста, по подсчетам наших коллег из Экономической правды позволяет закупать 502 и 445 БМП (боевых машин пехоты) соответственно, что заставляет ВСУ прикладывать дополнительные усилия, чтобы превращать эту технику в "братские могилы пехоты".

Более-менее похожие позиции занимают и другие пищевики: опять же американские PepsiCo (6-е место в вышеупомянутом Топ-10) и Coca-Cola, а также французский Danone. На российском рынке остаются и два основных табачных производителя: снова заокеанский Philip Morris (производящий также и Iqos), японский Japan Tobacco International. Они, кстати, занимают две первые позиции в Топ-10. 3-е, 5-е и 7-е место в нем занимают автопроизводители: упомянутый уже французский Renault и южнокорейские Hyundai с Kia Motors. Так же, как и японские Mitsubishi и Nissan, они не заявляли о намерении уйти с рынка страны-террориста.

О замыкающем Топ-10 Leroy Merlin мы рассказали ранее, а вот находящаяся на 4-й строчке Imperial Tobacco заслуживает отдельного внимания, так как нашла новое для нынешней ситуации решение: объявила о намерении передать свои активы третьему лицу в России. Являющаяся резидентом Британии, в которой поддержка Украины очень сильна и на общественном, и на государственном уровне, эта компания, по-видимому, станет примером и для корпораций из других стран, где наиболее искренне и существенно поддерживают наше сопротивление российской агрессии.

Определенным подтверждением этого предположения являются маневры литовского производителя морепродуктов "Viciunаi Group", давно представленного в Украине брендом морепродуктов VIСI, а с недавних пор – еще и полуфабрикатов Goyza. В самом начале года, когда предположения о российской агрессии против Украины уже звучали, эта компания сначала вышла из учредителей зарегистрированного в Москве ООО "БАЛТКО", а потом сразу вернулась в их число. А российская ООО "БАЛТКО", основным инвестором которой является литовская компания Viciunаi Group, продолжает производить на своем заводе в Калининграде и продавать по всей РФ продукцию под брендом Vici. Вкупе с участием этой компании в российских госзакупках, это наводит на подозрение, что, как и многие другие "постсоветские" бизнесы, она может иметь ЦК-вские или ГБ-шные корни, связанные с какой-то из кремлевских башен. Стоит только отметить, что Vici на полках украинских магазинов (например, в "Сильпо") уже претерпевала определённые метаморфозы: в 2014-2015 годах возле нее появились стикеры "Произведено в России" (возможно, имелся в виду завод компании в Калининграде), которые исчезли после появлении на упаковках надписи "Сделано в ЕС". С учетом реальной поддержки Украины по стороны Литвы, это как минимум требует привлечение внимания как украинских, так и литовских властей.

Все эти факты сами по себе — повод для морального осуждения компаний, не гнушающихся бизнеса на крови. Но оно мало что даст. В конце концов, та же Nestle уже давно имеет титул "one of the most hated companies in the world" из-за скандалов с водой и сухими смесями для африканских младенцев.

Что делать

Но у этого вопроса есть еще один аспект: практически все эти фирмы вполне комфортно себя чувствуют и на украинском рынке. И "сладкая парочка" Nestle и Mars ничего не заявляли о проблемах с производством и сбытом, как это уже вынуждены делать украинские кондитеры, чьи заводы и склады являются либо потенциальными мишенями для российских ударов, либо уже разбомблены и разграблены. Вопрос в том, как на это "и вашим и нашим" реагировать нам.

Украинское общество, скорее всего, само найдет и выработает методы воспитания компаний-русофилов. Они могут начинаться "уроном" рейтингов официальных страниц этих фирм в соцсетях (помните реакцию на осуждение европейскими футбольными чиновниками хорватских футболистов за "Слава Украине" после победы над россиянами в 2018-м? Точно так же поступили сейчас, например, с TENUTA DODICI – итальянской винодельней Никиты Михалкова) или их магазинов на GoogleMaps. И развиваться до пикетирования офисов этих компаний и призывов к европейским профсоюзам последовать примеру шведских портовиков, отказавшихся обслуживать российские грузы.

А вот украинская власть никогда не отличалась быстротой реакции на подобные проблемы. Будем надеяться, что в заявленную недавно программу поддержки украинского бизнеса будут включены и определенные "поражения в правах " для тех "внеполитических" бизнесменов, которые намереваются торговать и с рашистами. Например:

1. Создание реестра юридических лиц, косвенно поддерживающих агрессию против Украины или входящих в состав финансово-промышленных групп, поддерживающих её;

2. Снятие моратория на проверки в отношении таких юрлиц;

3. Приостановка действия лицензий и специальных разрешений на ведение их деятельности в Украине;

4. Введение для этих компаний обязательной маркировки продукции "Ведем бізнес з РФ";

5. Запрет для этих юрлиц на получение господдержки в форме дотаций, льгот т.д. в течение войны и всего переходного периода;

6. Запрет путин-ферштеерам на приобретение бизнесов и создание совместных предприятий через механизм согласования с АМКУ (автоматический отказ).

7. Обязательное участие не ушедших из РФ бизнесов в плане восстановления экономики и устранении последствий военной агрессии в виде процента от выручки за календарный период. Согласование принудительных мер такого рода со странами регистрации;

8. Квоты на импорт продукции для этих компаний, обложение импорта их продукции в Украину акцизом, пошлиной или дополнительным налогом на оборот;

9. Обязательная маркировка их рекламы через изменения в Закон Украины "О рекламе" и ограничение рекламы (предварительное согласование, лимиты на эфирное время);

10. Особый "военный" налог.

Разумеется, есть вероятность, что эти фирмы предпочтут покинуть украинский рынок, усугубив наше положение. С международными партнерами можно согласовать как планы запретительных мер, так и возможностей быстрой замены продукцией конкурентов.

И при этом стоит учесть ещё одну важную деталь: украинские санкции должны учитывать не только то, присутствует ли компания на российском рынке на момент их введения, но и время выхода с него, если таковой состоится. Ведь было бы несправедливо ставить рядом компании, которые ушли из государства-террориста сразу после его нападения на Украину, и те, которые начали уходить уже после того, как торговля с Кремлем стала совсем уж неприличной. 

    Реклама на dsnews.ua