• USD 29
  • EUR 32.3
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Номерная обида. Как Приднестровье готовят к роли шаблона для ОРДЛО

Москва развила подозрительную активность на приднестровском направлении

С 29 декабря выдача нейтральных номерных знаков в Приднестровье временно приостановлена
С 29 декабря выдача нейтральных номерных знаков в Приднестровье временно приостановлена
Реклама на dsnews.ua

Незадолго до новогодних праздников так называемое "министерство иностранных дел" Приднестровья заявило о приостановке участия в работе пунктов регистрации транспортных средств. Эти пункты, созданные на неконтролируемой территории Приднестровского региона в соответствии с договоренностями между Тирасполем и Кишиневом, выдают нейтральные номера, которые позволяют местным автовладельцам выезжать за пределы Молдовы. Получение нейтральных номеров стало особо актуальным после того, как Украина с 1 сентября нынешнего года запретила въезд на свою территорию автомобилей с номерами, содержащими непризнанную приднестровскую символику.

Формальным поводом для демарша Тирасполя стало задержание молдавскими таможенниками партии нейтральных номерных знаков, которую везли вместе с номерами с приднестровской символикой. Молдавская сторона объяснила свои действия тем, что ввоз таких номеров не соответствует национальному законодательству и международным обязательствам.

Внешне – один из многочисленных инцидентов, которые время от времени возникают между Кишиневом и Тирасполем, на который можно было бы не обращать внимания. Если бы не подозрительная активность на приднестровском направлении со стороны Москвы.

Вначале по телеграмм-каналам российский пропагандист Семен Пегов распространил новость, что участились полеты украинских беспилотников вблизи Приднестровья, а украинские артиллеристы тренируются вести огонь по целям на территории региона. Вскоре "Московский комсомолец" и другие российские листки со ссылкой на Пегова сообщили, что некие спецназовцы НАТО попытались прорваться в Приднестровье.

Можно было бы списать это на последствия посещения российским пропагандистом тираспольского коньячного завода, если бы не общий фон: наращивание группировки российских войск вблизи украинской границы, истерику в российских медиа и воинственные заявления Владимира Путина.

В эти же дни глава Тираспольской администрации Вадим Красносельский совершал свой первый после "переизбрания" визит в Москву. Надо отдать должное – в большом интервью российскому РИА "Новости" он сумел избежать нападок как в адрес Украины, так и в адрес США, сосредоточившись на критике действий Кишинева. Это и неудивительно – Приднестровье после последних "выборов" уже окончательно превратилось в бизнес-проект местного холдинга "Шериф", а последний заинтересован в том, чтобы товары, как и прежде, без особых проблем поступали в регион через украинско-молдавскую границу.

Самое интересное началось уже после того, как Красносльский вернулся из Москвы. Глава Тираспольской администрации обратился к президенту Молдовы Майе Санду с письмом, в котором, в частности, заявил: "Не ограничиваясь обсуждением отдельных политических, социально-экономических и гуманитарных проблем, мы можем, а значит, и должны сделать следующий важнейший шаг – сесть за стол переговоров и начать обсуждение всеобъемлющего урегулирования конфликта".

Реклама на dsnews.ua

Подобное заявление главы Тираспольской администрации звучит по меньшей мере удивительно, учитывая, что все предыдущие годы Красносельский говорил только о необходимости развода с Молдовой, а на переговорах приднестровская сторона соглашалась обсуждать только социальные и экономические вопросы. Более того, Красносельский попросил разъяснить, о каком особом статусе для Приднестровья идет речь и даже упомянул, что в основе урегулирования должны лежать "жизнеспособные модели".

Чем объяснить столь резкую смену риторики?

Действительно, в последнее время переговорный процесс по урегулированию конфликта находится в стагнации. Во-многом – из-за пандемии COVID-19. Однако есть и другие причины. Еще в начале ноября подал в отставку вице-премьер по реинтеграции Владислав Кульминский. С тех пор эта должность остается вакантной. Вице-премьер по реинтеграции является политическим представителем Кишинева на переговорах, в то время как политическим представителем Тирасполя является так называемый "министр иностранных дел".

Намеченная на октябрь встреча в Стокгольме в формате "5+2" (Молдова и Приднестровье – стороны переговоров, Украина, Россия и ОБСЕ – посредники и гаранты, США и ЕС – наблюдатели) не состоялась.

Поэтому внешне все выглядит как сознательная "заморозка" Кишиневом переговорного процесса. Да и сама Санду, и министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску сделали заявления о необходимости выведения российских войск из Приднестровья, однако очевидно, что приднестровская проблематика – не в числе приоритетов нового руководства страны.

Это не может не вызывать беспокойства в Тирасполе, поскольку есть проблемы, которые требуют решения — например, те же нейтральные номера. Обсуждать их пока не с кем. И главное — Приднестровский регион и его руководство обладает хоть какой-то внешней субъектностью только в условиях переговоров.

Ключевой же вопрос – зачем это Кремлю? И вот здесь, есть, минимум, три варианта ответов. И все они не очень приятны для Украины.

Первый – в условиях напряженности с Западом и угрозы вторжения в Украину России было бы неплохо продемонстрировать преимущество прямых переговоров. А в приднестровском урегулировании такими сторонами являются Молдова и Приднестровье. Москва желает, чтобы Украина начала прямые переговоры с ОРДЛО. Если в Молдове могут, то почему не могут в Украине? Если Запад – за мир, Запад поддержит диалог. И не важно, что в Молдове вот уже 30 лет как ничего не решилось. Главное – процесс идет и не стреляют.

Второй – Россия действительно устала содержать Приднестровье и хочет от него избавиться. Естественно, на своих условиях, то есть – очень широкий особый статус региона и сохранение российского военного присутствия под видом миротворцев. Конечно, это не совсем в интересах приднестровской верхушки. Ее больше устроило бы status quo: непризнанный статус при имитации переговоров, сохранение российской поддержки – в том числе, бесплатного российского газа и продолжение работы различных схем. Но вряд ли Москва будет принимать в расчет интересы хозяина "Шерифа" Гушана или того же Красносельского, если на кону – вопросы стратегического порядка.

Ну и, наконец, третий, наименее вероятный. Россия готовится признать Приднестровье (вероятно, вместе с ОРДЛО), так же как она признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Нужен формальный повод – отказ Кишинева от переговоров, провокация на приднестровском участке украинско-молдавской границы или на административной линии между Приднестровьем и Молдовой.

Майя Санду не собирается встречаться с Красносельским. Это не только принципиальная позиция президента Молдовы относительно недопустимости ее встреч с непризнанным главой непризнанного государства. Важен и предыдущий опыт, который показал непродуктивность таких контактов. Предшественник Санду Игорь Додон семь раз встречался с Красносельским, всячески демонстрировал свою лояльность Кремлю, но результат остался нулевым.

Буквально на днях группа неизвестных в масках Сальвадора Дали митинговала у стен украинского посольства в Кишиневе, протестуя против "втягивания Молдовы" в украинско-российский конфликт и выступая за "мир на Днестре". Наверное, чтобы уши российских заказчиков не были уж слишком видны, одним из лозунгов акции было "В ЕС без Украины".

Похоже, что кишиневскому руководству не удастся долго держать переговорный процесс в "замороженном" состоянии. Россия уже поддержала инициативу Краносельского. И если Кишинев проявит несговорчивость, то не исключено, что Москва прибегнет к различным видам шантажа, включая газовый.

    Реклама на dsnews.ua