• USD 36.6
  • EUR 38.6
  • GBP 44.9
Спецпроекты

Войны идут на дно. К чему могут привести подрывы подводных коммуникаций

Инциденты на трубопроводах "Северного потока" свидетельствуют о начале новой эры ведения войны

Реклама на dsnews.ua

Сегодня в Брюсселе состоится министерская встреча из-за угрозы усиления энергетического кризиса в Европе.

Повод – загадочные утечки газа на обеих нитях "Северного потока" — "Северный поток-1" и "Северный поток -2", которым предшествовали взрывы.

Согласно официальным сообщениям датских и шведских ведомств, хронология и география были следующие:

26 сентября станции мониторинга Швеции и Дании зафиксировали два мощных взрыва (магнитуда одного из них – 2,3) на глубине 70 м у острова Борнхольм (Дания). Первый взрыв произошел примерно в два ночи, второй – в семь вечера. Днем и вечером 26 сентября было зафиксировано две утечки газа из трубопроводов.

27 сентября была зафиксирована третья утечка газа.

28 сентября Шведская береговая охрана сообщила уже о четвертой утечке – на СП-2.

Береговая охрана также отметила, что эта четвертая утечка на СП-2 обнаружена в непосредственной близости к большой дыре в трубопроводе СП-1 – в 1,8 км. От утечки в СП-2 до ближайшей утечки в датских водах — 4,6 км. То есть все четыре утечки, а значит и взрывы произошли на очень небольшой территории.

Реклама на dsnews.ua

Российская диверсия?

Инциденты на СП-1 и СП-2, о которых почему-то молчит "Газпром", пока росСМИ виновниками называют европейцев, произошли на фоне общей эскалации российско-украинской войны, вызванной объявлением "частичной мобилизации", проведением фейковых референдумов на временно оккупированных Россией, очередными угрозами Владимира Путина применить ядерное оружие в случае продолжения освобождения этих территорий Вооруженными силами Украины.

100% доказательств причастности россиян к возможным взрывам на трубопроводах, работа которых с началом нового вторжения поставлена на паузу, еще нет. Соответствующие органы Дании, Швеции и других стран проводят расследование.

Однако представители разведывательного сообщества Европы, в частности из Германии, уже выдвигают через СМИ осторожные предположения о том, что это были диверсии российских спецслужб. Отдельные политики, такие как министр экологии Испании Тереза Рибера после визита в Брюссель, более прямолинейны в своих оценках. Ответственность за инциденты Рибера возлагает на Россию, отмечая неслучайность одновременно трех утечек. Она предполагает, что Путин "играет на провокациях".

Кроме того, CNN со ссылкой на источники в спецслужбах ЕС сообщил, что 26 и 27 сентября было зафиксировано присутствие российских кораблей рядом с ЧП. На прошлой неделе в этом районе видели и подлодки ВМФ РФ.

Следует заметить, что "крутились" корабли ВМФ РФ у трубопроводов и раньше.

Как писал в прошлом году в статье для "Зеркала недели" президент Центра глобалистики "Стратегия XXI" Михаил Гончар, уже в конце строительства СП-2 в зоне проведения работ 10-30 апреля были замечены российские спецназнавоцы – из 313-го Отдельного отряда специального назначения по борьбе с подводными диверсионными силами Балтийского флота; 342 аварийно-спасательного отряда Балтийского флота и воинской части № 45707. Последняя, отмечает Гончар, является одной из самых засекреченных частей. Ее поле деятельности – специальные подводные операции: прослушивание кабелей связи, установка оборудования, диверсии.

Так что вышеупомянутые утечки газа – это диверсия России? Более чем вероятно. И целей, которых Москва хотела достичь, может быть несколько: давление на ЕС через усугубление энергетического кризиса; попытка выбить санкционное ослабление, поскольку для ремонтных работ требуется подсанкционное оборудование; активизация гибридной войны против Европы и намек на готовность к эскалации и создание новых кризисов в ЕС – как энергетического, так и экологического, ведь некоторые инциденты случились у острова Борнхольм, в акватории которого после Второй Мировой были затоплены значительные арсеналы боевых химических веществ.

Новые вызовы

Опять же, расследования пока продолжаются. Свои выводы шведы, датчане и ЕС озвучат позже.

Но. Причастна к инцидентам Россия, или нет, следует отметить, что они уже свидетельствуют о начале нового этапа в противостоянии и конфликтах между странами. Тем более если вспомнить, что об угрозе со стороны российских субмарин в Северной Атлантике и Балтийском море НАТО предупреждала неоднократно несколько лет назад.

Сейчас уже речь идет об активизации подводных войн в ближайшем будущем – отдельных операций или диверсий, или масштабных атак. И необходимые для него средства у стран есть. Если брать ту же Россию, которая ведет подозрительную деятельность в Северном и Балтийском морях, и в Северной Атлантике в целом, то в распоряжении ВМФ РФ есть, например, подводные аппараты АС-12, известные как "Лошарик", которые доставляются на место атомными подлодками БС-64. Хотя нужно учитывать и состояние российской техники в целом. Например, эти "лошарики" очутились в информпространстве 1 июля 2019 г. из-за пожара на носителе — БС-64, в результате чего погибли 14 моряков.

Тем не менее, наряду с такими инцидентами будут и успешные примеры применения субмарин типа АС-12 или 18-270 "Бестер". Поэтому потенциал такого противостояния очень высок, ведь несмотря на предупреждения экспертов, того же Михаила Гончара, большинство стран НАТО отнеслись со скепсисом к возможности того, что Россия решит попасть подводные объекты.

И проблема здесь не в том, что Москва, по всей вероятности, решила с той или иной целью устроить диверсии на своих трубопроводах. Проблема шире, серьезнее и вновь актуальна, поскольку на дне морей и океанов находятся не только российские трубопроводы.

Морское дно давно уже стало глобальным шоссе для всех разновидностей коммуникаций: газо- и нефтепроводы, оптоволоконные кабели, электрические кабели.

Около того же Борнхольма находится, например, газопровод Baltic Pipe, по которому Норвегия будет поставлять газ в Польшу, и который, что важно, был торжественно запущен 27 сентября.

Что касается оптоволоконных кабелей — этих цифровых артерий современного мира, то трафик на дне морей давно уже не менее интенсивный, чем на дорогах Нью-Йорка в час пик.

Перечислять все кабели, все сети, соединяющие все части света между собой, не имеет смысла. Список таких кабелей будет больше самой статьи. Поэтому приведем всего несколько примеров.

Если брать Балтийское море, в частности Борнхольм, где произошли утечки газа на СП-1 и СП-2, то там есть такая разветвленная сеть как Baltica. Этот оптоволоконный кабель идет не из точки "А" в точку "Б", а объединяет сразу три маршрута: Гедсер (Дания), Борнгольм, Истад (Швеция) и Колобжег (Польша). Однако этот кабель планируется вывести из эксплуатации именно в 2022 г. Хотя нельзя исключать, что он еще некоторое время будет работать.

Еще одна сеть кабелей – это BCS, соединяющая Швецию, Литву, Латвию, Финляндию, а именно: East – Лиепая (Латвия)-Швянтои (Литва); East-West – Сандвикен (Швеция)-Швантои (Литва); North – Ханко, Харальдсхольм, Хельсинки, Котка, Мариегамн, (Финляндия)-Ставснес (Швеция). Окончание эксплуатации первых двух запланировано на текущий год, третьего – на 2023 г.

C-Lion1 — первый кабель связи между Финляндией и Центральной Европой (Ханко-Хельсинки-Росток), в частности с Германией. До завершения его прокладки в 2016 г. Центральная Европа соединялась с Финляндией через Швецию и Данию. Имеет пропускную способность 144 Тб/с.

Danica North – соединяет Барсебек (Швеция), где кстати расположена АЭС, и Туборг (Дания).

И кабели и сети кабелей находятся не только в Балтийском море. К примеру, ARIANE-2 связывает французский Марсель и греческую Ханью (остров Крит), проходя мимо Сицилии. Или, например, BSFOCS (Черноморская волоконно-оптическая кабельная система) — болгарская Варна, Одесса и Новороссийск (РФ).

Дальше. Кроме локальных кабелей, вроде приведенных выше, есть и более мощные и более протяженные сети — трансокеанские. А в Атлантическом океане, отметим, их больше, чем в Тихом, из-за особенностей погодных явлений. Это и частный Amitié (США, Великобритания, Франция), принадлежащий Facebook, AquaComms, Vodafone и Microsoft Infrastructure; и AC-1 (Atlantic Crossing 1) — телекоммуникационная кабельная система, соединяющая США, Великобританию, Нидерланды и Германию; AC-2 — США и Великобритания; и Apollo — частная сеть, владельцами которой являются Vodafone и Alcatel, у которой есть северный (США-Британия) и южный (США-Франция) маршруты; и Marea – тоже частная кабельная система (Microsoft, Facebook, Telxius), союдиняющая США и Испанию.

Еще есть такая колоссальная система как AAE-1 протяженностью 25 тыс. км, связывающая Юго-Восточную Азию и Европу: Гонконг, Вьетнам, Камбоджу, Малайзию, Сингапур, Таиланд, Мьянму, Индию. Оман, ОАЭ, Катар, Йемен, Джибути, Саудовская Аравия, Египет, Грецию, Италию и Францию.

Или немного "меньшая" — 20 тыс. км — AAG (Asia-America Gateway). Эта система связывает Юго-Восточную Азию с Соединенными Штатами через через Гуам и Гавайи. Через Гуам в свою очередь Японию и Австралию соединяет AJC протяженностью 12,7 тыс. км.

Очень много оптоволоконных кабелей есть вдоль побережья Африки — они либо, как AAE-1, объединяют Азию и Европу, либо напрямую связывают страны Африки с Европой: система SAT-3/WASC (Южная Африка, Ангола, Габон, Камерун, Нигерия, Бенин, Гана, Кот-д'Ивуар, Сенегал, Испания, Португалия), являющиеся частью системы SAT-3/WASC/SAFE (SAFE — Южная Африка-Азия); WACS (West Africa Cable System) — кабель компании Alcatel протяженностью 14,5 тыс. км между ЮАР и Британией; ACE (Africa Coast to Europe) — Испания, Франция и Африка (Экваториальная Гвинея, Гамбия, Гвинея, Либерия, Мавритания, Сан-Томе и Принсипи, Сьерра-Леоне, Мали, Нигер). А Atlantis-2 уже соединяет Африку и Южную Америку и это первый трансатлантический телекоммуникационный кабель.

Африканские кабели – это, кстати, дополнительный источник гибридного влияния для России на Африку, некоторые страны которой она вовлекает в альянс. Кремль всегда может устроить диверсию и благодаря уже достаточно мощной пропагандистской сетке в Африке обвинить в этом "колонизаторов" — европейцев.

И это лишь одно из средств, которые могут использоваться во время подводных войн. В целом блокирование и повреждение морских – надводных и подводных маршрутов/коммуникаций – крайне эффективный способ ведения войны. Мы это видели на примере блокировки украинских портов россиянами.

И если для этой ситуации при посредничестве Анкары и ООН удалось найти кое-какое политическое решение, то в случае дальнейшей эскалации противостояния между Россией и Европой, или Китаем и США, вообще между кем-либо, именно секрет подводных операций является преимуществом для того, кто их производит. Эта сторона сможет, не раскрываясь, влиять на противников или конкурентов, в том числе через дестабилизацию и создание кризисных ситуаций, например, путем уничтожения электрических кабелей или трансокеанских интернет-коммуникаций. Поэтому в считанные минуты миллионы людей и тысячи предприятий могут остаться без света или связи. Естественно, эти системы очень разветвлены, к тому же усиленное развитие спутникового веба делает определенный резерв устойчивости. Однако недостаточно, чтобы предотвратить каскадные отключения. Перебои с поставками углеводородов без такого внезапного эффекта, но потребность преждевременного забора резервов из хранилищ открывает перспективу энергетического голода в зимний период — по крайней мере, до тех пор, пока не будут налажены стабильные поставки сжиженного газа по морю. Проблема в том, что флот специализированных судов ограничен и увеличение спроса неизбежно приведет к увеличению цены таких перевозок. Не говоря уже о том, что срок выполнения контрактов может растянуться на многие месяцы.

Это серьезные вызовы для международной системы безопасности, уже почти уничтоженной развязанной Россией полномасштабной войной с Украиной. Поэтому они требуют от НАТО и его союзников и партнеров усиления мер безопасности, мониторинга, патрулей и противодействия потенциальным подводным диверсионным операциям.

    Реклама на dsnews.ua