• USD 36.6
  • EUR 38.6
  • GBP 44.9
Спецпроекты

Блаженны миротворцы. Как успокоить Папу Римского

Как украинцам правильно ответить на миротворческие призывы из Ватикана? Как и в случае с Илоном Маском, нужно, прежде всего, понять мотивы, побуждающие Франциска к таким заявлениям

Реклама на dsnews.ua

А что случилось? Ничего особенного: в интервью La Stampa, которое в кратком пересказе приведено на сайте Ватикана, Папа Франциск в очередной раз заявил, что "Ватикан готов выступить посредником, чтобы остановить конфликт в Украине". На прямой вопрос о том, верит ли он в возможность успеха таких переговоров, понтифик ответил в духе ордена иезуитов, выходцем из которого и является – мол, все непросто, но "каждый должен посвятить себя демилитаризации сердец, начиная со своего собственного, а затем обезвреживая, обезоруживая насилие".

Это заявление, как говаривал в иных, но сходных обстоятельствах фельдкурат Отто Кац из романа Гашека, еще можно было бы вытерпеть. Тем более, что с предложениями о посредничестве Святой Престол регулярно выступает с 24 февраля, и к ним все уже привыкли. Ну, положено Папе что-то говорить о войне в Европе, а о "борьбе за мир" можно сказать всегда, ничем не рискуя.

Папские потуги

Но одними призывами к миру и предложениями о посредничестве Франциск не ограничивается. Он развивает тему "мира и братства" между российским и украинским народами вглупь и вширь. Так, общаясь с журналистами на борту самолета в ходе возвращения из Бахрейна, Папа, в частности, заявил, что хотя его поражает жестокость русских военных, она "не присуща русскому народу", потому, что "русский народ — это великий народ". Пытаясь разрешить это противоречие Франциск предположил, что военные преступления, совершаемые русскими в Украине — это поведение "наемников, солдат, идущих на войну как на приключение".

"Я предпочитаю думать так, потому что испытываю большое уважение к русскому народу, к русскому гуманизму", — заключил Папа, вспомнив Федора Достоевского, который, по его мнению, до сих пор "вдохновляет христиан на осмысление христианства".

Хорошая новость в том, что российская сторона не пытается воспользоваться посредничеством Папы, и его призывы повисают в воздухе. Телефонный разговор Франциска с патриархом Кириллом 16 марта стал диалогом глухих. Когда через полтора месяца, в интервью Corriere della Sera, Франциск рассказал о разговоре с Кириллом, он сообщил, что их общение началось с двадцатиминутной лекции патриарха о причинах войны.

"Он зачитывал с листа, который держал в руке, все оправдания российского вторжения. Я его выслушал и ответил: я ничего этого не понимаю. Брат, мы не государственные чиновники, мы должны говорить не на языке политики, но на языке Иисуса. Мы пастыри одного и того же святого народа Божия. Из-за этого мы должны искать пути мира, чтобы положить конец войне".

Реклама на dsnews.ua

Затем диалог, судя по всему, стал накаляться, так что Франциск не только призвал Кирилла "не быть алтарником Путина", но и процитировал это в своем интервью. В ответ на сайте РПЦ появилось заявление, в котором приводилась московская версия разговора, с обвинением во всем НАТО, а Папу обвиняли в выборе "неправильного тона для передачи содержания этой беседы". Словом, посредничество у Франциска, что называется, не идет.

С другой стороны, едва ли в Ватикане и рассчитывали на успех. Тема посредничества раскручивается с иными целями, но активность Франциска нельзя игнорировать. Тем более, что он обращается не только к патриарху Кириллу, но и к президенту Зеленскому. И, поскольку, Папа делает заявления о миротворчестве публично, то и отвечать ему нужно публично, разъясняя нашу позицию. Причем не столько даже лично Папе, сколько тем, на кого он транслирует свои призывы. А значит, нужно понимать, на кого и с какой целью он их транслирует.

В любом случае призывы Папы к переговорам с Кремлем, предполагающие по умолчанию возможность компромисса с ним, укрепляют в западном сознании непонимание экзистенциальной сути конфликта. Это непонимание отчасти связано с личностью понтифика. Но, вместе с тем, Папой и его окружением движут соображения сугубо прагматические. Вся ситуация в целом во многом повторяет историю с Илоном Маском.

Как и в случае с Маском, можно, конечно, начать ругаться в ответ, и поискать в биографии Папы темные пятна. Но такие действия не принесут пользы Украине, и не ослабят позиции Папы – там, где его слова имеют реальный вес. Они лишь поставят украинских оппонентов Франциска на одну доску с российскими гопниками из РПЦ ФСБ.

Для кого Папа говорит о мире?

Всякая церковь есть коммерческое предприятие, обменивающее обещания на реальные ценности. С этой точки зрения Папа является одновременно и фронтменом и топ-менеджером Ecclesia Catholica — самой крупной христианской церкви в мире, насчитывающей более 1,34 миллиарда последователей/ клиентов. Напомню, что население всего мира составляет сегодня 8 млрд., ЕС – 0, 45 млрд. Причем, в ЕС далеко не все – истовые католики. Иными словами, центр интересов Ватикана давно сместился за пределы Европы.

Две тысячи лет успешной торговли влиянием, идеологией и картиной мира предполагают умение чутко откликаться на текущие запросы паствы. А принцип "клиент всегда прав" в коммерции никто и никогда не отменит.

Основной оплот католицизма сегодня – Латинская Америка. Растущие общины с хорошими перспективами есть в Африке, и в Китае. Легко увидеть и общую закономерность: больше либерализма – меньше католицизма. "Больше либерализма" означает, среди прочего, лучший уровень технологий, образования и жизни в целом. А значит, в ЕС "вес" католиков будет снижаться. В перспективе он начнет снижаться и в Латинской Америке — по тем же причинам. Будущее для католицизма — это Африка и Китай, отчасти Индия. Там, где меньше свобод и возможностей распоряжаться своей судьбой, где больше ограничений, со стороны власти или косного социума, люди всегда будут активнее искать новое измерение для своей социализации и самовыражения. Важно вовремя сделать им хорошее предложение, которое их привлечет, поскольку конкуренты тоже не дремлют. А значит, церкви нужно как можно точнее попадать в этих регионах в актуальную повестку.

В Африке сегодня заинтересованы в скорейшем окончании войны в Украине, поскольку из-за нее растут цены на продовольствие. Как именно окончится война, африканцев не интересует, они слабо разбираются в европейской политике. В КНР, на уровне рядовых верующих, Украина – чистая абстракция. Но власти КНР и верхушка КПК (это одно и тоже) не были бы собой, если бы не впихнули между китайскими католиками и Ватиканом свою прокладку. В 1957 году в КНР была создана Китайская католическая ассоциация (中国天主教爱国会) под управлением КПК, которая долго не признавалась Ватиканом. Власти КНР, в свою очередь, не признавали приходов, не вошедших в ассоциацию. Наконец, с 2018 года Ватикан и правительство КНР пришли к соглашению о совместном назначении епископов в китайских епархиях.

Так вот, КНР на государственном уровне заинтересована в том, чтобы война в Украине была заморожена, с сохранением оккупации части украинских территорий и бесконечными переговорами ни о чем. Это позволит удержать у власти существующий в Кремле режим, а Россию — под санкциями, укрепив ее зависимость от Китая.

И в ЕС есть большой пласт граждан, которые хотят, чтобы война в Украине закончилась как можно скорее. И тоже неважно, как именно. А коль скоро таких граждан много, есть и политики, выражающие их мнение. И среди них тоже есть католики.

Вот на эти группы: на голодных негров в Африке, на функционеров КПК, озабоченных контролем над китайцами, поддавшимися чуждому влиянию Ватикана, и на уставших от войны европейских путинферштееров Папа и транслирует свое миротворчество. Исключительно ради рейтинга — как своего, так и католической церкви в целом.

В Латинской Америке, где сильны позиции разного рода леваков, идея "мира любой ценой" тоже находит широкий отклик. Идея-то чисто левацкая: простое решение (просто перестать стрелять!), без попыток увидеть его последствия более чем на шаг вперед. По умолчанию оно предполагает готовностью к прагматичному компромиссу/союзу с кем угодно. Правда, у леваков это получается почему-то исключительно с Сатаной. Происхождение этой идеи легко прослеживается до большевиков, с их "миром без аннексий и контрибуций", и чтобы "ни мира, ни войны, а армию распутить".

А Папа Франциск по своим взглядам — южноамериканский левак. Ну, так сложилось, что ж теперь делать? Нужно работать с тем Папой, который есть.

Кризисный Папа

В истории появления Франциска на папском престоле много необычного. Он первый папа из Нового Света, первый за более чем 1200 лет, после сирийца Григория III, папа не из Европы; первый папа-иезуит, первый папа-монах со времён Григория XVI. Он был избран при живом предшественнике, Бенедикте XVI, чего не случалось шестьсот лет, после ухода с папского престола Григория XII. Правда, сейчас все было не столь драматично, как шестьсот лет назад, и Бенедикт XVI попросился на покой по состоянию здоровья – но это официальная версия.

Перечень необычных обстоятельств, предшествовавших и сопутствовавших интронизации Франциска велик, а их общий вектор указывает на кризис в католической церкви, потребовавший новых людей, решений и подходов. И аргентинец Хорхе Марио Бергольо, взявший себе, и тоже впервые в истории папства, имя Франциск, в честь св. Франциска Ассизского — мистика, основателя нищенствующих франсисканских орденов и одной из самых почитаемых фигур в католичестве, — типичный кризис-менеджер. И природа кризиса понятна: популярность католицизма в традиционно католических странах падает, этому нужно как-то противостоять, а также осваивать страны, где на католицизм растет социальный спрос.

Кризисное назначение объясняет и левые взгляды Франциска. Конечно, в плане личном, они, вероятно, сложились, под влиянием отца, итальянского коммуниста, эмигрировавшего в Аргентину от репрессий при Муссолини. Но ведь не все сыновья итальянских эмигрантов становятся главами католической церкви? Зато католическую паству в Аргентине времен восхождения Бергольо по карьерной лестнице делала левой сама логика событий, а священники, чтобы сохранить влияние, должны были следовать за прихожанами.

Торжество левых взглядов в католической церкви в Европе сегодня тоже закономерно. После отделения от государства церковь почти повсеместно перестала быть инструментом имущих классов. Авторитарный Китай не в счет, но это все-таки исключение. А в основном, церковь была оставлена государствами без присмотра и стала претендовать на роль защитницы прихожан от произвола власть имущих – ей больше некуда было деться. И каждая деталь в образе Франциска, сформированном к моменту интронизации, указывала на то, что в ходе его папства во главу угла будет выдвинута проблема социальной справедливости.

Но защита социальной справедливости должна происходить на понятном прихожанам уровне. А поскольку в церковь в наши дни ходят, по большей части, люди бедные и плохо образованные, то и она, вся, вплоть до Папы, должна оперировать простыми лозунгами, взывая к простым решениям.

Как Украине наладить диалог с Ватиканом?

Сам Франциск, безусловно, не поклонник Путина, не сторонник кремлевской агрессии и не враг Украины. Напротив, он постоянно выступает в нашу поддержку. Уже по этой причине идти с ним на конфликт нерационально. Единственная причина расхождений – позиция Папы о возможности переговоров. Но переговоры не смогут прекратить войну РФ против Украины; они смогут только приостановить ее, дав Путину очень нужную ему передышку. Конфликт с Россией неразрешим, пока в Кремле не сменится режим. А до тех пор Украину может устроить только капитуляция Москвы, как бы ее ни назвали для внутрироссийского употребления кремлевские пропагандисты. "Сохранить лицо Путина", дав ему возможность выйти победителем, хотя бы в глазах оболваненных россиян, определенно не получится.

Между тем, ряд западных политиков предпочли бы именно такой финал, и Папа своей позицией подыгрывает им. Скорее всего, он делает это невольно, в силу левой политики католической церкви и собственных левых взглядов. И это еще один аргумент против конфликта, и за диалог.

Вместе с тем, диалог, безусловно, необходим. А значит, нужна площадка для обсуждения с Ватиканом того, какой мир может быть заключен с Россией. Это вполне логично: если Папа хочет быть миротворцем, то отчего бы представителям Украины не обсудить с ним контуры возможного — и невозможного — мира? Естественно, пока без России, но она и не стремится к диалогу с Папой.

И вот на эту площадку нужно вытащить, притом, максимально публично, следующие темы:

  • О глубокой социальной несправедливости российского режима, совершившего и совершающего многочисленные преступления против собственного народа. Достойно ли христианина продлевать существование такого режима?
  • Об антихристианской сущности современной РПЦ МП, являющейся, по сути, симуляцией церкви российскими спецслужбами – и о том, что эта ситуация существует, как минимум, начиная с Архиерейского собора РПЦ 1943 года. И то, что РПЦ МП признали тогда за церковь и вошли с ней в церковные сношения, не значит, что такое решение не может быть пересмотрено. Особенно на фоне изменений, которые РПЦ претерпела при Кирилле.
  • О том, допустимо ли христианину вести переговоры со безусловным Злом и идти на уступки Злу ради уклонения от битвы с ним, смиряясь с сохранением Зла в его прежнем виде.
  • И, наконец: допустим, что в Ватикане готовы начаться мирные переговоры между Москвой и Киевом. Какие условия перемирия, по результатам обсуждения предыдущих тем, счел бы приемлемыми сам Франциск?

Папа – левых взглядов, открыт для диалога как с другими конфессиями, так и с мирянами? Отлично, давайте начнем такой диалог! Нам ли, стоящим на стороне Добра и Света, бояться громко заявить о своей позиции?

А если Ватикан уклонится от открытой дискуссии с представителями украинского общества и украинских конфессий, что, скорее всего, и случится, это тоже станет нашей победой, закрыв тему посредничества Франциска между Киевом и Москвой.

    Реклама на dsnews.ua