• USD 29.3
  • EUR 31.2
  • GBP 36.5
Спецпроекты

Выборы во Франции. Почему победил Макрон, но триумфатором стала Ле Пен

Политик, известная своими связями с Москвой, смогла улучшить свой результат, несмотря на войну России против Украины

Реклама на dsnews.ua

В минувшее воскресенье Эммануэль Макрон стал первым за 20 лет президентом Франции, переизбравшимся на второй срок, повторив успех Жака Ширака. Что символично вдвойне, ведь Макрон в 2022 г. одержал победу над дочерью тогдашнего визави Ширака Жана-Мари Ле Пена – Марин Ле Пен.

Однако это в равной степени и достижение, и еще большая ответственность. Ввиду того, что Ле Пен, лидер ультраправого "Национального объединения" (ранее "Национального фронта", прошедшего ребрендинг в пользу отказа от некой "агрессии" в названии), улучшила свой результат по сравнению с выборами 2017 г., когда она также во втором туре столкнулась с Макроном, тогда еще вундеркиндом и звездой французской политики.

В первом туре этих выборов действующий президент Пятой Республики набрал 28%, Ле Пен – 23%. Во втором туре: Макрон – 58,6%, Ле Пен – 41,4%.

В 2017 г. в первом туре Ле Пен дышала в затылок Макрону, набрав 21,3%, в то время как ее конкурент – 24,1%. Однако второй тур завершился для нее полным разгромом: 66% Макрона против ее 33,9%.

То есть пять лет спустя Марин Ле Пен сократила отставание от Макрона в решающей битве президентских выборов почти вдвое.

Не в последнюю очередь благодаря тому, что Ле Пен стала действовать осторожнее. И не столь явно радикально. Что было понятно уже после смены названия партии.

К тому же в игру была введена новая фигура – Эрик Земмур. Также ультраправый. Но настолько, что Марин Ле Пен на его фоне казалась уже менее токсичной, чем есть на самом деле.

Реклама на dsnews.ua

Нет, от исламофобии она не отказалась. Однако сконцентрировалась на более земных и понятных избирателям вещах вроде растущей инфляции и резкого роста цен на энергоносители, спровоцированного полномасштабным вторжением РФ в Украину.

Это не значит, что французам начхать на Украину. Нет, они считают войну России против Украины – ужасным событием и понимают, что зло должно быть наказано. Но как это будет сделано, многих французов не очень беспокоит.

Просто-напросто французский избиратель-патерналист, обладающий в то же время действительно европейской свободой в выражении мнения, и выступает против войны, и хочет, чтобы государство решило его проблемы. Вроде как и понимает, что цены растут из-за действий РФ в Украине, но данная ассоциативная цепочка не исключает из уравнения требование к властям сделать бензин дешевле.

Макрон же, между тем, как и другие президенты, на выборы шел с конкретным багажом достижений – "достижений" с точки зрения избирателей. Это и снижение налога на богатство, который приносил в казну лишь 2% от всех налоговых доходов, но все равно давший Макрону прозвище "президент богачей"; и повышение налогов на дизель и бензин, которое вывело на улицы "желтые билеты", а президента заставило потратить 10 млрд евро на снижение налогов; это и повышение пенсионного возраста и еще ряд других "спорных" реформ. Реформ, которые стали подарком для популиста вроде Марин Ле Пен, Эрика Земмера, Жана-Люка Меланшона.

Но в то же время, благодаря как раз войне РФ против Украины и активной поддержке Макроном Киева, его рейтинг перед выборами был рекордно высоким – в пределах 40%.

Что касается Марин Ле Пен, то против нее играла многолетняя история заигрывания с режимом Владимира Путина и кредит в аффилированном с РФ банке.

Именно по этому часто и сильно били и пресса, и лично Макрон во время теледебатов перед вторым туром.

Это первый фактор. Второй фактор, сыгравший против нее, – сама персона Ле Пен, ее взгляды. Большинство избирателей (58%) как и в 2017 г. отказались видеть президентом своей страны ультраправого политика. И потому они выбрали меньшее из зол.

Фактически мы вновь наблюдали во Франции сценарий "Кучма против Симоненко".

Результат, в принципе, был предсказуем. И все же подруга Кремля смогла улучшить свой результат по сравнению с 2017 г. Не в последнюю очередь в связи с, признаем, грамотным переформатированием предвыборных акцентов и традицией избирателей во Франции через ультраправых маргиналов передавать "привет" властям – иллюстрировать таким образом свое недовольство и принуждать руководство страны учитывать их интересы.

Эта тенденция наблюдается в течение как минимум последних десяти лет. Так, если выходить из правила "в первом туре голосуют "за", во втором – "против"", то ясно видно, что симпатии к Марин Ле Пен демонстрируют очень медленную, но устойчивую тенденцию к росту. Так, в первом туре 2012 года она заняла третье место с 17,9%, в 2017 году вышла на второе с 21,3%, а в этом году улучшила результат 23,15%. Учитывая, что явка в первом туре последовательно снижалась (79,48% в 2012, 77,77% – в 2017, 73,69% – в 2022), можно предположить, что ее электорат составляет теперь не пятую, а уже четверть избирателей – и это те, кто последовательно ее поддерживает. Не в последнюю очередь потому, что Ле Пен постепенно отходит от "ультра-" риторики, осваивая поле социалистов и не без успеха выискивая объединяющие темы.

В частности, она требует, чтобы 80% рациона французских школьников создавали французские аграрии, критикует Макрона за сокращение 18 тыс. койкомест в больницах и требует не просто остановить этот процесс, но и добавить 10 тыс. новых. В то же время она выступает за последовательное увеличение жалованья педагогам на 3% ежегодно на следующие пять лет. Досталось от нее Макрону и за намерение поднять пенсионный возраст. Ну и, конечно, она категорически против хиджабов. По большому счету, от правой повестки дня у нее осталась антииммигрантская риторика, намерение откатиться в отношениях с НАТО к голлистским позициям (так – политическому участию, нет – военному) и пренебрежению экологической повесткой дня. Такая "диффузионная" программа, собственно, и принесла ей 41,46% во втором туре против 33,9% в 2019 году. Результат Макрона, соответственно, ухудшился сопоставимо: 58,54% против 66,10%.

Так что, анализируя прошедшие выборы, можно констатировать, что хоть победу на них и одержал Эмманюэль Макрон, но триумфатором все же стала Марин Ле Пен.

А это значит, что президенту Пятой Республики нельзя сбрасывать со счетов электоральный демарш первого тура. И Макрон, по крайней мере на словах, дает понять, что послание принял и понял, когда заявил следующее: "Тем, кто голосовал за меня, но не за мои идеи, а ради того, чтобы не пустить во власть ультраправых — я перед вами в долгу. Я больше не кандидат одного лагеря, я — президент всех".

Таким образом он объявил курс на смягчение своего достаточно жесткого курса во внутренней политике и поиск широкой общественной поддержки. Это значит, что с дерзкими инициативами вроде экономической реформы, породившей движение желтых жилетов (русский след появился позже), вероятнее всего, будет покончено.

Хотя вполне вероятно, что и в полной мере реализовать потенциал первого деятеля ЕС после отставки Ангелы Меркель теперь Макрону не удастся. Но здесь у него еще остается гораздо большее пространство для действий, и честолюбие, помноженное на национальный сантимент (культ "великой нации" французам присущ так же, как и россиянам), что может быть полезно в том числе и Украине. До тех пор, пока ветер не изменится, а флюгер на Елисейском дворце снова не повернется.

Новый, кровавый виток российской агрессии сохраняет для Макрона широкие возможности в плане усиления влияния в Европе и ее переформатирования на фоне утраченного лидерства Германии благодаря действиям или бездействию Олафа Шольца.

Только это потребует от Макрона максимально эффективного использования его таланта нравиться всем. Ну, или почти всем. Тем более, что следующий вызов для его президентства не за горами – в июне, когда Макрону нужно будет подтвердить свои позиции обеспечением парламентского большинства. 

    Реклама на dsnews.ua