• USD 28.4
  • EUR 33.3
  • GBP 36.8
Спецпроекты

Проект "Артемида": почему это важно. Как лунная программа США влияет на будущее всего человечества

Мир вступает в очередной виток технологического развития, начиная освоение дальнего космоса. Кто выбьется в лидеры, а кто неизбежно отстанет и каковы шансы Украины?

Проект "Артемида" / NASA
Проект "Артемида" / NASA
Реклама на dsnews.ua

Восемь стран заключили международное соглашение, регламентирующее исследовательскую и хозяйственную деятельность вне Земли, разработанное США и названное "Соглашением Артемиды", в честь одноименной американской лунной программы. Помимо Соединенных Штатов, его подписали Великобритания, Италия, Канада, Австралия, Япония, ОАЭ и Люксембург. 

Первопроходцев сменяют предприниматели

Соглашение уточняет положения Договора о космосе 1967 года, запрещавшие устанавливать суверенитет над любым космическим телом или его частью. Необходимость в нем возникла в связи с тем, что освоение внеземных территорий, в частности, добыча ископаемых на Луне, бывшая в 1967 году только мечтой, вплотную приблизилась к реализации. И возникло противоречие: как можно осваивать что-либо, не имея возможности установить над этой территорией свой суверенитет?

Новое соглашение устанавливает правовые принципы поведения вне Земли по аналогии с использованием ресурсов Мирового Океана: добывать что-либо можно, но владеть частью океана, вне территориальных вод, нельзя, и даже "зона экономических интересов" предполагает ведение в ней реальной деятельности (как это соблюдается – второй вопрос). Такой подход предполагается распространить и на внеземное пространство: можно создавать базы по добыче полезных ископаемых и зоны безопасности вокруг них для предотвращения конфликтов с другими странами, но нельзя просто застолбить территорию, объявив ее своей, и, к примеру, сдавать в аренду. Попросту говоря, владеть можно тем, чем пользуешься. Нет использования – нет и владения. Разумеется, здесь возможна также имитация деятельности, но имитировать активность, к примеру, на Луне, для слаборазвитых стран будет затруднительно.

Иными словами, российский вариант "Арктика наша" в рамках нового соглашения уже не проходит. Он, впрочем, не проходил и в рамках договора 1967 года, но старый договор не регламентировал реальную деятельность.

Соглашение носит открытый характер, и к нему могут присоединиться все желающие. Более того, НАСА намерена включать эти принципы во все договора со странами-партнерами в процессе двустороннего сотрудничества. Это даст возможность де-факто закрепить "Соглашения Артемиды" в международном праве без прямого подписания многосторонних договоров.

Глава NASA Джеймс Брайденстайн уже выразил надежду, что к соглашению в дальнейшем присоединится и Россия, как одна из стран, подписавших договор 1967 года, "или, по крайней мере, будет следовать принципам, которые в нем изложены". Эта реплика стала ответом на позицию главы "Роскосмоса" Дмитрия Рогозина, который раскритиковал соглашение еще на стадии обсуждения, сравнив его с вторжением США в Ирак и пообещав, что "Россия этого не допустит".

Реклама на dsnews.ua

Китай, не подписавший договор 1967 года, отреагировал на двух уровнях. В статьях для широкой публики, появившихся в государственных СМИ, соглашение оценивается резко отрицательно. Оно названо "неискренней попыткой" помешать китайским планам освоения космоса, прикрытой "якобы благородными целями" и "шагом к закрытию космического пространства корыстными Соединенными Штатами". Многие комментаторы также связали появление соглашения с успешным испытанием новой версии китайской ракеты большой мощности "Великий Поход" (Long March 5B).

В то же время ряд китайских экспертов-юристов, выступивших в качественных изданиях, признали необходимость создания нового раздела международного права, регулирующего добычу космических ресурсов, в частности, на Луне, поскольку в настоящее время в этой области существует вакуум. Их оценки соглашения носят двоякий характер. Критикуя попытки США "сформулировать свои собственные законы, которые нанесут ущерб интересам других стран" они, в то же время признают, что "только передовые в технологическом отношении страны могут осмысленно выполнять международные соглашения по космосу и вырабатывать приемлемую практику в качестве будущей основы нового раздела международного права".

Таким образом, появление "Соглашения Артемиды" обозначило наступление новой эпохи. Романтику первых шагов человека по Луне сменяет экономическая деятельностью с просчитанной прибылью. Производственные менеджеры и специалисты по внеземному экономическому праву выходят в первые ряды, а пилоты космических кораблей понижаются в статусе, превращаясь из отважных икаров в простых перевозчиков, выполняющих регулярные, экономически оправданные рейсы.

Программа "Артемида" — что это?

Старт программы запланирован на конец 2021 года, а к 2024 году NASA рассчитывает осуществить высадку астронавтов на Луну. Впрочем, у "Артемиды" есть несколько направлений.

В настоящее время вся мировая пилотируемая космонавтика, за исключением китайской, привязана к Международной космической станции (МКС), куда летают экспедиции разных стран. Около половины средств на содержание МКС, примерно $2,5 млрд. ежегодно, выплачивают США. После 2024 года NASA планирует прекратить финансирование МКС, перейдя исключительно к ее коммерческому использованию и сосредоточившись на исследованиях дальнего космоса.

К концу 2020 – началу 2021 года планируется завершить испытания корабля "Орион", способного летать на окололунную орбиту и первого варианта модульной сверхтяжелой ракеты SLS. Это позволит перейти к многоэтапному строительству станции Gateway (Лунные врата). Первый беспилотный полет к Луне с доставкой на ее орбиту группы небольших спутников, необходимых для предварительного сбора данных, запланирован на конец 2021-го, первые элементы станции планируется отправить к Луне в 2022-м, первых астронавтов — в 2023-м. На станции смогут работать четыре человека; длительность каждой экспедиции — до 90 дней. В работе смогут принять участие все желающие — как государства, так и частные компании. Естественно, внеся свой вклад, финансовый и технический.

Со станции Gateway американские астронавты смогут высадиться на Луну. Кроме того, станция станет базой для стартов в дальний космос: в 2030 году с нее должна отправиться первая экспедиция на Марс. Предварительно на Gateway будут проведены исследования по длительному пребыванию людей вне низкой орбиты Земли, с отработкой методов защиты от солнечной радиации и галактических космических лучей. Это принципиально важная задача, поскольку на околоземной орбите, в том числе и на МКС, космонавтов защищает магнитное поле Земли.

Финансы, технологии и скрепы

В 1965 году США тратили только на программу "Аполлон" более 5% своего бюджета, против 0,4% расходов на все проекты NASA в настоящее время. Всего, по оценкам американских специалистов, программа "Аполлон" обошлась США в $120 млрд в ценах 2016 года. Так много на космос Америка больше не тратила никогда – но это не означает, что ее интерес к его освоению упал. Изменилась сама структура вложений в высокотехнологичные отрасли, поскольку они стали способны приносить реальный доход. И "Соглашение Артемида" как раз и создает новые возможности для частных инвестиций в космические проекты, выстраивая гарантии их защиты. Иными словами, космос становится доступнее для частного бизнеса — но не любого, а только передового и технологически продвинутого. 

Второе важное изменение: широкая межгосударственная кооперация, включающая и частные фирмы, ранее отработанная на ВПК (так, к примеру, F-35 фактически делают 13 транснациональных корпораций и десяток стран, хоть и во главе с США). Это вызвало, с одной стороны, появление группы "космических миллиардеров" (МаскБезосБрэнсон), с другой — изменение роли государственных структур. Их задача сейчас состоит в том, чтобі финансировать затратные первопроходческие проекты, не сулящие прибыли в обозримой перспективе, но необходимые для дальнейшего развития космических технологий, и уходить из тех областей, где получение прибыли становится уже возможным, уступая место частному капиталу и обеспечивая хороший инвестиционный климат.

Это единственно возможный подход, не порождающий черную дыру, способную проглотить бюджет любых размеров. Те, кто сможет выдержать последовательный курс на приватизацию космических отраслей, вырвутся вперед. Те, кто не смогут – неизбежно отстанут. Такая космонавтика отличается от начального периода космических полетов так же, как бурение на арктическом шельфе для добычи нефти и газа в заранее просчитанных объемах от героического похода к полюсу на собачьих упряжках, для демонстрации флага впереди планеты всей. Но, вместе с тем, развитие экономически оправданных космических проектов обеспечивает и мировое лидерство, и демонстрацию флага. Высокие технологии, отработанные в экстремальных условиях космоса, вскоре находят применение уровнем ниже, в обычном производстве, а затем и в быту.

Никакая диктатура не способна выстроить такую систему освоения космоса. Диктатура всегда опирается на державные понты, оправдывая их безмерным величием и высочайшим героизмом экономически неэффективную концентрацию власти в одних руках. Именно по этой причине Китай пока и не вписывается в проект "Артемида", а Россия неспособна вписаться в него в принципе. Как следствие, Китай пытается развивать собственные космические проекты — как пилотируемую космонавтику, так и лунную программу. Но даже при его финансовых возможностях этот путь ведет в тупик. Серьезное освоение Луны, способное превратиться из источника гигантских затрат, не приносящих ничего, кроме раздутого национального чувства собственного величия, в нормальную, то есть доходную экономическую деятельность, не по карману ни одному государству. Государство вообще не должно заниматься экономической деятельностью напрямую, поскольку неизбежно ее провалит, что многократно подтверждалось историческим опытом. Его задача — создать условия для экономической активности частных лиц.

Что же касается России, то ее пилотируемая космонавтика окончится, вероятно, на МКС, застыв на уровне многомесячного поиска дыры в обшивке российского сектора, ремонта забившегося туалета и доставки на орбиту все более чудотворных икон. Сейчас Москва пытается присоединиться к китайским космическим проектам, и, возможно, Пекин сделает какие-то шаги ей навстречу. Но это закончится, как только практичные китайцы увидят, что от российских партнеров им достаются одни убытки. Максимум, на что может рассчитывать Россия – это совместная эксплуатация казахстанского Байконура, вероятнее всего, с последующим правом его полного выкупа Китаем. Хотя и тут Пекину проще будет разговаривать с Астаной.

И, наконец, Рогозин или другой глава Роскосмоса – не суть кто, поскольку должность эта сегодня в любом случае клоунская, будет время от времени выступать с химерическими проектами очередных "атомных буксиров", с помощью которых Россия вот-вот вернется в космос "на равных с США". Представители московитской цивилизации, в силу своей крайней отсталости, просто не способны понять, что США вообще не стремятся сейчас к "космическому лидерству". У них совершенно другая задача – координация создания максимально широкой космической кооперации. И если бы Китай перестал впихивать в свои электронные устройства и ПО шпионские модули, то и он, безо всяких проблем, смог бы в эту кооперацию войти. Иной вопрос, что Китай, на своем уровне развития, на это не пойдет — но у него, по крайней мере, технически, есть такая возможность. России же просто нечего предложить "Артемиде" — ее поделки все менее конкурентоспособны.

Очередной виток истории

Здесь невозможно не заметить прямых параллелей с очередным освоением вновь открытого пространства, становящегося все более доступным. Раннее Новое Время: Ост-Индская компания и колонизация Нового Света. Освоение Дикого Запада. Позднее — строительство Суэцкого канала. Виртуальная революция, свидетелями которой мы недавно стали. Перед нами очередной исторический цикл, вновь демонстрирующий непреложную истину: научных открытий и промышленных революций по приказу сверху не бывает, а любое развитие в первую очередь требует гражданских и предпринимательских свобод, как минимум, больших, чем в остальных частях света. И еще: любые высокодуховные амбиции – а европейцев в Персии, Турции, Китае, Индии, в обеих Америках местные жители воспринимали как бездуховных варваров – неизменно проигрывают хорошему мушкету, плугу, станку и кораблю.

Есть ли на этом витке место для Украины, и где оно? Это непростой вопрос. С одной стороны, в начале октября в США состоялся успешный запуск носителя Antares, собранного с участием специалистов украинского КБ "Южное". Иными словами, мы все еще можем встать на ступеньку этого вагона, если очень сильно постараемся. В частности, если не будем делать очевидных глупостей, дрейфуя в сторону Китая и России, не вписывающихся в новый технологический виток по причинам своей социальной отсталости. Но, вместе с тем, именно такой дрейф с незавидным постоянством и демонстрирует сегодня украинская власть.

    Реклама на dsnews.ua