• USD 29.3
  • EUR 30.7
  • GBP 36.3
Спецпроекты

В предчувствии войны: как Путин "поджигает" Балканы

Пока мировые политики и медиа обсуждают, как избежать большой войны в Украине и что после российской интервенции будет с Казахстаном, Кремль готовит конфликт, который может стать ударом по имиджу США и НАТО, — речь идет о взрывоопасной ситуации в Боснии и Герцеговине.

Владимир Путин
Владимир Путин / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Нынешняя ситуация в БиГ стремительно становится критической и приближается к точке, после которой регион может снова погрузиться в хаос межэтнической резни, как это бывало не раз в прошлом веке, причем начаться все может уже в ближайшие месяцы, если не недели.

Предпосылки балканских событий

Предыстория современных событий на Балканах началась еще 30 лет назад. Безусловно, историки могут меня исправить, что на самом деле противостояние на Балканах идет уже не первое столетие, и будут полностью правы. Однако для более целостного понимания действий РФ по разжиганию конфликтов на Балканах значение имеют именно события, произошедшие в 1992-1995 годах, в первую очередь — так называемая Боснийская война.

Возвращаясь к истории этой почти четырехлетней войны, которая началась с распадом бывшей Югославии и происходила в центре Европы между Сербией и Черногорией с одной стороны, Республикой Босния и Герцеговина с другой и Хорватией с третьей. В 1990-х годах европейские страны не смогли оперативно отреагировать на кризис в регионе, что привело к гибели более 100 тыс. человек и появлению около 2 млн беженцев. Боснийскую войну удалось прекратить только благодаря масштабному вмешательству США и войск НАТО (в общей сложности для прекращения конфликта в Боснии было развернуто около 55 тыс. военнослужащих НАТО). Официально вмешательство войск НАТО во главе с США обуславливалось несостоятельностью ООН и сложившейся миротворческой миссией "Охранные силы Организации Объединенных Наций" (UNPROFOR) эффективно положить конец этому конфликту. Одновременно это была демонстрация Соединенными Штатами своей способности разрешать подобные кризисы в новом "однополярном мире", образовавшемся в результате распада Советского Союза.

Ключевым мотивом военной интервенции НАТО во главе с США была остановка наступления армии Республики Сербской и стремление заставить сербскую сторону согласиться на мирный процесс разрешения вооруженного конфликта. Де-юре война в Боснии завершилась подписанием 21 ноября 1995 г. в г. Дейтон (США) мирного соглашения. Его основой стало техническое объединение представителей трех этноконфессий (сербов — православных, боснийцев или босняков — мусульман и хорватов — католиков) на паритетном принципе — каждый получил ровно треть власти. Согласно Дейтонским соглашениям в Республике Босния и Герцеговина по такому принципу строго разделены парламент и даже президентская власть. В стране действует триумвират – президиум, состоящий из трех президентов, которые выбираются отдельно от каждой этноконфессии, совместно подписывают все законодательные акты и имеют одинаковое право вето. По Дейтонскому соглашению для предотвращения возможных конфликтов интересов и обеспечения дееспособности такого уникального механизма государственных органов была создана должность так называемого "Верховного представителя", назначаемого Наблюдательным советом по воплощению мира (состоит из 10 международных представителей) и фактически имеющего наиболее реальную власть в стране, ведь его акты приравниваются к законам. Именно он имеет право толковать конституцию (которая, кстати, также является одним из дополнений к Дейтонским соглашениям) и увольнять выборных и невыборных должностных лиц, препятствующих выполнению заключенных в Дейтоне мирных договоренностей.

Административно страна разделена на хорвато-боснийскую (51%) и сербскую (49%) территории, а также область Брчко с отдельным управлением, фактически разделяющую территорию сербской автономии Боснии и Герцеговины пополам.

Административная карта Боснии и Герцеговины/economist.com
Административная карта Боснии и Герцеговины/economist.com
Реклама на dsnews.ua

Без сомнений, такая сложная политическая конструкция, призванная соединить три разнородные этноконфессии, стремящиеся к самоидентификации, может существовать только при благоприятной внешней обстановке. И это довольно успешно работало долгое время, пока Россия не начала претворять в жизнь собственную агрессивную политику, направленную на изменение существующего мирового порядка.

При президенте Путине Российская Федерация, пытаясь сохранить свое влияние в странах бывшего СССР, начала последовательно и целенаправленно расшатывать ситуацию на территории своих ближайших соседей, в т.ч. путем военных агрессий (Грузия – 2008 год, Украина – 2014 год, сейчас мы видим Казахстан, а раньше были еще Молдова, Чечня и т.д.). Причем для достижения своей цели Путин активно использует так называемую "стратегию салями", которая заключается в многократном применении по отношению к противнику ряда последовательных внезапных, преднамеренных изменений, приводящих к установлению нового статуса-кво. Противник вынужден либо принимать новые обстоятельства, либо начинать агрессию для возвращения утраченных позиций и изменения геополитической ситуации в свою пользу. При этом следует четко понимать, что противником для РФ Путин считает не Украину (хотя именно "благодаря" ему в Украине уже восьмой год подряд раздаются выстрелы, унесшие жизни тысяч украинских воинов). Для лидера Кремля "источник зла" олицетворен в США и НАТО, которые являются краеугольными камнями в поддержании существующего мирового порядка, что сегодня крайне не устраивает Москву.

Путин милитаризует Сербию

Следующим плацдармом для подрыва авторитета США и НАТО как гарантов мира Россия, безусловно, рассматривает Балканы, пытаясь использовать свое традиционно значительное влияние на сербов, а также тесную связь между русской и сербской православными церквями для разбалансирования шаткой внутриполитической ситуации на полуострове. Для искусственного обострения "спящих" конфликтов, разжигания межэтнической напряженности и провоцирования протестных настроений в регионе Кремль прибегает к широкомасштабным информационным операциям, активно использует свое влияние на энергетическую инфраструктуру балканских стран, одновременно насыщая оружием своего ключевого союзника – Сербию.

Факты усиленной работы РФ по подготовке Сербии к новому вооруженному конфликту на Балканах четко прослеживаются с 2019 года, когда эта страна начала попадать на полосы газет как крупнейший военный вкладчик в Балканском регионе, потратив 1,14 миллиарда долларов на закупку вооружения и почти вдвое увеличив свой оборонный бюджет по сравнению с прошлыми годами. С каждым годом эта тенденция только усиливается: Сербия активно закупает у России истребители МиГ-29, вертолеты, танки и бронетранспортеры. В феврале 2020 года Белград получил первые российские зенитные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь-С1", а уже в декабре 2021 года министр внутренних дел Сербии Вулин по результатам переговоров с министром обороны РФ Шойгу объявил о новых договоренностях по поставкам из РФ в Сербию комплексов противовоздушной обороны "Панцирь С", а также российских противотанковых ракетных комплексов "Корнет".

В этом смысле не менее показательны заявления президента Сербии Вучича, которые прозвучали на фоне масштабных учений "Удар молнии 2021" в июне прошлого года, где сербские военные подразделения отработали действия усиленных тактических группировок при проведении наступательной операции. Сербский лидер подчеркнул, что "войско в стране будет резко увеличено в течение следующих девяти месяцев", а правительство его страны продолжит наращивание инвестиций в собственную армию. Интересной особенностью учений стало персональное приглашение на них главы Республики Сербской (Босния и Герцеговина) Милорада Додика.

Подобные заявления Вучича вызвали обеспокоенность в соседних странах: Боснии и Герцеговине, Косово и Черногории, которая возросла еще больше после публичных призывов министра внутренних дел Сербии Вулина (одного из приближенных к Вучичу лиц) относительно формирования "сербского мира", для которого все сербы Балкан должны политически объединиться под руководством Белграда.

Такая накачка Сербии оружием со стороны РФ, а также предоставление Белграду российских экономических преференций (в качестве примера — самой низкой в Европе цены на газ $270 за тыс. кубометров) значительно усилили и без того прочное влияние РФ на правящую верхушку страны и позволили создать мощную базу для поддержки реализации своих планов в регионе. Подобная милитаризация, соединенная с откровенно шовинистическими призывами и агрессивными заявлениями сербских руководителей, происходит на фоне нового источника напряжения, создаваемого в Боснии, благодаря постепенным и спланированным усилиям России при поддержке Китая, что может ударить по США и НАТО и изменить мировой геополитический баланс.

Новый боснийский кризис

Российские пропагандисты и пророссийские СМИ в Сербии нередко утверждают, что политический кризис в Боснии начался в июле 2021 года, когда предыдущий Верховный представитель Валентин Инцка, опираясь на решение международного трибунала ООН в Гааге о признании командира боснийских сербов Ратко Младича виновным в геноциде боснийских мусульман в Сребренице в июле 1995 года, ввел в БиГ уголовную ответственность за отрицание факта геноцида. Вроде именно это стало формальным поводом для радикальных заявлений главы Республики Сербской Милорада Додика, противоречащих конституции и законам Боснии и Герцеговины.

На самом деле еще в начале 2021 года (до оглашения решения международного трибунала ООН) Россия начала прибегать к активным попыткам затормозить назначение нового Верховного представителя по делам Боснии и Герцеговины, но потерпела поражение. Москва стала единственной страной — членом Наблюдательного совета по поддержанию мира (состоящей из 10 международных представителей), выступившей против назначения немецкого политика Кристиана Шмидта новым Верховным представителем.

Но неудача не остановила Кремль. Уже в июле прошлого года он предпринял следующую попытку избавиться от международного надзора за событиями, происходящими в Боснии. Апеллируя к тому, что "в Верховном представителе больше нет нужды, учитывая прогресс, которого достигли боснийские партии", Россия совместно с Китаем подготовила резолюцию ООН об отмене этой должности. Однако это голосование в Совбезе ООН также громко провалилось, ведь соответствующая резолюция была единогласно отклонена всеми членами Совбеза, кроме самих инициаторов. Впрочем, уже через несколько недель, сразу после получения 1 августа 2021 года Кристианом Шмидтом полномочий Верховного представителя, МИД РФ предъявило дипломатическую ноту, в которой заявило, что не считает Шмидта новым Верховным представителем международного сообщества в БиГ, в связи с чем отрицает, что он имеет право осуществлять надзор за исполнением гражданских аспектов Дейтонского мирного соглашения. Российскую инициативу по непризнанию Шмидта сразу подхватил и глава Республики Сербской Боснии и Герцеговины Милорад Додик, провоцируя тем самым политический кризис в стране.

Следующие шаги нового Верховного представителя наглядно продемонстрировали, почему Россия так настойчиво добивается отмены международного контроля за ситуацией в Боснии и Герцеговине. В своем первом же докладе Совбезу ООН по анализу ситуации в БиГ (материалы которого были опубликованы в издании Guardian) Кристиан Шмидт привел четкие доказательства того, что балканское государство находится под "экзистенциальной угрозой" из-за действий боснийских сербов. В ней международный представитель предостерегает, что лидер боснийских сербов Милорад Додик намерен вывести военных-сербов из состава боснийской армии и создать отдельные сербские силы, а также предпринять ряд шагов, направленных на подрыв способности государства функционировать и выполнять свои конституционные обязанности (то есть фактически полностью нарушить Дейтонские мирные соглашения). Шмидт подчеркнул, что в случае попытки реализации Додиком своих планов БиГ грозит неизбежная опасность распада, а также "очень реальная" перспектива возвращения конфликта.

В ответ на это Россия выдвинула ультиматум, что вообще заблокирует резолюцию Совбеза ООН о продолжении миротворческого мандата для пребывания в БиГ оставшихся миротворческих сил ЕС Eufor (даже в количестве всего 600 человек) и функционирования в Сараево штаб-квартиры НАТО, если из мандата не будут удалены все ссылки на Верховного представителя как наблюдателя за Дейтонским мирным соглашением. В результате ведущие политики Соединенных Штатов и Европейского Союза решили не раздражать РФ и пойти на уступки требованиям Кремля, исключив из резолюции ООН от 4 ноября 2021 года все упоминания о Верховном представителе. Не вызывает сомнения, что подобные политические уступки не придали ни авторитету, ни уверенности Шмидту для осуществления своей деятельности в Боснии и Герцеговине.

Отрицательные результаты попустительства Москве не заставили себя ждать — уже через месяц, 10 декабря 2021 года, депутаты Народной скупщины (Парламента) Республики Сербской БиГ по инициативе Милорада Додика проголосовали за выход сербов из состава боснийских вооруженных сил, а также из судебной и налоговой системы этой страны. Парламентарии уполномочили региональное правительство в ближайшие 6 месяцев разработать новые законы для собственной армии, налоговых и судебных органов вместо существующих нормативных актов Боснии и Герцеговины, юридически закрепив начало того же кризиса, о котором предупреждал Верховный представитель Шмидт. Примечательно, что за неделю до этого решающего голосования Милорад Додик посетил Москву, где встречался с Владимиром Путиным.

Бурная реакция международного сообщества на это событие и обещания представителей США, Британии, ЕС, Германии, Италии и Франции принять экономические меры (санкции) никоим образом не испугали Додика, который почувствовал поддержку Москвы. Он откровенно заявил, что заставит боснийскую армию уйти из Республики Сербской, окружив ее казармы, а если Запад попытается вмешаться военным путем, то у него есть "друзья", которые пообещали помощь для отражения "военной интервенции Запада". Уже через две недели после принятия Народной скупщиной своего решения Додик сообщил, что новые законы о судоустройстве Республики Сербской должны быть приняты уже в январе 2022 года. Таким образом, в ближайшие дни судебные власти БиГ больше не будут действовать на территории Республики Сербской.

Сербский заложник Кремля

Некоторые международные эксперты, ссылаясь на осторожные высказывания президента Сербии Александра Вучича об отделении Республики Сербской от БиГ и объединении сербов Боснии и Герцеговины под руководством Белграда, все еще надеются на сдерживание им радикализма Додика и его сторонников. Однако это противоречит планам Москвы, которая явно крайне заинтересована в эскалации напряжения и имеет существенные рычаги влияния на сербского руководителя. В преддверии парламентских и президентских выборов в Сербии, которые должны состояться одновременно в апреле 2022 года, Вучич оказался в буквальном смысле слова заложником РФ из-за небывалой скидки на газ, полученной Сербией в ноябре 2021 после его личных переговоров с Путиным.

Слово за Вашингтоном

Сейчас можно с уверенностью утверждать, что стремительная дестабилизация ситуации на Балканах с большой вероятностью станет следующим шагом Кремля после выдвижения "украинского ультиматума", если переговоры, которые ведутся между США, НАТО и РФ по распределению геополитических сфер влияния в мире, не будут иметь желаемых результатов для Москвы. Как это ни досадно, но сегодня Россия "играет первым номером". В сущности, Путин создал на Балканах своеобразный цугцванг для США, когда любая новая политическая уступка со стороны Соединенных Штатов и НАТО ведет к ухудшению их позиций.

Если США или НАТО в очередной раз ограничатся "выражением беспокойства" и угрозами применить против Додика и его сторонников экономические санкции, то судьба Боснии и Герцеговины будет решена. В лучшем случае мы увидим более или менее мирный распад этой страны, в самом худшем – станем свидетелями очередной балканской войны с ужасными человеческими потерями. Однако в последнем случае это станет детонацией для Балкан, которые еще сто лет назад приобрели статус "пороховой бочки Европы" (идеи пересмотра границ на Балканах и их переформатирование по этноконфессиональным признакам уже неоднократно звучали даже внутри ЕС).

Какова будет цена слабости

Такое развитие событий будет новой сокрушительной оплеухой Западу, не менее значимой, чем провал операции в Афганистане, что разрушит представление о способности США и НАТО самостоятельно и эффективно разрешать конфликты даже в тех регионах, где политика находится под их контролем. Вполне закономерно возникает вопрос: "Если США и НАТО не в состоянии противодействовать местному сепаратизму Милорада Додика в Боснии, то о каком эффективном западном сдерживании РФ или Китая может идти речь?". Подобная инфантильная позиция коллективного Запада на развитие событий в БиГ позволит Путину еще более успешно продвигать имперские нарративы вроде: "нельзя остановить процесс самоидентификации и объединения братских народов" и "присоединение Крыма к РФ является вполне естественным процессом, аналогичным тому, что происходит в Боснии, а потому вопрос применения санкций за аннексию Крыма наносит только экономический ущерб развитию стран Европы".

Применение США и НАТО военной силы для укрощения конфликта в БиГ (кстати, без соответствующей санкции со стороны Совбеза ООН, поскольку Россия и Китай, несомненно, воспользуются правом вето) станет для Путина еще более выигрышным вариантом. Ведь западной коалиции вряд ли удастся быстро преодолеть сопротивление боснийских сербов, которые почти наверняка получат поддержку от Сербии и России. А втягивание США в большой вооруженный конфликт в центре Европы развяжет Путину руки для обострения военной агрессии против Украины. К тому же очевидно, что Китай как военный союзник России не упустит свой шанс воспользоваться ситуацией и вооруженным путем решить "вопрос Тайваня". Эффективно противодействовать военным угрозам сразу в трех направлениях США и НАТО будет крайне сложно.

Так что делать?

Выход из этой ситуации, безусловно, есть, но он заключается в необходимости переосмысления США и их союзниками собственной стратегии противодействия Кремлю, прежде всего, взяв на вооружение российский принцип "асимметричного ответа", который так любит Владимир Путин. Реакцией на дерзкие действия Москвы (война в Грузии, аннексия Крыма и агрессия против Украины, вторжение в Казахстан под ширмой ОДКБ и т.д.) должно стать активное влияние на болезненные точки в самой России, которые давно уже нагнаиваются в объятиях современного российского деспотизма. Именно это заставит российского лидера избавиться от мечты об образовании новой империи со столицей в Москве и остановит внешнюю экспансию Кремля.

    Реклама на dsnews.ua