• USD 29.3
  • EUR 29.8
  • GBP 34.8
Спецпроекты

Ричард Хаас: Долгосрочная стратегия. Как Западу придется справляться с Путиным

США и Европа должны продолжать поставлять Украине необходимое ей оружие (включая разведданные и инструктаж), чтобы она могла продолжать войну с Россией и вернуть контроль над большей частью своей территории

Джо Байден
Джо Байден
Реклама на dsnews.ua

Президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас в своей статье для Foreign Affairs объясняет, почему, несмотря на вероятность компромисса, который Киев не примет, США и их союзники должны продолжать помогать Украине и давить на Россию.

На фоне того, что война России с Украиной уже длится больше 100 дней, в США и Европе стали чаще звучать призывы остановить конфликт. Италия предложила весьма подробный мирный план, президент Франции Эмманюэль Макрон настаивает на важности того, чтобы дать России возможность сохранить лицо, а бывший госсекретарь США Генри Киссинджер предложил Украине рассмотреть вопрос об уступке территории России в обмен на мир.

Однако войны заканчиваются только одним из двух способов: когда одна сторона навязывает свою волю другой, сначала на поле боя, а затем за столом переговоров; или когда обе стороны идут на удовлетворяющий их компромисс. В Украине эти сценарии вряд ли возможны в обозримом будущем. Конфликт превратился в войну на истощение – российские и украинские силы ныне сражаются на ограниченной территории. А на дипломатическом фронте у украинцев нет заинтересованности в примирении с оккупацией Россией значительных территорий. Президент России Владимир Путин, в свою очередь, мало заинтересован в том, чтобы согласиться на что-либо, что на родине могут расценить как поражение. Следовательно, вывод один: война продолжится.

А так как в обозримом будущем победа или компромисс не предвидятся, то США и Европе нужна стратегия по контролю над долгоиграющим конфликтом. В данном случае уместно именно слово "контроль", а не "решение", поскольку решение почти наверняка потребует фундаментальных изменений в поведении Москвы, вызванных либо массовыми протестами в России из-за экономического коллапса или огромным количеством жертв; либо же в результате давления Китая. И решения, скорее всего, не будет. Более вероятно, что придется дождаться появления нового российского лидера, готового принять действительно суверенную Украину, а это, к сожалению, Западу не под силу. Однако Запад может поддерживать и в ряде секторов наращивать поддержку Украины, придерживаясь позиции военного невмешательства напрямую и усиливая экономическое давление на Россию. И это политика, цель которой – справляться с войной, а не покончить с ней.

Позиция России

Свергнуть правительство в Украине Путин не может, поэтому снизил свои амбиции до попытки захватить часть Юга и Востока Украине, стремясь расширить и объединить их с территориями, захваченными в 2014 г. Но он отказался от своего убеждения, Украина недостойна быть суверенной. Поэтому-то и сложно представить, что он завершит войну. И он не смирится с тем, что российские войска плохо себя проявят во время наступления на Донбассе, что многие могут счесть поражение в начатой им войне. Это может сделать его уязвимым и скажется на его наследии. С другой стороны, если российская армия одержит верх, для Путина не будет причин прекратить войну.

Возможность достижения мира еще более маловероятна в результате каких-либо событий, способных разрушить планы Путина. Взять хотя бы критику войны в самой России. По данным Украины, в ее ходе погибли уже 30 тыс. российских солдат. По другим данным, их число в два раза меньше. Но какой бы не была реальная цифра, она явно выше, чем рассчитывал Кремль. В нормальном обществе это стало бы аргументом против войны. Однако в связи с тем, что правительство может столь эффективно контролировать информацию и расправляться с оппонентами, критика войны звучит не очень громко.

Реклама на dsnews.ua

Что будет в случае усиления экономического давления? Действующие санкции пока не являются угрозой для режима Путина. Рост цен на нефть и новые клиенты вроде Индии помогли компенсировать сокращение продаж на Запад. Европа, между тем, продолжает импортировать российский газ. Если же она прекратит это делать, России будет трудно найти других покупателей, хотя Европа, скорее всего, не прекратит. Заботясь о собственной экономике, европейские страны будут воздерживаться от сокращения импорта газа до тех, пока не будут уверены, что у них есть альтернативные источники газа или энергии. На что уйдут годы.

Впрочем, есть и перспектива оказания давления на Россию со стороны Китай, который пока ее поддерживает. Если же Запад убедит Пекин дистанцироваться от Москвы, то Путин может осознать, что его вторжение стоило жизненно важного партнера. Соединенные Штаты и Европа должны сделать все возможное, чтобы разлучить эти две страны, в том числе сделать Китаю определенные предложения, также предупредив его, что дальнейшая поддержка России приведет к ухудшению американо-китайских отношений. Но даже если они попытаются, их попытки все равном могут быть неудачными, поскольку президент Китая Си Цзиньпин очень не хотел бы сделать хоть что-то, что могло бы привести к поражению России или показало, что он допустил ошибку.

Взгляд из Украины

Для Киева все несколько сложнее. Как и любая страна, на которую напали, Украина формирует военные задачи по ходу дела. Позиция правительства неоднородна, да и сам президент Украины Владимир Зеленский менял свое мнение. Иногда он намекал на то, что примет что-то вроде статус-кво, существовавший в период с 1991 г., когда Украина стала независимой от Советского Союза, до 2014 г. А иногда намекал на то, что Украина может принять другое статус-кво – в период после 2014 г., но до вторжения 2022 г., при котором Россия сохранила бы контроль над Крымом и частью Донбасса.

Украина, принимая решение о том, стоит ли запрашивать перемирие, должна учесть ряд факторов. В первую очередь непосредственные издержки войны. На сегодняшний день, по данным ООН, погибли более 3 тыс. мирных жителей и, по словам Зеленского, ежедневно страна теряет до 100 солдат. Также, согласно последним прогнозам, украинская экономика сократится на 45% в текущем году. И с начала войны страну покинули свыше 6,5 млн украинцев (из 44 млн). Свыше 7 млн человек стали внутренне перемещенными лицами. Это очень серьезные потери.

Еще одним фактором, который Украина должна учитывать, является возможность того, что военная ситуация может измениться. Хотя ее армия справляется намного лучше, чем многие ожидали, нельзя быть уверенными в том, что так будет продолжаться и дальше. Ведь учитывая то, что Россия стянула свои силы на куда меньшую территорию, ее позиции усилились. И сценарии, в которых Украина оттеснила бы войска РФ к самой границе, т.е. то, что могло бы подтолкнуть доведенного до отчаяния Путина применить оружие массового поражения, уже кажутся мене вероятными, чем еще месяц тому назад.

На решения, принимаемые Украины, влияет и нестопроцентная стойкость Запада. В США, например, двухпартийная поддержка Украины несколько ослабела. Так, Республиканская партия уже демонстрирует типичные признаки изоляционизма: 11 сенаторов-республиканцев и 57 членов Палаты представителей от республиканцев проголосовали против принятого в мае пакета помощи на сумму $40 млрд. А некоторые известные республиканцы, включая экс-президента Дональда Трампа и Дже

Другие ведущие республиканцы, в том числе бывший президент Дональд Трамп и Джеймс Дэвид Вэнс, кандидат в Сенат от Республиканской партии в Огайо, подчеркивают, что нужды страны должны превалировать над помощью Украине. Что касается Демократической партии, то для администрации Байдена серьезной политической проблемой стал рост цен на газ, что отчасти вызвано войной. Да и другие проблемы убирают Украину из повестки дня: аборты, контроль над оружием, инфляция, безопасность границ и преступность — все это привлекает внимание американцев. К тому же в Европе все больше обеспокоены долгосрочными последствиями изоляции России для их экономики и безопасности; возможностью того, что НАТО может вступить в прямой конфликт с Россией, если Путин пойдет в войне дальше; а также волной беженцев из Украины и ростом цен на энергоносители.

И все же, несмотря на эти факторы, Украина почти наверняка выстоит. По веским и понятным причинам она будет против отказа от какой-либо территории. Украинцы уверены в силе своих вооруженных сил и в их высоком моральном духе, и считают, что компромисс вокруг территории не удовлетворит аппетит Путина. Эта война ожесточила людей и элиту. Да и Зеленский, похоже, уверен, что сможет сохранить поддержку США и Европы. А это говорит о том, что Украина будет упорствовать и откажется принять мир любой ценой.

Дать миру шанс?

Нет ничего необычного в том, что по мере того, как человеческих жертв все больше, и по мере роста экономических потерь, усиливается и желание положить конец войне. Чаще всего предлагается вариант урегулирования конфликта за счет уступок Украиной части своей территории, пока захваченной Россией, в обмен на согласие Москвы прекратить боевые действия. Такой подход — "земля в обмен на мир" — в свое время очень сильно повлиял на дипломатию стран Ближнего Востока. В частности, в ходе Шестидневной войны 1967 г., когда Совет Безопасности ООН предложил Израилю отказаться от территории, завоеванной им в ходе войны, в обмен на мир с его соседями — арабскими государствами.

Подход сработал в ряде случаев, когда были заключены мирные соглашения между Израилем и Египтом и Иорданией, но он не подходит для Украины. Тогда Израиль отказался от территории, захваченной во время войны. Украину же просят уступить территорию, которую она потеряла в неспровоцированной войне против нее. Да и уравнение иное. Одно дело, когда сильный игрок уступает территорию, чтобы добиться мира, как это было в случае с Израилем, а другое дело, когда более слабая сторона предлагает территорию более сильной стороне в надежде, что последнюю наконец это удовлетворит. Вот такой подход и был опробован в Мюнхене в 1938 г., когда Адольфу Гитлеру отдали Судеты, в то время входившие в состав Чехословакии, и данное решение было дискредитировано.

Однако сторона конфликта всегда должна оценивать потери и выгоды в результате войны, задумываясь над тем, чтобы сложить оружие. Приемлемость уступок для Украины зависит от того, какая и сколько территорий нужно отдать, и можно ли в будущем эти территории вернуть; а также от других параметров мирного соглашения, включая его стабильность. Что крайне сложно предугадать. Но в то же время, практически нереально представить, чтобы Украина хотя бы на какое-то время согласилась с вариантом, при котором Россия получит контроль над большей территории, нежели у нее было до вторжения в феврале. Хотя Украины и периодически намекала на готовность отказаться от своих амбиций по вступлению в НАТО и заявить о своем нейтралитете. Только если бы она решилась на это, то также требовала бы, чтобы нейтралитет был обеспечен вооружениями, что в свою очередь означало бы постоянную военную поддержку со стороны Запада. А с этим уже не согласилась бы Россия. И она также вряд ли согласится на членство Украины в ЕС, что приоритетно для Зеленского. Да и сложно представить, что страны могли бы договориться о внешних гарантиях безопасности Украины или о присутствии войск из третьих стран, потому что такие договоренности зафиксировали бы территориальные договоренности, которые та или иная сторона могла бы захотеть пересмотреть.

США, в свою очередь, заявили, что Украина сама должна решить, что она хочет получить от мира. Но такое отношение трудно оправдать, ведь на карту поставлены не только интересы Киева, но и Вашингтона. Администрация Байдена же внесла еще большую сумятицу, когда предложила несколько вариантов – от ослабления России до смены режима. И президент США Джо Байден в конце мая попытался прояснить свои намерения, написав в статье для The New York Times: "Мы хотим видеть демократическую, независимую, суверенную и процветающую Украину, у которой есть средства для сдерживания и защиты от новой агрессии".

Эти слова полезны, но не вносят ясности. Администрация Байдена не хочет признавать неприятную правду: в Украине возможен компромисс. США нацелены на защиту принципа недопустимости изменения границ стран силой, но этот принцип противоречит другому – стремлению избежать прямого столкновения с крупным государством, обладающей ядерным оружием. Именно поэтому США отказались участвовать в конфликте, ввести бесполетную зону над Украиной и прорвать российскую блокаду украинских портов. Это мудро, но также свидетельствует о том, что Украине придется продолжать бороться самостоятельно, и что даже с военной помощью Запада Украина, наверное, не сможет восстановить статус-кво, существовавшее до февраля этого года, не говоря уже о том, которое действовало до 2014 г.

Долгосрочность

А значит Западу нужна долгосрочная стратегия. Она будет отражать понимание того, что нынешняя политика по большей части эффективна и некоторые ее направления следует усилит; но также и то, что в будущем необходимо будет создать новые направления. Не вмешиваясь в войну напрямую, США и Европа должны продолжать поставлять Украине необходимое ей оружие (включая разведданные и инструктаж), чтобы она могла продолжать войну с Россией и вернуть контроль над большей частью своей территории. Они должны поддержать желание Украины восстановить территориальную целостность в полном объеме посредством долгосрочной политики санкций и дипломатией, при этом придерживаясь своей позиции непризнания любой территории, которую Путин пытается сделать частью России. И они должны принять Финляндию и Швецию в НАТО либо официально в качестве полноправных членов, либо в качестве членов де-факто, которым предоставлены дополнительные гарантии, если Турция продолжит ставить условия. И поступить они так должны ради как раз соблюдения принципа – "границы нельзя менять силой".

Санкции в отношении России критически важны. Наиболее же эффективным будут прекращение поставок российского газа в Европу. Для европейских стран приоритетом должно стать более активное развитие альтернативных источников энергии. Пока же они могут ввести пошлины на российскую нефть и газ, чтобы снизить спрос. И странам Европы, кроме того, следует подготовиться к возможному сокращению экспорта российского газа в Европу с целью заставить прекратить поставки оружия в Украину или ослабить санкционное давление. США, Европа и их партнеры в Азии, такие как Австралия, Япония, Сингапур и Южная Корея, должны продолжать оказывать финансовую поддержку Украине. Средства помогут компенсировать серьезные экономические потери страны, и помочь миллионам людей.

Западу также следует попытаться обеспечить экспорт зерна из Украины, который имеет ключевое значение для мировой продовольственной безопасности. Раз уж определенные материально-технические проблемы и удары России мешают поставкам по железной дороге и автомобильным транспортом в порты Румынии, то США и их европейским союзникам следует рассмотреть вариант о передаче Украине более мощного вооружения (к примеру, самолетов) для атак на российские корабли в Черном море. В принципе не плох вариант и с формированием международной коалиции для эскорта торговых судов на пути из украинских портов, но на практике, скорее всего, это будет невозможно организовать и больно уж рискованно.

В публичной же плоскости американские власти должны рассматривать войну в Украине с точки зрения порядка, а не демократии. Многие страны не являются демократическими, но прекрасно понимают, что вторжение недопустимо. Рабочей моделью должна быть война в Персидском заливе, когда США заручились широкой международной поддержкой для восстановления суверенитета и территориальной целостности Кувейта, но не война в Ираке 2003 г., когда Штаты скорее оказались в изоляции из-за их попыток навести порядок в Ираке. Байден дома и за границе должен постоянно говорить о том, почему Украина важна, а именно подчеркивать то, что если ничем не спровоцированные вторжения станут обычным явлением, мир более не будет безопасным, менее процветающим и менее способным противостоять глобальным вызовам, затрагивающим всех.

И в конце концов для того, чтобы война закончилась, скорее нужны перемены не в Вашингтоне, а в Москве. То есть, если учесть, сколько Путин вложил в эту войну, нужен кто-то другой, кто добился бы выхода России из изоляции, и покончил бы с экономическим кризисом. Запад должен дать понять, что готов помочь новому российскому лидеру, готовому пойти на такие меры, даже с параллельным давлением на лидера нынешнего. 

    Реклама на dsnews.ua