• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 40.3
Спецпроекты

ПМР сама не рассосется. В чем секрет живучести молдавского сепаратизма?

Проигрывая войну, Москва формирует линии обороны с опорой на мягкую силу

Реклама на dsnews.ua

Вот несколько новостей, из которых мы сложим очередной паззл.

Как сообщает ГУР МО Украины, жители Приднестровья не хотят подписывать контракты с армией РФ. Те, кто завербовался до войны, не хотят продлевать истекающих контрактов в "миротворческой" ОГРВ. Многие разрывают контракт, либо дезертируют в Молдову. Высокие, по меркам нищего региона, зарплаты, социальные пакеты и перспектива обеспечения жильем не меняют ситуацию.

Повод для радости, в этом крахе, конечно, есть — но картина в деталях немного иная.

Что может получить Россия из Приднестровья?

Причина перемены настроений в ПМР – судьба первой волны контрактников, завербованных после 24 февраля. Большинство из них было отправлено в Россию, и сгинуло в Украине. Но общие настроения в регионе остаются промосковскими. Симпатии к Украине влекут за собой доносы бдительных граждан, и могут стоить симпатизирующим жизни. При этом, в ПМР сегодня живут порядка 50-60 тысяч граждан Украины.

Насколько они лояльны Украине по факту? В основном, как говаривал Буба Касторский, чтоб да, так нет. Зато у них есть родня и знакомые в соседних украинских областях, Одесской и Винницкой.

Но как отправлять контрактников в Россию, если у Молдовы нет прямого сообщения с ней? Правительство Молдовы запретило Air Moldova полеты в Москву. Улететь можно через Турцию, и это выходит дорого. Но есть и бюджетный вариант: в объезд Украины через Европу. Получив безвизовый режим с ЕС, а затем и статус кандидата на вступление, Молдова уклонилась от участия в антироссийских санкциях. Это создало канал, по которому Россия, под прикрытием молдавских паспортов и на молдавском транспорте, может возить в Молдову через Европу, что угодно — и даже кого угодно, если у него есть молдавское гражданство. А у большинства приднестровцев оно есть.

Реклама на dsnews.ua

Иной раз эти грузы весьма токсичны. Так, на КПП Леушены, на границе с Румынией молдавские таможенники обнаружили в микроавтобусе на молдавских номерах, ехавшем из России, флаги с символами Z и V, и камуфлированную экипировку с этими же символами, изображениями танков, и надписью "Сила в правде". Их везли для участников уличных протестов, которыми сейчас раскачивают Молдову. Но сколько таких грузов не было задержано, и не с одной только z-экипировкой?

А Приднестровье – один из якорей, удерживающих Молдову в роли лазейки в обход санкций. Такой якорь слишком ценен для Москвы, чтобы обрубить его ради разовой атаки в тыл Одессе.

К тому же и запасы пушечного мяса, которое могло бы завербоваться, но не хочет, в ПМР невелики. Непризнанный пророссийский анклав давно стал криминальной дырой, со стареющим населением. Приднестровцы разбегаются, их осталось максимум 200 тысяч из 750-800 на старте "независимости", и более 60% из оставшихся достигли пенсионного возраста. Молодежь, не включенная в криминальные схемы, на которых можно заработать, уезжает при первой возможности, если не в ЕС, то в Молдову. А, те, кто нашел место в схемах, не станут вербоваться.

Остаются, по сути, отбросы. Но их мало, а везти их в Россию далеко и сложно. ОГРВ, как военная сила, России тоже не нужна. ОГРВ должна создавать эффект присутствия, и служить тылом для российских спецслужб в Молдове, вступающей в ЕС.

Реорганизация активов

На днях президент Майя Санду заявила, что гражданские права в Молдове — "незыблемы, это одно из основных достижений в стране".

"Люди не боятся открыто высказывать свое мнение, критиковать власть или протестовать. Права человека, свободное общество, власть, которая избирается народом и представляет народ — это Молдова. Так и должно быть в свободном мире. И мы должны сохранить свободную Молдову, — сказала Санду. — Все граждане Молдовы — наши граждане, нет своих и чужих. Все одинаково важны. Мы свободны, мы живем в свободной стране и гордимся этим".

Но в Приднестровье, которое Молдова считает частью себя, и с которым широко сотрудничает экономически, нет гражданских прав, зато есть десятки политзаключенных. Там царит произвол, людей бросают в тюрьмы за малейшее недовольство, либо они исчезают без следа. Приднестровцы, осуждающие российскую агрессию, вынуждены бежать,бросая дома и имущество ради спасения собственной жизни — и это уже последние из тех, кому нужны гражданские права, как таковые. Тысячи уехали раньше, чтобы не сгинуть в застенках или безымянной могиле в лесопосадке. Но Молдова не замечала этого, и не замечает сейчас. Молдова не защищает своих граждан, утверждая что ничего не может сделать с ПМР, но сотрудничает с тираспольским режимом, прикрываясь "приверженностью к мирному решению конфликта" и "компромиссами в интересах граждан" — которые ПМР и попирает.

Разумеется, имитируется и "борьба", но лишь в рамках эстрадного номера, известного как "борьба нанайских мальчиков".

Протоевропейское правительство PAS, как и предшествовавшее ему пророссийское правительство ПСРМ, продлевает в обход законов экологические разрешения металлургическому заводу в Рыбнице, и перезаключает договоры о поставке электроэнергии с МолдГРЭС. Разница в том, что социалисты заключали соглашения на полгода-год, а PASовцы перезаключают ежемесячно, утверждая, что давят этим на приднестровский режим, побуждая его к уступкам. Возможно, и даже наверняка, что такое давление побуждает холдинг "Шериф", стоящий за ширмой "ПМР", щедрее делиться с Кишиневом доходами. Но других перемен не видно: в Приднестровье по-прежнему прессуют несогласных и заявляют, что оно — "часть России". Ему вторят из ЛДПР, через которую Кремль, как и раньше озвучивает то, что избегает пока декларировать официально.

После недавней серии таких заявлений, прозвучавших сначала из Тирасполя, а затем от председателя комитета ГД РФ по международным делам Леонида Слуцкого, сменившего Жириновского во главе ЛДПР, в Москву выехали депутаты парламента Молдовы от партии "Шор", прихватив с собой одного коммуниста, в качестве проводника в московских коридорах.

Социалистов, как потенциальных конкурентов, в компанию не взяли. А, после возвращения этих ходоков, в Молдове начались протесты, раскачиваемые партией "Шор". Причина поездки стала очевидной: согласование деталей.

Ходоки из Молдовы с Леонидом Слуцким. Фото из соцсетей
Ходоки из Молдовы с Леонидом Слуцким. Фото из соцсетей

Но Шор и его партия не пророссийские. Илан Шор – криминальный комбинатор, без всякой политической ориентации, который прячется в Израиле, куда его, со вступившим в силу приговором, отпустили подлечиться коррумпированные власти. В 2016 году он выкупил у Валерия Клименко пророссийское движение "Равноправие", и переименовал его в "Шор", чтобы использовать как политическое прикрытие. Но Клименко не мог продать партию, созданную на кремлевские деньги, без российской санкции. В том же 2016 году пророссийское Приднестровье было по факту продано холдингу "Шериф" во главе с вполне себе бандитом, а никаким не политиком, Виктором Гушаном.

В обоих случаях, Москва сохранила некоторое влияние на проданные активы. Клименко остался в "Шоре" почётным председателем. В ПМР остались структуры ОГРВ, и, что важнее, российских спецслужб. Последние тесно связаны как с формально-"государственным" МГБ ПМР, так и с приватной Службой безопасности "Шерифа". Треугольник ФСБ РФ- МГБ ПМР- СБ "Шериф" по сути, совместно решает задачи, стоящие перед каждой из его составляющих. С ним сотрудничает ГРУ РФ, базирующаяся на ПМР, и СВР РФ, которой, после межведомственной борьбы, оставили только работу в Молдове.

В сумме это складывалось в новую тактику, в основе которой — сотрудничество с ОПГ. Такое изменение российской тактики в 2016 году наблюдалось по всей Европе.

Что с этим делать?

Для тех, кто считает молдавско-приднестровское сплетение чем-то далеким от Украины, у меня есть вишенка на торт. В последние две недели по Киеву, внезапно и массово, стали торговать контрабандными сигаретами из ПМР без акцизных марок. Раньше ими была полна только Одесская область. Как это организовано в Киеве, не скажу, но, подозреваю, что так же, как в Одессе и области. Там торговлю контрабандными сигаретами крышуют все силовики, от полиции до СБУ, прессуя активистов, которые пытаются поднять шум. А, если кто-то хотел узнать, чем занялись приднестровцы, вместо службы в ОГРВ, то, вот, пожалуйста: они возят контрабанду в Украину. Их целая армия, наверняка большая, чем ОГРВ, и эта армия по факту воюет против Украины, здесь и сейчас.

Привезти в Украину сигареты без акцизных марок можно либо через протоевропейскую Молдову, либо из ПМР, но только полями, поскольку официальные КПП закрыты. Речь идет не о десятке сумок, или даже десятке фур, а о потоке, ставшем системой, для чего необходимо системно коррумпировать в ноль множество украинских и молдавских чиновников.

Коррупция таких масштабов разлагает все общество. К тому же, бизнес-связи силовиков с ПМР, набитой российской агентурой, способствуют утечке любой информации. Сейчас эта волна докатилась и до Киева.

Но вернемся в Молдову, где помимо некомпетентности и нестойкости к коррупционным соблазнам, ясно видимым в окружении Санду, есть и ряд других обстоятельств. Пользуясь сложной экономической и энергетической ситуацией, Молдову, как и всю Европу, сильно раскачивает российская пятая колонна. Противостоять этой раскачке в молдавском обществе, не вышедшем из СССР (кто вышел, в основном, уехали) может только демократия, понимаемая как диктатура народного меньшинства. Власть арифметического большинства – всегда манипулируемая охлократия, а демократия – это власть большинства демоса, граждан, ответственных за судьбу страны и способных навязать свою волю безответственному большинству. Но в Молдове, похоже, нет никакого демоса вообще. Одни молдаване считают себя румынами, другие эмигрировали, третьи лелеют обиды, нанесенные им в межобщинных конфликтах, четвертые пытаются быть "молдаванами, а не румынами", и скатываются к ностальгии о "Советской Молдове". Такое общество без стержня — идеальная среда для коррупционного разложения.

Митинги под флагами партии "Шор" – инструмент аполитичного криминала, рвущегося к власти. Шор – аристократ криминального мира, с израильским паспортом, карманной парламентской партией, счетами в западных банках и командой хороших адвокатов. Прорвавшись к власти, он будет крышевать неосовковый криминал из ПМР. Но этот же криминал сегодня крышует протоевропейская PAS снабженная публичным лицом Майи Санду. Что же изменится в принципе от замены во власти PAS на "Шор"? И что изменилось от замены ПСРМ на PAS, если экс-глава СИБ Есауленко, не сумевший очистить свое ведомство от связей с Россией, назначен послом по особым поручениям МИДЕИ?

Очевидно, ни одна из политических сил Молдовы не намерена что-либо менять. Все хотят одного: уютно сидеть на двух стульях. Вступать в ЕС, но оставаться российской прачечной и крутить схематоз с ПМР. Когда проевропейцы все провалят, их сменят промосковцы, а тех снова проевропейцы, и снова промосковцы и снова…. Этих циклов "разворота на…" Молдова прошла уже несколько, но концепция государства-декорации, прикрывающего теневой бизнес, не менялась ни разу.

Вот и сейчас, после произведенных PAS кадровых перемен, СИБ и пограничная полиция и Молдовы остаются на связи с Москвой и Тирасполем. Скандал с системным сливом в ФСБ РФ информации о добровольцах из Молдовы, воюющих на стороне Украины, продемонстрировал это со всей очевидностью. В PAS все по-быстрому замели под ковер, ничего не став менять в расстановке кадров.

Молдавская власть, генерация за генерацией, и десятилетие за десятилетием, говорит о "мирном решении приднестровской проблемы". Но мирно решить что-либо ни с Россией, и с выставленными ей впереди себя криминальными отморозками, невозможно. "Мирное решение" вырождается в бесплодную говорильню, которую отморозки используют для пошаговой легализации. А в тылу Украины, тем временем, уже сформирован антиукраинский анклав, руководство которого на словах "хочет только мира", а на деле отравляет Украину криминальным гноем.

С чего тут можно начать? Вероятно, с контрабандных сигарет, переходя к крышующим их силовикам. Конечно, в Одесской области придется уволить едва ли всю полицию поголовно, но и оставить эту гангрену в покое невозможно. А там уже можно думать, как воздействовать на Молдову, плотно приросшую к криминальной ПМР.

В Молдове действовать в белых перчатках тоже не получится. Если не давить на молдавские власти извне, то они ничего не станут менять, а для перемен одних мирных переговоров будет мало: Россия и связанные с ней ОПГ укреплялись в Молдове тридцать лет, не встречая сопротивления.

Впрочем, начать, как уже сказано, логичнее с сигаретной контрабанды в Украину. 

    Реклама на dsnews.ua