• USD 36.6
  • EUR 39.7
  • GBP 45.2
Спецпроекты

Штурм Капитолия 2.0. Как в Бразилии план Трампа перепели

Сторонникам экс-президента Болсонару удалось захватить сразу три главных здания страны

Реклама на dsnews.ua

Радикальные сторонники "тропического Трампа" — проигравшего выборы осенью прошлого года Жаира Болсонару атаковали все три ветви власти государства, олицетворяющие Президентский дворец, Конгресс и Верховный суд. Это для многих напомнило события двухлетней давности — штурм Капитолия фанатами Трампа.

Однако в Бразилии события были более масштабными и катастрофическими.

В целом, участие в беспорядках в столице — городе Бразилиа — принимали, по предварительным данным, около 5 тыс. человек. Их шествие по городу завершилось штурмом правительственных зданий. Полиция не смогла этому помешать. В частности, в Конгресс сторонники Болсонару попали вообще с крыши. Помещения иногда размозжены.

Впоследствии полицейским удалось исправить ситуацию – все здания были уволены. За участие в массовых беспорядках задержано не менее 1500 человек. Им грозит до 12 лет тюрьмы.

Ожидаемый кризис

Стражи порядка считают, что штурмы парламента, Верховного суда и Президентского дворца были спланированы заранее. И это предположение вполне обосновано, ведь о приближении острого политического кризиса свидетельствовало много факторов, сформировавшихся как несколько лет назад, так и буквально в течение последних месяцев — после президентских выборов, на которых ультраправый Болсонару проиграл выборы левака Луису "Лула" да Силвы ("Рабочая" партия"), президенту Бразилии с 2003 по 2011 г. – 49,2% голосов избирателей против 50,8%.

Оба, кстати, считают приемлемым общение с Владимиром Путиным, несмотря на широкомасштабную российскую агрессию против Украины. Но к этому вернемся позже.

Реклама на dsnews.ua

Стоит отметить, что Болсонару, который во времена каденции попадал в многочисленные коррупционные скандалы и был нещадно критикуем из-за абсолютно неэффективной и, опять-таки, очень похожей на трампову, политику реагирования на пандемию Covid-19 (погибли около 700 тыс. бразильцев), отметился агрессивными, воинственными заявлениями и риторическим реваншизмом: сетовал на крах военной диктатуры, созданной после переворота 1964 г., и просуществовавшей до 1985 г.; периодически намекал на необходимость возвращения к старым порядкам, а ближе к завершению избирательной кампании вообще прямым текстом обещал, как и его сын-конгрессмен Эдуардо, события, аналогичные произошедшим в 1964 г.

Болсонару и его окружение грозили, что результаты выборов, если он проиграет, они не признают; что он просто так власть не отдаст.

Например, в сентябре 2021 г. Болсонару уверял свой электорат, что после попытки отстранить его от власти возможны только три варианта: тюрьма для него, его смерть или победа. "И говорю этим негодяям: Меня никогда не посадят!". Так что экзальтированным радикальным массам президент-популист обещал либо собственную победу, либо "гибель в борьбе".

Когда социологические исследования осенью показали, что его шансы на победу меньше, чем у да Силвы, он стал еще больше накачивать ядерный электорат – ультраконсерваторов и представителей радикальных, местами экстремистских организаций.

Свое обещание он выполнил – результаты выборов не признал. Однако в чем разница между бразильским кейсом и поведением Трампа в 2020-2021 гг.: Болсонар после поражения почти исчез из горизонта. Он большей частью молчал, а за два дня до завершения каденции выехал из страны в Орландо во Флориде. Это интересно, ведь именно Флорида – "сакральное" место для старого "друга" Болсонара – Дональда Трампа, где – в свои резиденции Мар-а-Лаго – он находится, пожалуй, чаще, чем в Нью-Йорке. И вишенка на торте: когда стало очевидно, что переворот провалился, Болсонару вдруг оказался во флоридском госпитале, жалуясь на острые боли в желудке.

Подготовка к перевороту

Пока Болсонару играл в молчанку, его сторонники не молчали. Напротив, они заметно активизировались. Во-первых, в соцсетях, где распространялись призывы брать в руки оружие и готовиться бороться за власть для Болсонару. Во-вторых, непосредственно на "улице".

Да, главными площадками для консолидации были традиционно Facebook и Twitter. В Facebook, согласно заявлению компании Meta, признавшей Бразилию зоной повышенного риска, продолжалась масштабная борьба с подобными призывами к перевороту и захвату власти. В Twitter, его новый владелец Илон Маск, подозрительно своевременно решил освободить весь бразильский офис, что помешало информационной борьбе с заговорщиками в этой сети.

Но, кроме этих двух соцмедиа, мятежники также активно использовали Telegram, где распространяли как агрессивные ролики и призывы (например, убивать детей сторонников да Силвы), так и непосредственно координировали действия и готовили беспорядки. Пример: поиск тысячи автобусов для транспортировки в столицу около 2 млн человек для проведения Festa da Selma – так сторонники Болсонару назвали гипотетический переворот, заменив в слове v на m (selva – боевой лозунг), чтобы алгоритмам было труднее находить эти конкретные посты.

За несколько недель до воскресных беспорядков в соцсетях увеличилось призывов к насильственным действиям, в частности к атакам на автозаправочные станции, нефтеперерабатывающие заводы и другую инфраструктуру, что могло парализовать страну, и прежде всего помешало правоохранительным органам соответственно реагировать на действия мятежников.

Кроме того, они перекрыли центральные автомагистрали в четырех штатах, разбили лагеря у военных баз, где пытались убедить командиров поддержать переворот; в столице после ареста одного из мятежников его единомышленники напали на полицейский участок. Еще стоит упомянуть о бомбе, заложенной под автобус в столичном аэропорту радикальным адептом Болсонара Джорджем Вашингтоном (ирония) де Оливейрой.

Не точка, а кома

Уже очень четко заметно различие между штурмом американского Капитолия и воскресными событиями в крупнейшей стране Южной Америки. В Бразилии подготовка к перевороту была действительно организованнее и масштабнее.

И время было выбрано очень рационально: новоизбранный президент да Силва уехал с рабочим визитом в штат Сан-Паулу. Очевидно организаторы мятежа рассчитывали на скорый захват власти и дальнейшее стремительное развитие восстания, которое сделало бы невозможным централизованное сопротивление власти. Но случилось, не думалось. Почему? Ответы на этот вопрос в ближайшее время, вероятно, дадут правоохранительные органы и эксперты, проанализируя весь план государственного переворота.

Что касается Болсонару, то он отвергает все обвинения в свой адрес. Однако комментируя воскресные события, он умудрился в серии твитов как вступиться за сторонников, когда напомнил о праве на демократический протест (то же делал, кстати, Трамп и верные республиканцы); но в то же время осудил захват государственных зданий и, опять же по трамповской методе, перевел стрелки на оппонентов – на левых, что, мол, делали то же в 2013 и 2017 гг. Однако ни 10 лет назад, ни 6 лет, штурмов главных правительственных зданий страны не было. Да и протесты состоялись в первом случае – из-за коррупции тогдашней президентки Дилмы Руссефф, а во втором – из-за нарушения прав коренных народов, а не из-за желания проигравшего выборы кандидата сохранить власть путем насилия.

Так или иначе, по крайней мере, переворот можно считать проваленным. С другой стороны, учитывая масштаб беспорядков и подготовки, неизвестно, закончилось ли все.

Как и неизвестно, какое будущее ждет Бразилию, поскольку, что при Болсонару, что, вероятно, при Силве усиливается маргинализация государства – движение в сторону альтернативной реальности, созданной авторитарными режимами, в частности России. Оба – экспрезидент и действующий президент – из числа тех мировых лидеров, чья позиция относительно полномасштабной войны РФ против Украины является чем-то между нейтралитетом (призываем к диалогу), выгодным Кремлю, и откровенным подыгрышем тому же Кремлю. Да Силва, например, в интервью Time заявлял, что ответственность за войну лежит одинаково и на России, и на НАТО, и на Украине.

    Реклама на dsnews.ua